Румменигге Карл-Хайнц

, футболист

( 25.09.1955 года ) Липпштадт, маленький городок в Вестфалии, видимо, никогда не производил на свет более известной личности, чем Карл-Хайнц Румменигге. Эта фамилия (изначально — Румэникэ) имеет цыганское происхождение, и, может быть, по этой причине она хоть и довольно редка, распространена по всей территории Германии. 

Сайт: Футболисты мира

Статья: Карл-Хайнц РУММЕНИГГЕ



Родился 25 сентября 1955 года.

Страна Германия.

Амплуа нападающий

Клубы "Боруссия" Липпштадт (1963-1974)

"Бавария" Мюнхен (оба ФРГ)(1974-1984)

"Интер" (Италия) (1984-1987)

"Серветт" Женева (Швейцария)(1987-1988)

Титулы Чемпион Европы 1980

Вице-чемпион мира 1982 и 1986

Обладатель "Золотого мяча" лучшего футболиста Европы 1980, 1981

Победитель Кубка чемпионов 1975, 1976

Обладатель Межконтинентального кубка 1976

Чемпион ФРГ 1980, 1981

Обладатель Кубка ФРГ 1982, 1984

Лучший бомбардир чемпионата ФРГ 1980(26 голов), 1981(29)

Обладатель "Бронзовой бутсы" среди лучших бомбардиров Европы 1981

Участник чемпионата мира 1978

Лучший футболист ФРГ 1980

В Бундеслиге провел 310 матчей, забил 162 гола (1974-1984).

Сборная

1976-1986 Провел 95 матчей, забил 45 голов.

Липпштадт, маленький городок в Вестфалии, видимо, никогда не производил на свет более известной личности, чем Карл-Хайнц Румменигге. Эта фамилия (изначально — Румэникэ) имеет цыганское происхождение, и, может быть, по этой причине она хоть и довольно редка, распространена по всей территории Германии.

ДЕТСКИЕ ПОДВИГИ

В Липпштадте ее носил Хайнрих Румменигге — ремесленник, изготовлявший инструменты, и отец троих сыновей. Калле был средним. На лужайке близ его дома регулярно проводились футбольные баталии, участником которых мог стать каждый, кто заплатит 20 пфеннигов. Калле гонял мяч с пяти лет. Развитый не по годам, он легко обыгрывал 9-10-летних пацанов, так что окно в близлежащем доме иной раз распахивалось, и из него доносился голос какого-нибудь старожила: "И откуда ты, парень, такой взялся?"

Успехи маленького Калле сильно задевали старшего брата Вольфганга, который мнил себя великим футболистом (впоследствии он играл во второй бундеслиге). Старший пытался запретить среднему ходить на футбол, тот закатывал истерику и жаловался маме. Мама произносила свое властное слово, и тогда Вольфгангу поневоле приходилось брать Калле собой. Но ревность снова брала свое, и он отправлял братишку на трибуны, не беря его в команду. Тот несся домой, заливаясь слезами, и тогда перед Вольфгангом ставился ультиматум: или ты даешь играть Калле, или не будешь играть сам.

В Липпштадте были две футбольные команды — "Боруссия" и "Тевтония". Выбора перед братьями не стояло: конечно, надо было идти в "Боруссию": ведь за нее играл отец — Хайнрих. Играл нападающим, причем не без успеха. О нем часто писали в местных газетах. "Боруссия" при нем выступала в региональной лиге Вестфалии и в одном из сезонов лишь из-за сильного невезения не сумела пробиться во вторую бундеслигу. На выездные матчи он добирался на грузовых машинах.

В липпштадтской "Боруссии" были команды разных возрастов. Семилетнего Калле Румменигге включили в самую юную, маркированную буквой Е, пятой в алфавите. Конкуренции эта команда не знала никакой. Первый матч с участием вундеркинда закончился со счетом 11:0, а всего в 14 играх она забила 100 мячей, что даже для столь маленького возраста было беспрецедентно много.

В 9 лет его перевели в команду С, где играли 14-летние. И "цэшники", получив к себе маленького забивалу, установили рекорд города — 96 голов за сезон. В матче с "Бад-Вестеркоттеном", который завершился со счетом 31:0, Румменигге забил 16 (!) голов. "Не знаю, почему они поставили в ворота самого низкорослого парня. Стоило пустить мяч на полутораметровой высоте, как он гарантированно оказывался в сетке", — вспоминает он о своем детском достижении.

Слухи о таланте Карла-Хайнца распространились далеко за пределы Липпштадта. Его включили в юношескую сборную страну, которая совершила турне по Англии. Вскоре после этого турне в дом пришел конверт с маркой, на которой был изображен Конрад Аденауэр, и гербом клуба "Шальке". "Уважаемые госпожа и господин Румменигге, — говорилось в письме. — Пришлите же наконец своего сына к нам в школу!"

Весь Липпштадт целый день обсуждал это послание. Только не семья Румменигге. Мать безапелляционно заявила: "Так рано не отпущу своих мальчиков из дома!"

