Рузвельт

(11 ноября 1884 года - 7 ноября 1962) Так же, как и ее муж, Франклин Делано Рузвельт, не был обычным президентом, она не была обычной Первой леди. Она вошла в историю Америки как общественный и политический деятель, автор книг, публицист и дипломат, В 1946 году аккламацией ее избрали председателем комитета по защите прав человека при Организации Объединенных Наций. Гарри Трумэн назвал ее "Первой леди мира" и подчеркнул, "что она интересуется не только Соединенными Штатами, но и всем миром".  

Первая леди мира

Элеонора Рузвельт, единственная среди жен американских президентов выполняла функции Первой леди более четырех сроков, с марта 1933 по 12 апреля 1945 года.

Так же, как и ее муж, Франклин Делано Рузвельт, не был обычным президентом, она не была обычной Первой леди. Она вошла в историю Америки как общественный и политический деятель, автор книг, публицист и дипломат, В 1946 году аккламацией ее избрали председателем комитета по защите прав человека при Организации Объединенных Наций. Гарри Трумэн назвал ее "Первой леди мира" и подчеркнул, "что она интересуется не только Соединенными Штатами, но и всем миром".

В последующие тринадцать лет Элеонора Рузвельт по результатам социологического опроса была "женщиной, которой больше всего восторгались в мире".

В отличие от всех предшествующих жен президентов Элеонора использовала средства массовой информации, чтобы познакомить общественность со своей широкой и всеобъемлющей деятельностью. Элеонора - прототип современной Первой леди, которая принимает участие в общественной жизни, демонстрируя самостоятельность и независимость. Как никто из ее предшественниц в Белом доме, она после смерти мужа собственными достижениями еще больше укрепила свой престиж.

Энн Элеонора Рузвельт родилась 11 ноября 1884 года в Нью-Йорке и была первым ребенком Эллиота и Энни Ливингстон Холл Рузвельт. Брак родителей распался из-за пристрастия отца к алкоголю.

В раннем детстве Элеонора не отличалась особой красотой. Она называла себя "гадким утенком". Ее мать, напротив, считалась красавицей. Автобиография начинается словами: "Моя мама была одной из самых красивых женщин, которых я когда-либо видела".

Элеонора была робкой, замкнутой девочкой со многими комплексами, поэтому мать часто подсмеивалась над ней в присутствии других и, подчеркивая ее внешность и поведение, называла маленькую дочь "бабушкой". Гостям говорилось: "Моя дочь "смешная девочка". Позже Элеонора вспоминала: "Моя мама усиленно старалась привить мне хорошие манеры, которые должны были возместить мою внешность. Но именно эти старания заставляли меня еще больше осознавать мои недостатки". Отец, в отличие от матери, проявлял к дочери непомерную любовь. Он нежно называл ее "маленькая Нел" и брал на прогулки в клуб верховой езды. Однажды шестилетняя Нел сопровождала отца в клуб, и там он совершенно забыл о ней, напившись с друзьями в баре. Спустя несколько часов ее нашел полицейский и отправил домой на такси. Отца Элеонора любила больше всех на свете. Несмотря на его порок, она всегда говорила о нем с нежностью и уважением. К сожалению, его часто не бывало дома, но дочери он писал письма, наполненные любовью, а когда возвращался домой, Элеонора была счастлива и оживала, но ненадолго. Он снова уезжал, а она замыкалась в себе.

В декабре 1892 года, когда Элеоноре было восемь лет, от дифтерии умерла мать, а через два года она потеряла и любимого отца. После смерти матери Элеонора с двумя братьями переехали в Нью-Йорк к бабушке. Валентин Холл была богатой вдовой и решила дать осиротевшим внукам хорошее воспитание. Элеонора брала уроки верховой езды, танцев, пения и музыки, а потом стала изучать литературу.

На приемах эта не очень красивая девушка не привлекала особого внимания. Она не преуспевала в танцах, поэтому не всегда хорошо чувствовала себя в обществе сверстников. Она была уже подростком, когда на одном из семейных праздников ее пригласил на танец дальний родственник, Франклин из Хайд-Парка.

Ее дядя, будущий президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт, поощрял ее занятия спортом. Когда однажды она боялась войти в воду, он просто столкнул ее в бассейн, а затем научил плавать и прыгать с вышки.

В 1899 году бабушка Валентин отправила пятнадцатилетнюю внучку в Лондон, в высшую женскую школу "Элленсвуд". Здесь проявилась ее любовь к науке, она научилась политической и религиозной терпимости. Невероятно большое влияние на взгляды ученицы оказала директор школы Мария Саувестре. В лондонской школе она научилась, как нужно одеваться и наводить макияж, чтобы произвести, по возможности, лучшее впечатление.

В эти годы Элеонора объездила многие европейские страны. Самостоятельно ездила в Париж, что в то время было не совсем привычно.

Когда ей исполнилось 18 лет, бабушка решила, что пришло время внучке закончить образование в Англии и вернуться домой, чтобы присмотреть подходящего супруга. В Нью-Йорке ее ожидала светская жизнь: приемы, балы, вечера за чашкой кофе. Эти мероприятия были ей не по душе, и не каждый молодой человек осмеливался пригласить на танец девушку такого высокого роста (более 180 см).

