Рунг

(Конец ХХ века)  

ЧИСТЮЛЯ

Очень часто приходится сталкиваться с преступлениями, которые были совершены под воздействием алкогольного или наркотического опьянения, снимающего контроль за поступками и стимулирующего агрессивное поведение.

Однако надо признать, что пьют спиртное сотни миллионов, миллиарды людей, но убийцами становятся лишь немногие. Вино не делает человека убийцей, а только проявляет его "натуру". Пьяный человек, взявший, например, нож, может ударить себя, может напасть на другого человека, а может и отбросить нож в сторону. Таким образом, алкоголь - это катализатор поступка, а не его причина.

И, конечно же, не шнапс виноват в убийствах, совершенных в феврале 1995 года Томасом Рунгом, ведь раньше, насилуя и убивая, он был трезв. Тогда ему все сошло с рук, а теперь, подогретый спиртным, он не смог скрыть своего настоящего лица. Пять лет даже самые близкие не знали, с кем имеют дело, и эти пять лет Томас навсегда запомнил как самые счастливые в своей жизни- без убийств.

Он был заботливым семьянином; и чтобы Ренате не приходилось ходить по магазинам за продуктами, каждую субботу после работы приносил их на целую неделю. Трое детей, и он считался прекрасным отцом. Ответственность за содержание семьи значила для него многое, если не все.

В ту субботу, 25 февраля, было все как обычно, но, вернувшись после работы, он неожиданно ощутил разочарование и подавленность, попытался заглушить их шнапсом. Чувствовал, что с ним что-то происходит, все иначе, не как раньше, а разбросанное по квартире белье вызвало в нем прямо-таки бешенство. Он всегда любил чистоту, а в тот момент вид беспорядочно разбросанных вещей окончательно разрушил его внутреннее равновесие. В заботливом семьянине вулканом заклокотала злоба.

Прежде всего ярость вскипела в отношении отца Ренаты Эдкардта Трути: мало того, что с ним на двоих приходится делить машину, так тот еще вмешивается и в воспитание детей. Дальше так продолжаться не может, решает Томас, и направляется к тестю, живущему в этом же микрорайоне, в квартале Берлин-Хеллерсдорф. Вместе выпили пива, и в какой-то момент, сам того не желая, Томас подошел к Эасардту и внезапно схватил его правой рукой за горло. Затем положил обмякшее тело в ванну и открыл краны.

Все, что случилось, позже Рунг объяснит просто: был пьян. Нашел и забрал 1800 марок.

Вышел на улицу и, остановив такси, сказал: "Мне нужна женщина". Водитель, не задавая лишних вопросов, отвез его на Штутгартен-Плац, где бордели работают 24 часа в сутки. Томаса тянуло к "общению", а имея деньги, нетрудно его найти. Он заполучил четырех женщин: "Вначале две таиландские "невесты", потом немка и на Литценбургер-штрассе - русская. С презервативом".

В воскресенье у Томаса был рабочий день, но лишь около полудня он, все еще пьяный, появился на работе. Это удивило всех, так как шеф и сотрудники никогда не видели его нетрезвым, и знали, что он даже к пиву не прикасается, пока не закончится рабочее время. Пьяного отправили прочь. Рунг потом дважды звонил своему шефу Хардеру. В первый раз он попросил отгул по поводу смерти тещи. Во второй - отпуск из-за убитого "кем-то" тестя. Зловещей оказалась шутка шефа: "Этот, видимо, изничтожит всю свою родню, лишь бы не работать".

Томас отправился домой, однако ни жены, ни детей там не оказалось. Предчувствуя неладное, Рената, когда полиция зарегистрировала смерть ее отца как несчастный случай, от греха подальше сбежала из дому вместе с детьми. Томас не выносил одиночества, и поэтому, отыскав себе компанию, протаскался по дискотекам и пивным до утра вторника. У него возникло прочное желание "еще с кем-нибудь поболтать". На этот раз он направился к лучшей подруге Ренаты Габриэле Проппе, которая часто присматривала за их детьми и находилась с семьей Рунг в самых хороших отношениях. Не подозревая ничего плохого, Габриэла впустила в свой дом Томаса, но его поведение шокировало женщину. Рунг бросил короткое "Привет!" и еще в прихожей разулся, снял с себя брюки и трусы.

Ошарашенная Габриэла стояла на пороге, одетая в легкий халатик. "Это меня возбудило", - скажет потом следователю Томас. "Маленькая Габи" не сопротивлялась, делала все, что он требовал. Получив удовлетворение, насытившись, ранний гость принялся ее душить. Удостоверившись, что жертва уже мертва, развел в спальне огонь.