Вот и пришлось Калле оставаться в своем родном городе до 17 лет. Его юношеская "Боруссия" достигла максимального уровня, которого могла достичь, — первого дивизиона лиги Вестфалии (поднявшись при этом на две ступеньки вверх).

После школы встал вопрос, куда идти работать. Поначалу он собрался устроиться на чулочную фабрику, но тут освободилась вакансия в Народном банке, которую он поспешил занять. В банке он прослыл прилежным учеником, и директор в качестве поощрения отпускал его на несколько часов в рабочее время, когда ему нужно было потренироваться или поиграть.

ДЕБЮТ В "БАВАРИИ"

Предложение от "Баварии" поступило в 1974 году, когда Румменигге уже полтора года работал в своем банке. Была, конечно, и масса других, но "Бавария" стояла особняком. Пренебрегать таким шансом было нельзя. Технический директор клуба Макс Меркель лично приезжал разговаривать с его отцом.

Помимо всего прочего, это еще были и немалые деньги: 8000 марок в месяц, не считая карманных расходов и премий. Но деньги в данном случае интересовали Карла-Хайнца во вторую очередь. Позже выяснилось, кстати, что менеджер Шван положил Румменигге значительно больший оклад, чем другим парням, пробовавшимся в "Баварии", — такой он был проницательный человек.

Чемпионы мира получили право на дополнительный отдых, и первые дни тренировочного сбора в Херцогенаурахе прошли без них. "Великие" — Беккенбауэр, Майер, Мюллер, Брайтнер, Хенесс, Шварценбек — подъехали на автобусе, когда "Бавария" собиралась провести спарринг с местным клубом. В их действиях еще сквозила расслабленность, и матч едва удалось свести к ничьей — 3:3. Румменигге вышел на поле во втором тайме и сделал голевой пас Герду Мюллеру. "Хорошо, мальчик!" — поблагодарил "Толстячок".

"Нам нужен правый край, — сказал ему Ули Хенесс, с которым они стали селиться в одной комнате. — Это твой шанс. Постарайся им воспользоваться!"

У Карла-Хайнца в команде появилась кличка — Красные Щечки. Его называли так потому, что кровь очень часто приливала к его щекам: он был еще очень застенчивым. "Но лучше иметь такую кличку, чем никакую. Это значит, что тебя замечают", — думал Калле.

В контрольном поединке с "Вердолем" "Бавария" победила — 12:0. Мюллер забил 11 (!) мячей, двенадцатый достался Румменигге. Тем временем подошла пора открывать чемпионат. Первый матч "Бавария" проводила в Оффенбахе с местным "Киккерсом". Так получилось, что в канун поединка по разным причинам выбыли из строя несколько основных игроков — Рот, Дюрнбергер, Торстенссон. Тренер Удо Латтек сказал Калле: "Хорошенько выспись — завтра играешь!"

Услышав ошеломляющую новость, Румменигге, конечно же, не сомкнул ночью глаз, многократно прокручивая в мыслях свои виртуальные единоборства с игроком по фамилии Фасс (красноречивее некуда!), который должен был стать его первым визави.

Перед матчем в отеле, увидев его рядом с Мюллером, журналисты съязвили: "Герд, с каких это пор ты водишься с любителями автографов?" "Ты, наверное, не знаешь этого парня. Его фамилия Румменигге, запомни", — приструнил хама Мюллер.

"Бавария" проиграла с треском — 0:6. "Несмотря на такой счет, я провел матч неплохо, — вспоминал Румменигге. — Может быть, все бы пошло по-другому, забей я гол при 0:1. Хадевиц навесил с фланга, я уже собрался нанести удар, как вдруг услышал голос Вундера: "Пропусти мяч". Эта реплика сбила меня с толку. Я все-таки нанес удар, но вратарь его парировал".

Первый гол в официальном матче за "Баварию" Румменигге забил на Кубок "Штутгарту", с лета переправив передачу Райнера Цбеля под перекладину. В газетах появились хвалебные заголовки: "Наконец-то у "Баварии" появился настоящий правый край!", "Гнать дорогого (700 000 марок) Вундера, да здравствует дешевый (17 500 марок) Румменигге!"

ПОПРАВИЛСЯ С ПОМОЩЬЮ… СОЛЖЕНИЦЫНА

"Бавария" отправилась на коммерческий матч в Рим с "Лацио", и по дороге в самолете Карла-Хайнца хватил приступ аппендицита. Врач команды Ричи Мюллер нашел в Вечном городе лучшего специалиста, а Шван не пожалел 10 тысяч марок из тех 130 тысяч, что "Бавария" получила за этот матч. "Проследи, чтобы с Калле все было нормально", — сунул он эти деньги своему медику.

Ричи Мюллер обегал книжные лавки Рима в попытках найти что-нибудь на немецком языке. И нашел … "Архипелаг ГУЛаг" Солженицына! За четыре дня, что он находился в клинике, запоем прочитал это произведение.

Через три недели после операции Калле уже снова был на поле. Матч Кубка чемпионов с "Магдебургом" складывался тяжело — в первом тайме "Бавария" проигрывала — 0:2. Латтек задумал изменить ситуацию, выпустив Румменигге. И эта мера блестяще подействовала. В итоге получилась победа — 3:2.