Элеонора, которая и сейчас считала себя "гадким утенком", была высокой и стройной, но выдающиеся вперед зубы портили лицо. Иногда на семейных вечерах она встречала дальнего родственника, Франклина. Этот высокий, стройный, общительный молодой человек приятной наружности заинтересовался Элеонорой. У обоих были серьезные намерения в жизни, оба живо интересовались общественными и политическими проблемами. В задушевных беседах от Элеоноры исходило какое-то привлекающее обаяние.

Они начали встречаться, и в ноябре 1903 года Франклин сделал ей предложение. Элеонора удивилась: "Я не смогу удержать его возле себя. Он так хорошо выглядит". Но когда улеглось ее изумление, она решительно сказала "да".

Позже она вспоминала, что тогда они оба были слишком молоды и неопытны. Когда решили пожениться, она была уверена, что влюблена в него. "Но лишь теперь я знаю, много лет спустя, что значит действительно быть влюбленной и любить".

Властная и не терпящая возражений мать Франклина, Сара Рузвельт, была решительно против этого брака, считая, что для женитьбы он еще слишком молод. Кроме того, она оберегала его с болезненной ревностью. С твердым намерением отдалить обожаемого сына от Элеоноры она пригласила его на прогулку по Карибскому морю. Но ей не повезло. По возвращении Франклин поспешил к Элеоноре, и в конце концов матери пришлось согласиться. Осенью 1904 года Элеонора и Франклин назначили день свадьбы на 17 марта 1905 года, когда президент Теодор Рузвельт должен был прибыть в Нью-Йорк, чтобы принимать традиционный парад в День Святого Патрика.

К алтарю племянницу Теодор Рузвельт вел вместо ее покойного отца. Он позволил себе намек: "Хорошо, что имя остается в семье". Как потом выяснилось, в семье осталось не только имя, но и президентство.

Свадьба Элеоноры и Франклина стала большим общественным событием. Перед домом на 76-й улице в Манхэттене собралась толпа, за порядком следили 75 полицейских. На свадьбу были приглашены 200 гостей, а молодожены получили 340 подарков.

Так как Франклин был еще студентом юридического факультета Колумбийского университета, свадебное путешествие молодые перенесли на каникулы. Они поехали в Европу, откуда привезли много книг и фотографий из Италии, Франции, Германии, Швейцарии и Шотландии. Возвратившись, поселились в доме, который для них сняла и обставила по своему вкусу мать Франклина. Свекровь все держала в своих руках: набирала прислугу, решала вопросы отпуска, вмешивалась в воспитание детей.

У Элеоноры и Франклина было шестеро детей, пять сыновей и одна дочь. Энн была первым ребенком (родилась в 1906 году). После нее появились на свет: Джеймс (1907), Франклин (1909, умерший в возрасте восьми месяцев), Эллиот (1910), Франклин Делано (1914) и Джон Аспинуол (1916). У всех детей распался первый брак. Потом они женились вторично, некоторые из них стояли перед алтарем в третий и даже в четвертый раз.

В то время как Франклин Делано Рузвельт постепенно поднимался по служебной лестнице, Элеонора увлеклась политикой. "Долг каждой женщины жить интересами мужа", - говорила она. В 1910 году, когда Франклин Рузвельт добивался в Нью-Йорке должности сенатора, Элеонора считала политику занятием для мужчин, удивляясь тому, что ее муж выступал за предоставление женщинам избирательных прав. Франклин убедил ее в том, что женщина должна иметь равные права с мужчиной. Когда его избрали сенатором, они переехали в Олбани, столицу штата Нью-Йорк. Элеонора была счастлива избавиться от деспотичной свекрови. "Мне хотелось независимости. Только теперь я поняла, что во мне росло желание развивать собственную личность".

В Олбани она присутствовала на заседаниях Ныо-Йоркского парламента и интересовалась деятельностью местных политических органов. Встречалась со многими политиками и публицистами, беседовала с ними. В 1912 году она сопровождала мужа на съезд демократической партии, где кандидатом на пост президента выбирали Вудро Вильсона. В 1913 году президент назначил Франклина Рузвельта помощником морского министра, и они переехали в Вашингтон. С этого времени Элеонора участвовала во многих приемах, сама принимала политиков в доме и вела политические дискуссии.

Во время первой мировой войны Элеонора помогала в работе Красного Креста, шила одежду для солдат, работала в солдатской столовой, хотя до конца жизни так и осталась неважным кулинаром. Единственным блюдом, которое ей удавалось, была яичница, поэтому она часто предлагала ее гостям. Кроме того, она полностью отвергала спиртные напитки.