После кровавого утра Рунг поехал в клинику для нервно больных, где в свое время он провел остаток наказания после попытки изнасилования в состоянии наркотического опьянения. От алкоголизма он лечился там же, и поэтому точно знал, что в закрытом отделении всегда были наркотики. Он без труда купил немного гашиша, накурился и отключился прямо на территории лечебницы.

Разбудили Томаса полицейские, искавшие его по подозрению в убийстве Габриэлы и тестя. В своих преступлениях сознался он не сразу, но когда начал говорить, то сказал куда больше, чем от него ожидали.

Проанализировав признания Томаса, криминалисты признали, что, действительно, убийство Эдкардта Трути весьма схоже внешне со случаем пятилетней давности. И тогда жертва была утоплена в ванне. Правда, более цинично. Маньяк заставил изнасилованную пожилую женщину саму заполнить ванну водой. Тогда, как признался Томас, у него вызвала отвращение кровь на полу, и он, оставаясь верен своей приверженности к чистоте и порядку, вытер ее бельем убиенной. Описывая подробности преступлений, он не без гордости сообщил, что всегда старался оставлять место преступления (если это случалось в помещении) аккуратно убранным.

Следующей жертвой стала 77-летняя Мелании Шарнов, домовладелица, к которой Рунг вошел под предлогом уплаты задолженности за жилье. Те же действия: вопрос о спрятанных деньгах, удары и пинки, удушающий прием. Он приволок Меланию в спальню и, прежде чем удушить, раздел, хотя на этот раз до изнасилования дело недошло.

Томаса допрашивали в связи с убийством пожилой женщины, но он так изворотливо лгал, Что в полиции ему поверили.

Тогда детективы взялись за 20-летнего Михаэля Магера, проживавшего в том же доме, где было совершено преступление. К нему умело применили вполне допустимые полицейские методы допроса, которые молодой парень не выдержал, он был запуган, бесконечно устал, начал давать противоречивые показания и в конце концов согласился со всем, что ему внушали и подписал все, что ему дали подписать. В результате - 8 лет тюрьмы.

Следующее, самое жуткое убийство Томас совершил ровно месяц спустя. Это произошло на, площадке для детских игр во дворе его собственного дома, вблизи от его квартиры. 22-летняя студентка Сузанна Маттес встретила свою смерть в страшных мучениях. Рунг соглашался: "На этот раз я был так жесток, как никогда. Девушка была очень чистой. Но она закричала и сказала, что она лесбиянка. Мне же было все равно. Она была хрупкого сложения". Маньяк получал удовольствие от того, что бил девушку, так что у нее изо рта вскоре пошла кровь, топтался и прыгал на ее голове, затем закопал ее голову в песочнице, и там Сузанна задохнулась.

Даже тогда для него все обошлось. И на этот раз был арестован человек невиновный -27-летний сосед, привлекший внимание необычным поведением, и постоянно твердивший: "Любовь".

Полицейским показался вполне подходящим мотив убийства: "Любовный порыв".

Суд состоялся, обвиняемый "признался" во всем, и только через 8 месяцев решением суда молодого человека выпустили из психушки.

А Томас уже не находил в себе сил, чтобы остановиться, он продолжал убивать. В начале декабря он предложил 87-летней Фриде Кремер проводить ее домой, взял под руку и привел на пункт сбора металлолома. Ее обнаженный труп обнаружили позднее.

Следующая жертва Рунга погибла в рождественский сочельник того же года. Была изнасилована и убита 62-летняя уборщица Жозефина Гросер в Нойкельне. "Женщина с корзиной шла вдоль канала. Она подчинилась мне" так как была одна. Я положил ее на землю. Жозефина не противилась, а только говорила, что ты, мол" такой тяжелый..." Утолив свою низменную страсть, он задушил ее и утопил в канале.

Серия убийств прервалась лишь тогда, когда Томас за другие, но не со смертельным исходом случаи насилия и воровства попал на четыре года в тюрьму.

Естественно, изучением психики Томаса Рунга занимались специалисты, и когда они у маньяка-убийцы спросили, думал ли он, какие страдания причиняет своим жертвам, Рунг ответил, что у него слишком много собственных проблем, чтобы думать еще и о других людях. У него нет ни малейшего сочувствия к своим жертвам. Только, может быть, "чуть-чуть к маленькой Раби".


Источник: Самые опасные маньяки