В чемпионате дела у клуба шли плохо: "Бавария" опустилась на 13-е место в таблице, на 14-е… Чемпионы мира — в зоне вылета: позор, да и только. Латтек нервничал, срывался, тасовал состав. Румменигге часто оказывался на лавке. В гамбургском аэропорту с уст Латтека впервые слетело слово "Руммельфлиге" (в переводе что-то вроде "надоедливая муха"). Так его фамилию потом привыкли искажать все. "Сейчас я воспринимаю это слово как шутку, но тогда оно меня ужасно бесило, — вспоминает Калле. — Я перестал относиться к Латтеку с доверием".

Президент клуба Нойдеккер — тоже. В канун Рождества 1974 года он уволил Латтека. Почему-то почти всех тренеров он выгонял именно в предрождественские дни. Так происходило до этого с Зебецем, позже — с Крамером и Лорантом.

С преемником Латтека — Детмаром Крамером — отношения у Румменигге сложились совершенно другие. Интеллигентный и корректный человек, побывавший в качестве тренера ФИФА в 70 странах мира, Крамер стал для него дедушкой, кумом, братом, другом в одном лице. Он любил оказывать маленькие знаки внимания. Когда Калле забил гол "Штутгарту", спасший для "Баварии" ничью (1:1), он отправил ему в подарок бутылку шампанского.

Однажды произошел такой забавный случай. В один из мюнхенских ресторанов повадился ходить стройный блондин, который заказывал себе самые дорогие блюда, а когда наступала пора расплачиваться, говорил: "Я — Румменигге из "Баварии". Один раз, другой… Потом хозяин ресторана заявил в полицию, которая взяла Карла-Хайнца под стражу. Об этом быстро стало известно Крамеру, который не пожалел ночь на то, чтобы доказать, что его подопечный невиновен и под его именем "работал" какой-то шутник. Румменигге отблагодарил наставника на его же манер — бутылкой виски.

Карл-Хайнц взял свое через год, когда "Бавария" в третий раз подряд выиграла престижный трофей. Он принял участие в победе над "Сент-Этьеном" в Глазго. Перед игрой врач Ричи Мюллер, видя, что юноша ужасно нервничает, дал ему для успокоения выпить коньяка. На победном банкете они остались в баре со Шварценбеком одни, когда все остальные отправились спать в номера. Пили виски с колой, а когда кола кончилась — чистый виски.

ЗАКАНЧИВАЛ КАРЬЕРУ КАК ЛИБЕРО

2 сентября 1975 года Калле сыграл за вторую сборную Германии. Перед матчем в раздевалке Хельмут Шен сказал ему: "Проявишь себя — возьму в Вену на игру с Австрией". Лучше бы он этого не говорил, поскольку Румменигге стал нервозным, и его "смотрины" не удались.

В июле 1976 года Калле был призван в бундесвер. "Крамера волновал вопрос: как подействует на меня служба в армии — выбьет из колеи или сделает из меня мужчину? После того как в первой своей отлучке я забил три гола "Теннис-Боруссии", а во время второй помог "Баварии", проигрывавшей по ходу 1:4, победить "Бохум" — 6:5, он однозначно склонился ко второму мнению".

Как, наверное, и Хельмут Шен. Он оценил перемены, происшедшие в Румменигге, и 6 октября впервые доверил ему защищать честь страны. Германия победила Уэльс — 2:0, а Шен сказал: "Калле был у нас лучшим".

В 1980 году Румменигге был бесспорным лидером сборной, победившей на чемпионате Европы. А вот чемпионом мира, несмотря на три попытки, он так и не стал. Отчасти виной тому — травмы. Долгое время они обходили его стороной: в 1977-1982 годах Калле провел в бундеслиге 160 матчей без перерыва! Но в марте 1982-го он получил первую из череды травм, которые с этого времени преследовали его до самого конца карьеры.

Румменигге поехал нездоровым на мундиаль в Испанию, но даже в таком состоянии умудрился совершить подвиг: выйдя на замену в добавочное время полуфинала с Францией при счете 1:3, он способствовал колоссальному моральному подъему, сам забил один гол и помог своей команде вырвать победу.

Похожая история произошла на следующем мировом первенстве в Мексике. Травмированный Румменигге вышел на замену в финале с Аргентиной. С ним немцы отквитали два гола (автором одного из них стал Карл-Хайнц), но потом все же пропустили третий мяч — 2:3.

Последние годы выступлений в "Баварии" Карл-Хайнц действовал в нападении на пару с братом Михаэлем (однажды они сыграли вместе и за сборную). В 1984 году он был продан за рекордную для бундеслиги сумму в "Интер", где составил атакующий дуэт с Альтобелли. Последние два сезона карьеры он провел в швейцарском "Серветте", причем какое-то время — на позиции либеро (!). Во втором сезоне-88/89 он вернулся к такой потрясающей форме, что выиграл соревнование бомбардиров. Однако принятое ранее решение оставить футбол не изменил. С 1989 года он работает в "Баварии", занимая пост вице-президента.