В 1918 году из путешествия по Европе Франклин вернулся с воспалением легких. Элеонора заботилась о больном муже и просматривала его корреспонденцию. Именно тогда ей в руки попало письмо, из которого следовало, что ее муж поддерживал интимные отношения с некой Люси Пейдж Мэсер, молодой, красивой женщиной, которая с 1914 года была его секретаршей. Это открытие едва не разрушило их брак. Много лет спустя Элеонора доверительно поведала друзьям: "Для меня тогда рухнул весь мир". Вначале она предложила мужу развод, но потом они пришли к заключению, что, учитывая интересы детей и его политическую карьеру, такое решение было бы неразумным. Франклин обещал порвать с Люси, а Элеонора простила ему нарушение супружеской верности, но уволила Люси, которая вскоре поступила на военную службу. В 1920 она вышла замуж. Много лет спустя Рузвельт возобновил отношения с уже овдовевшей Люси. В день его смерти, 12 апреля 1945 года, она была у него в Уорм-Спрингс. Письменно Элеонора никогда не высказывалась об этом, но друзьям сказала: "Я могу простить, но не забыть".

Этот роман оставил глубокий след в супружеской жизни Рузвельтов, прежняя теплота отношений и доверие никогда не вернулись. Элеонора продолжала заботиться о муже, но всегда сохраняла определенную дистанцию по отношению к нему и свекрови. Она жила своими интересами и демонстрировала независимость. Биографы единодушно утверждают, что с этого времени они спали в разных спальнях.

В начале 1919 года Элеонора, сопровождая мужа во время поездки в Англию и Францию стала свидетельницей Версальской мирной конференции. В Вашингтоне продолжала поддерживать раненых ветеранов войны, посещала их в госпиталях, приносила подарки, подбадривала.

Она активно занималась проблемами американских женщин, особенно условиями работы на промышленных предприятиях. На военную службу уходило все больше и больше мужчин, а на предприятих возрастало количество работающих женщин, поэтому в октябре 1919 года Элеонора приняла участие в Международном конгрессе работниц.

В 1920 году Рузвельт был выдвинут на пост вице-президента от демократической партии. Элеонора участвовала в предвыборной кампании, помогая подготовить речи и публично поддерживала Лигу Наций, против которой ожесточенно боролись республиканцы. Проводила большую кампанию по привлечению американских женщин к выборам. Научилась машинописи и стенографии.

Демократы проиграли на выборах 1920 года, Элеонора вернулась с мужем в Нью-Йорк.

В августе 1921 года 39-летний Франклин Рузвельт заболел полиомиелитом. Его мать настаивала на том, чтобы он отошел от общественной жизни, но Элеонора энергично возражала. Подбадриваемый женой, он начал бороться с болезнью. Любое достижение воспринимал как важную победу, хотя до конца жизни мог передвигаться только в коляске. Много лет спустя Элеонора вспоминала, что "болезнь мужа окончательно заставила меня стать на собственные ноги. Его болезнь оставила отпечаток на моем отношении к его, моей жизни и жизни наших детей". Ту зиму 1921-22 годов она считала "самым тяжелым испытанием в жизни".

Рузвельт решил продолжать политическую карьеру, Элеонора активно помогала ему в этом. Она приглашала политиков в резиденцию Рузвельта, выступала с докладами, собирала деньги для предвыборной кампании демократов, даже получила водительские права, хотя никогда не считалась хорошим водителем. Одна из ее многочисленных опубликованных статей этого периода называлась "Почему я стала демократом?". В ней она выступает не только от собственного имени, но и от имени мужа: "Демократическая партия больше заботится о благосостоянии и интересах общества, чем об интересах крупных капиталистов". Вначале она уверяла мужа, что будет активно работать, пока он не восстановит силы, но вскоре заявила, что политическая деятельность приносит ей моральное удовлетворение.

Элеонора считала себя плохим оратором. Искусству публичных выступлений ее научил друг дома, Луис Мак-Генри Гау, редактор "Нью-Йорк Геральд". После этих уроков она приобрела уверенность.

На съезде демократической партии 1924 года Элеонора Рузвельт говорила о тех вопросах предвыборной программы, которые требовали равноправия женщин. Для кандидата от демократов на пост президента, Ал. Смита, Франклин Рузвельт организовал предвыборную кампанию в штате Нью-Йорк.

Элеонора занималась и экономическими вопросами, что для того времени было не совсем обычно. Вместе с подругами она купила в Нью-Йорке школу для девочек, была там заместителем директора и преподавала историю. Кроме того, открыла мебельную фабрику, куда принимались безработные из сельских регионов.

В 1928 году Франклин Делано Рузвельт стал губернатором штата Нью-Йорк. Для Элеоноры это означало дополнительные обязанности. Как супруга губернатора она посещала тюрьмы, больницы и другие общественные заведения и рассказывала мужу об их работе. Мнения их не всегда совпадали. Главные разногласия вызвал сухой закон, который Элеонора хотела сохранить. Она не разделяла критическое отношение мужа к Лиге Наций, но в подавляющем большинстве обсуждаемых вопросов их мнения совпадали. Когда в 1932 году демократическая партия выставила кандидатуру Франклина Рузвельта на пост президента, Элеонора поначалу сдерживала эмоции, но во время предвыборной борьбы помогала мужу, собирая необходимые материалы для его речей. Появлялась вместе с ним на собраниях, работала в отделе женщин от демократической партии. В честь победы Франклина Делано Рузвельта над Гувером в ночь выборов даже выпила немного шампанского.

Она хорошо понимала, что ее муж стал президентом в чрезвычайно трудное время: Соединенные Штаты переживали глубокий кризис, многие люди лишились работы, не имели самого необходимого для жизни, массовым явлением стал крах банков и предприятий.

Перспектива жить в Белом доме пугала Элеонору. Она боялась стать пленницей протокольных мероприятий и потерять свою личность, но все эти страхи оказались напрасными. Обязанности супруги президента открыли перед Элеонорой новые, более широкие возможности деятельности. Хотя она была самостоятельной женщиной и имела собственные политические убеждения, но никогда не стремилась сделать политическую карьеру. Франклин считал, что супруга слишком нетерпелива, поэтому не сможет быть хорошим политиком.

Но так как ее муж стал президентом, она сделала все, чтобы помочь ему выполнять свои обязанности. Она часто ездила с ним по стране, встречалась с избирателями. Ей были уже знакомы трущобы, сиротские дома и фабрики. В сатирическом журнале "Нью-Йоркер" появилась карикатура: под землей работают шахтеры, один из них, отбросив кайло, поднимает лампу повыше и говорит другому: "Боже мой, к нам идет миссис Рузвельт".

Американская аристократия, традиционалисты, расисты и консерваторы различного рода не могли простить Элеоноре, что у нее так много "общего с этим сбродом".

Однажды Элеонора посетила школу для трудных детей, которую частично финансировала, и когда увидела, какими грязными были помещения, взяла веник и начала мести пол.

Во время второй мировой войны Элеонора Рузвельт посетила тюрьму в Балтиморе. Чтобы прибыть туда вовремя, она рано вышла из Белого дома, даже не сказав мужу, куда едет. После обеда Рузвельт хотел обсудить с женой некоторые вопросы, позвонил секретарю и спросил, где Элеонора. "В тюрьме, господин президент". - "Не удивляюсь, - послышалось в ответ. - Но что она натворила?"

В Западной Виргинии по инициативе Элеоноры и при поддержке властей была открыта образцовая колония Артурдейл для местных фермеров, однако в 1942 году из-за финансовых затруднений ее вынуждены были закрыть. Когда государственный секретарь министерства внутренних дел, Гарольд Икис, пожаловался президенту на то, что Элеонора принимает безответственные финансовые решения, Рузвельт ответил: "В отличие от большинства представительниц ее пола, моя жена вообще не умеет обращаться с деньгами".

Элеонора Рузвельт опекала Национальную молодежную организацию, основанную в 1935 году для оказания помощи молодежи в поисках работы. Будучи Первой леди, она посещала городские кварталы, где жили негры, выступала против избирательного налога, поддерживала законы, запрещавшие суд Линча, принимала негров на работу в Белом доме. Некоторые сотрудники Рузвельта придерживались мнения, что она ведет себя слишком вызывающе по отношению к неграм. Из политических соображений Франклин Рузвельт не стал поддерживать участие жены в судьбах этих людей, не желая терять голоса демократов из южных штатов. Благодаря Элеоноре негры отошли от республиканцев, которых поддерживали до этого, и присоединились к сторонникам демократов.

На критику в адрес Элеоноры Рузвельт обычно реагировал очень спокойно: его жена ходит "куда хочет, говорит с кем хочет, и чему-нибудь учится при этом". Если Элеонора спрашивала мужа, не испытывает ли он затруднений из-за ее активной деятельности и выступлений, он успокаивал ее словами: "Леди, у нас свободная страна. Я пользуюсь собственными методами общения с соотечественниками, а если у меня и возникнут затруднения, я всегда найду возможность оградить себя от них".

В 1939 году Элеонора перегнала своего мужа в популярности, 67% американцев оценили ее активность на "хорошо", в то время как Франклину Рузвельту такую оценку дали лишь 58%. По результатам социологического опроса Элеонора Рузвельт считалась женщиной, которой больше всего восторгались, но и которую больше всего критиковали в истории США.

Если активность и популярность супруги президента измерить количеством статей, опубликованных в авторитетной газете "Нью-Йорк Тайме", то Элеонора Рузвельт намного превосходит всех Первых леди США. Во многом способствовали этому, конечно, те 13 лет, которые она провела в Белом доме. Если в качестве основы для сравнения взять только первый год президентского правления, то только Жаклин Кеннеди опередила ее. Между 4 марта 1933-го и 12 августа 1945 года Элеонора Рузвельт приняла участие почти в 5900 мероприятиях, прочла большое количество лекций и докладов. Автор Мира Гатин подсчитала, что она выступила с обращениями около 1400 раз.

Элеонора постоянно разъезжала. К радости владельцев воздушных линий, она любила летать самолетами и в первый год жизни в Белом доме налетала более 50 000 км, во второй - 68 000 км. Ее называли "летающая Первая леди". В те времена, когда летать самолетом считалось опасным, она во многом способствовала изменению этого мнения.

Не всем нравились частые поездки супруги президента. Некоторые считали, что она должна больше внимания уделять семье или следить за порядком в Белом доме. Но это было несправедливо. Она всегда была со своими детьми, если у них возникали какие-нибудь проблемы, находилась рядом с сыном Джеймсом, когда в Миннеаполисе ему предстояла тяжелая операция; была у Франклина, когда он попал в автокатастрофу в Виргинии; приехала в Сиэтл к дочери Энн, когда родился ее первый ребенок, а в Калифорнии она была у Эллиота, когда он собирался разойтись с женой.

Избиратели, знавшие об ее участии в общественной, экономической и политической жизни, засыпали ее письмами; только в 1943 году она получила их более 300 000, которые сотрудники читали и раскладывали по темам, на многие Элеонора отвечала сама, другие передавала президенту.

Публицистический талант Элеоноры не вызывал никаких сомнений. В 1934 году она начала писать для журнала "Вуменс Хоум Компаньон" постоянные комментарии под заголовком "Страница миссис Рузвельт". В 1945 году начала писать для журнала "Мой день". С тех пор ее статьи перепечатывались многими журналами. Регулярно давала интервью по радио, не говоря уже о докладах. Свои гонорары, а в год они составляли более 75 000 долларов, полностью отдавала на благотворительные цели. С 1942 года регулярно писала для популярного журнала "Ледис Хоум Журнал" различные статьи под названием "Если вы спросите меня", а в 1949 году у нее был столбец в еженедельнике "Мисс Колл". Некоторые из ее статей служили мужу тестом проверки реакции общественного мнения о предполагаемых политических мероприятиях. Политики внимательно читали ее статьи и пытались сделать заключение о политических намерениях президента.

В середине тридцатых годов по настоянию друзей Элеонора начала вести дневник. Закончив работу, она показала воспоминания мужу, чтобы он внес коррективы. Дневники были опубликованы в 1937 году под названием "Это моя история" и стали бестселлером.

Элеонора Рузвельт имела либеральный образ мыслей. В 1936 году она вышла из консервативной организации "Дочери американской революции", после того, как ей отказались предоставить концертный зал в Вашингтоне для известной негритянской певицы Марион Андерсон.

От мужа она потребовала занять более четкую позицию поротив генерала Франко.

В тесном содружестве работала с Джозефом Лэшэм, секретарем Союза американских студентов. ФБР подозревало Лэша в левых взглядах и установило за ним тщательное наблюдение. В день запланированной встречи Элеоноры с Лэшэм в одном из отелей Чикаго использовали аппарат для подслушивания. Франклин Рузвельт был возмущен, узнав об этом. Когда в 1939 году друзья Элеоноры из "Конгресса американской молодежи" были вызваны в комитет конгресса свидетелями по делу об антиамериканской деятельности, она пригласила их в Белый дом и сопровождала потом на слушание сторон.

После окончания второй мировой войны Элеонора осудила маккартизм. Все эти годы в ФБР собирали материал об активистах конгресса, а Д. Эдгар Гувер назвал Элеонору "старая каркающая ворона".

Элеонора не хотела иметь личной охраны, поэтому в службе безопасности ей предложили носить с собой оружие, но она отклонила это предложение. После долгих уговоров она согласилась учиться стрельбе на полигоне ФБР. Несколько раз побывала там, но Д. Эдгар Гувер сказал Рузвельту: "Если и есть в Америке кто-либо, кому противопоказано носить оружие, так это ваша супруга. Она не может попасть даже в ворота сарая". Позже один из охранников Рузвельта, Эрл Миллер, научил ее обращаться с оружием, и с тех пор у нее в машине был пистолет, хотя и не всегда заряженный. Элеонора ценила общество Миллера, что тотчас отразилось в слухах. Говорили, что они достаточно близко знакомы друг с другом. Миллер как-то сказал: "Не спят с той, кого называют "миссис Рузвельт".

Элеонора одевалась не очень элегантно. И это, может быть, стоит отнести к ее преимуществам. В годы кризиса модная одежда могла вызвать лишь ненужное возмущение. Когда она узнала, что ее внесли в список десяти самых элегантных женщин, то недоверчиво спросила: "Правда?" Обычно Элеонора устраивала три приема в неделю. Считалось, что она - глаза, уши и ноги президента, поэтому была там, куда ему стоило больших трудов добраться. Очень часто и гостей она принимала вместо него.

Элеонора не курила и не любила курящих женщин, но поборола эту неприязнь и даже создала прецедент, введя обычай после ужина предлагать сигареты и дамам.

Если Элеоноры Рузвельт не было в Вашингтоне, обязанности Первой леди выполняла ее дочь Энн, которой Франклин очень доверял и называл своей подружкой.

Элеонора многих шокировала, принимая в июне 1939 года королевскую чету из Британии, Георга VI и Елизавету, на пикнике в Хайд-Парке, где подавали самые обычные американские "хот-доги". Однако говорят, что королевской чете они понравились.

Элеонора была первой супругой президента Соединенных Штатов, которая еженедельно давала пресс-конференции. Франклин Рузвельт был вначале против, но потом согласился, так как они помогали ему. Первая пресс-конференция Элеоноры состоялась через два дня после инаугурации, а всего их было 348. Первое время затрагивались только женские вопросы и приглашались журналистки, но постепенно Элеонора расширила круг обсуждаемых тем, желая доказать Америке, что у женщин может быть свое мнение не только о семье и ведении домашнего хозяйства.

Противники Рузвельта сомневались, не повлиял ли полиомиелит на его рассудок. Однажды на одном из мероприятий в Акроне, штат Огайо, один из участников спросил Элеонору об этом. Она ответила: "Я очень рада, что вы задали этот вопрос. Мой ответ: да. У каждого, кто сумел перенести такую страшную болезнь, развивается чувство сострадания и понимания проблем человечества". Аудитория наградила ее бурными аплодисментами.

Элеонора придерживалась мнения, что, пробыв два срока на посту президента, муж больше не должен выставлять свою кандидатуру, но начало второй мировой войны привело к тому, что в 1940 году Рузвельт снова боролся за президентство. Это был беспримерный случай в истории Соединенных Штатов. На партийном съезде в Чикаго Элеонора выставила кандидатуру Рузвельта. Несмотря на некоторое сопротивление, его в третий раз внесли в списки кандидатов.

Во время второй мировой войны у Элеоноры была официальная должность вице-директора службы защиты гражданского населения. Этот пост означал для нее не только заботу о бомбоубежищах, больницах, частных домах, детских домах, местах отдыха, но и моральную поддержку общества. Такое понимание своих обязанностей натолкнулось на резкую критику консерваторов. Элеонора уступила, и через полгода офис закрыли, но она продолжала активно бороться против дискриминации в армии и за принятие беженцев в США.

Много времени она проводила в поездках. Посещала американских солдат на фронте, появляясь всегда неожиданно, без предупреждения. На опорном пункте Эспериту-Санту на Новых Гебридских островах командир запретил солдатам нагишом находиться под дождем, опасаясь неожиданного визита Элеоноры Рузвельт.

Как-то Гарри Купер выступал на одном из тихоокеанских островов. Вдруг один солдат спросил: "А где Элеонора?" С серьезным выражением лица Купер ответил: "На одном из островов, где мы были недавно, ее следы видели на песке, но куда они ведут, трудно определить". В 1942 году она была у американских солдат в Великобритании, в 1943 году аналогичное путешествие предприняла на юг Тихого океана, включая Австралию и Новую Зеландию, в 1944 году посетила американские военные базы в Карибском море и в Центральной Америке. Во время поездки по Тихому океану она обязательно хотела побывать на острове Гуадалканал, который принадлежал Японии, но с большими потерями был захвачен американской армией. Командовавший островом генерал возражал, так как японцы продолжали совершать воздушные налеты на остров, но Элеонора настояла на своем и все-таки посетила его. Бывая на фронте, Элеонора беседовала с солдатами, давала автографы, брала письма солдат и, возвращаясь в Вашингтон, отправляла их близким. Всеми впечатлениями от поездок и встреч постоянно делилась с мужем, который внимательно слушал и из ее предложений извлекал пользу. Некоторые придерживались мнения, что Элеонора оказывает слишком большое влияние на президента, и критиковали ее за это, поэтому она стремилась в публичных выступлениях несколько принизить свою роль. "Я никогда не заставляла его сделать что-либо определенное, независимо от того, насколько твердыми были мои убеждения в том или ином деле". И однажды добавила: "Не помню случая, чтобы он попытался когда-либо повлиять на меня".

Франклин Рузвельт часто шутил по поводу власти супруги в Белом доме. Как-то он сказал одному из собеседников: "Никогда не начинай спорить с Элеонорой, ты не сумеешь победить". Он всегда выслушивал жену с большим интересом и уважением.

Мира Гатин пишет: "Элеонора Рузвельт имела на решения президента гораздо большее влияние, чем какая-либо другая Первая леди до нее. Она входила в правительство мужа, часто была его совестью, особенно что касалось "новых дел".

Рузвельт назначил 28 женщин на высокие посты в правительстве, многих по инициативе Элеоноры. Американский публицист Артур Крок писал, что в 1940 году Элеонора сама могла бы бороться за президентство. Другой публицист, Раймонд Клаппер, в 1941 году причислил Элеонору к десяти самым влиятельным личностям в Вашингтоне и утверждал, что она фактически является министром без портфеля в кабинете Рузвельта.

На Ялтинскую конференцию Рузвельт приехал с дочерью Энн. Черчилля тоже сопровождала дочь. Все время переговоров Элеонора постоянно держала его в курсе событий в Вашингтоне. Из Ялты она получила от Рузвельта прекрасное, нежное письмо.

После его возвращения Элеонора высказала сомнения, правильно ли ее муж поступил, не настаивая на независимости Эстонии, Латвии и Литвы. На подобные упреки Рузвельт ответил встречным вопросом: "А сколько американцев готовы вести войну за освобождение Эстонии, Латвии и Литвы?", и аргументированно доказал, что на конференции был достигнут наиболее возможный компромисс.

В апреле 1945 года Элеонора находилась в одном из магазинов Вашингтона, когда по телефону потребовали, чтобы она немедленно вернулась в Белый дом. Причину не называли, но было ясно, что случилось "что-то ужасное". Франклин Делано Рузвельт в это время отдыхал в Уорм-Спрингс, где у него произошло кровоизлияние в мозг, и не приходя в сознание он умер.

Когда Элеоноре сообщили эту печальную весть, она сказала: "Я больше сочувствую нашей стране и всему миру, чем себе".

Вице-президента Гарри Трумэна вызвали из Капитолия в Белый дом. Элеонора, положив руку ему на плечо, сказала: "Гарри, президента больше нет". Некоторое мгновение Трумэн не мог произнести ни слова. Потом тихо спросил Элеонору, что он может сделать для нее. "Можем ли мы что-либо сделать для тебя? - ответила она вопросом. - Тебе предстоят большие трудности". Четырем сыновьям, находящимся на различных фронтах, Элеонора послала одинаковые телеграммы: "Мои дорогие. Сегодня пополудни отец ушел от нас. Он до конца выполнил свой долг, и вы должны поступать так же".

Когда она приехала в Уорм-Спрингс, чтобы доставить мужа в Вашингтон, ее ожидал новый удар. Она узнала, что его прежняя любовница, Люси Мэсер Рутерфорд, теперь уже женщина средних лет, но еще достаточно привлекательная, в момент смерти мужа была у него.

Кроме этого, ей сообщили, что в ее отсутствие Энн приглашала Люси в Белый дом. Этого она никогда не простила дочери, их отношения стали натянутыми. Рузвельт умер, когда позировал художнице Элизабет Саммер. Как жест великодушия Элеонора отослала портрет Люси.

В своих мемуарах "Это я помню", опубликованных в 1949 году, Элеонора довольно равнодушно пишет о смерти мужа и о его человеческих слабостях. По ее мнению, человека, с которым живешь, нужно принимать таким, какой он есть. Это было, по всей видимости, следствием неверности мужа.

В 1974 году Эллиот Рузвельт опубликовал книгу, в которой утверждал, что фригидность матери толкнула отца сначала в объятия Люси, а потом - к Маргарет Ле Хэнд, красивой секретарше, работавшей в Белом доме, которую называли "Мисси". Другой сын Рузвельта, Джеймс, в своей книге, вышедшей в 1976 году, хотя и соглашается с братом, но сомневается, что парализованный отец был способен на интимные отношения. По его мнению, романы с Люси и Мисси носили скорее платонический характер. Общество молодых, красивых женщин могло успокаивать его, расслаблять после тягот государственных дел. Франклин Делано Рузвельт, подобно Вудро Вильсону, ценил общество женщин.

Биографы Франклина и Элеоноры Рузвельт много писали об их супружеских отношениях, но все склонились к мнению, что с тех пор, как она в 1918 году узнала о любовнице мужа, они уже никогда не спали вместе. В разговоре с близкими ей людьми Элеонора часто повторяла, что у нее нет желания заниматься сексом с мужем, и вообще это для нее мучение, тяжелый супружеский долг.

В 1978 году стали известны письма покойной журналистки Лорены Гикок, из которых можно понять, что она была лесбиянкой и интимной подругой Элеоноры Рузвельт.

Лорена Гикок была довольно плотной женщиной мужеподобной внешности, непосредственной в общении. И одежда так называемой "эмансипе" была мужской. Элеонора познакомилась с Гики - как она ласково называла ее-в 1932 году, в день президентских выборов. С тех пор их связывала большая дружба. У Гики была даже своя комната в Белом доме, но часто она спала в спальне Элеоноры, находящейся напротив. Служебный персонал подтверждает, что утром Лорену можно было застать спящей на софе у подруги.

Они много вместе путешествовали, и всегда без охраны. Гики часто получала от Элеоноры подарки, среди которых был даже автомобиль. Франклин Рузвельт, по-видимому, что-то подозревал, так как недолюбливал Гики и однажды потребовал от жены удалить ее из Белого дома. Элеонора отказалась, однако перестала приглашать ее на мероприятия, на которых присутствовал президент, чтобы не раздражать его. В марте 1933 года, в годовщину свадьбы, Гики подарила Элеоноре кольцо с сапфиром. Элеонора редко носила украшения, но кольцо Гики почти не снимала. В одном из писем Гики она писала: "Моя любимая. Хочу обнять тебя и крепко прижать к себе. Твое кольцо приносит мне облегчение. Когда я смотрю на него, то думаю, что ты меня любишь, иначе я не носила бы его".

За тридцать лет знакомства Элеонора написала Гики более 2300 писем, многие из них полны чувства, интимные. По желанию Гики после ее смерти они были обнародованы и вошли в ее биографию, написанную Дорис Фабер и опубликованную в 1980 году.

Защитники Элеоноры утверждают, что эти письма служат лишь выражением ее романтической натуры и сентиментальности. Другие считают, что Элеонора была слишком сдержанной и замкнутой особой, чтобы давать волю своим эмоциям, поэтому чувства, высказанные в письмах к Гики, свидетельствуют о том, что с этой женщиной ее связывала не только дружба. В одном из ее писем есть слова: "Я не могу поцеловать тебя, поэтому, засыпая и просыпаясь, целую твои фотографии". А в другом письме она уже открыто заявляет: "О нас судачат. Мы должны показать людям, что нам якобы довольно легко быть врозь, далеко друг от друга. Я более оптимистично настроена, чем ты, потому что мне все равно, что о нас говорят".

Вот отрывок из письма Элеоноры: "Моя дорогая. Сегодня я попыталась вспомнить твое лицо, чтобы не забывать, как ты выглядишь. Лучше всего я помню твои глаза, когда ты улыбаешься, и еще, как тот мягкий уголок твоего рта прикасался к моим губам. Представляю себе, что мы будем делать, о чем будем рассказывать друг другу, когда встретимся. Горжусь нами".

Лорена Гикок была талантливой журналисткой, но от карьеры отказалась, чтобы иметь возможность работать с Элеонорой Рузвельт. После смерти Франклина Делано Рузвельта их отношения стали хуже. Вместе они прожили всего лишь один год, в Хайд-Парке. Гики умерла в 1968 году.

Элеонора Рузвельт пережила мужа более чем на 17 лет.

Это были ее самые активные годы. Она много писала и интересовалась проблемами молодежи и этнических меньшинств. В декабре 1945 года Трумэн включил ее в состав делегации США при ООН. Став председателем комитета по правам человека, она внесла большой вклад в разработку Декларации Объединенных Наций о правах человека. Кроме того, она объездила много стран, была в Индии, Японии, Китае, Марокко и других странах.

В 1953 году, когда президентом стал Эйзенхауэр, Элеонора Рузвельт прекратила работу в американской делегации при ООН. Несколько лет она работала в Американском обществе друзей при ООН, пропагандируя его идеи в США и в других странах.

В 1961 году Джон Ф. Кеннеди вновь включил ее в состав делегации Соединенных Штатов при ООН. Ее выступление на Генеральной Ассамблее ООН, где присутствовали делегаты со всего мира, было встречено бурными аплодисментами. Кеннеди назначил ее членом Корпуса мира и доверил ей пост председателя Комиссии по правам женщин. После поражения в бухте Швенебухт она стала членом комиссии по делам военнопленных. (В апреле 1961 года потерпела поражение попытка вторжения на территорию Кубы, запланированная ЦРУ и поддерживаемая американским правительством. В ней принимали участие эмигрировавшие кубинцы, подготовленные ЦРУ. Их цель сводилась к свержению Кастро.) В многочисленных речах Элеонора могла теперь более свободно высказывать свои взгляды, чем во времена пребывания в Белом доме. Она заседала в органах Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (сокращенно NAACP), которая выступала против дискриминации черных. Она способствовала созданию организации "Американцы за демократические действия", объединившей либеральных демократов. Активно поддерживала кандидатуру демократа Адлая Стивенсона на президентских выборах в 1952 и 1956 годах. В 1957 году посетила СССР, и в Ялте, на даче Хрущева, они спорили о преимуществах капиталистического и социалистического строя.

В сентябре 1960 года она была в Варшаве, где участвовала в дискуссии в Польском институте международных отношений, встречалась 9 сентября с польским министром иностранных дел Адамом Рапацким. (С 1956 по 1968 г. он был министром иностранных дел Польши. Известен планами создания безопасной зоны в Центральной Европе. Его цель сводилась к запрещению установки американских ракет средней дальности в ФРГ.) Во время бесед она поняла озабоченность Польши ремилитаризацией ФРГ, но была убеждена в том, что до тех пор, пока Германия будет членом НАТО, миру во всем мире ничего не угрожает. В связи с этим она высказалась против предоставления Федеративной Республике атомного оружия. Расисты и консерваторы недолюбливали и часто критиковали ее. Католическая иерархия США и, в первую очередь, кардинал Спелльман высказывали недовольство Элеонорой, которая выступала против выделения государственных средств приходским школам, в этом она видела нарушение закона об отделении церкви от государства. Однажды она присутствовала на одном из мероприятий в Бронксе, районе Нью-Йорка. Подошло такси, чтобы развезти участников собрания. Элеонора решила сэкономить и поехать домой в метро; в переполненном вагоне какая-то женщина наступила ей на ногу. Элеонора стала громко выговаривать ей. В этот момент мужчина, Читавший книгу поднял голову и, узнав миссис Рузвельт, уступил ей место. И тотчас ее узнали другие пассажиры. Позже, вспоминая этот случай, она говорила: "Рада, что многие люди помнят Франклина".

Элеонора поддерживала теплые отношения с детьми, никогда не забывая дни рождения сыновей, невесток и многочисленных внуков. Особенно хорошо она чувствовала себя на семейных встречах, когда под одной крышей и под ее крылом собирались три поколения Рузвельтов.

Лишь немногие знали, что Элеонора страдала лейкемией. Она никогда не жаловалась на свой недуг. Осенью 1962 года ей стало ясно, что остались лишь месяцы, а может быть, и недели. У нее были сильные боли. Иногда настолько сильные, что она просила не продлевать ее страдания, а помочь спокойно умереть. Всем, кто справлялся о ее здоровье, она говорила: "Смерти я не боюсь". 7 ноября 1962 года в возрасте 78 лет Элеонора Рузвельт умерла. Свой последний приют она нашла в розариуме Хайд-Парка рядом с мужем. В "Нью-Йорк Таймс" известие о ее кончине появилось под заголовком: "Она была символом новой роли женщины в мире".


Источник: "Первые леди Америки"