Брилев

Восемь утра. Лондон. В квартире одного джентльмена раздается телефонный звонок. "Тебе надо на тринадцать перегнаться из Хельсинки", - сообщает голос из трубки. "Шифровка" получена, джентльмен начинает действовать... Час дня. Хельсинки. Позади две тысячи километров, рядом верный напарник, в голове добытая информация - джентльмен готов выйти на связь со штабом.  Нет, это не эпизод из жизни секретного агента британской разведки. Европейский корреспондент программы "Вести" Сергей Брилев нередко узнает, в какую страну и к которому часу ему необходимо перенестись из Лондона - места его "постоянной дислокации" - всего за полдня до прямого эфира с московской студией.  

Автор: Катя Некрасова, журнал "ТВ-Парк" No.13, 2000.


- Вообще-то, я потомственный загранработник, мои родители служили во Внешторге. Родился я в Гаване, школьные годы поделил между Москвой и Эквадором, студенческие - между Москвой и Уругваем. В Монтевидео окончил институт иностранных языков, а в Москве - МГИМО.

- С такой биографией прямая дорога в журналисты-международники.

- Не сказал бы, что прямая. Когда я, еще студент МГИМО, устроился корреспондентом в "Комсомольскую правду", то совершенно осознанно выбрал отдел науки и образования. Много колесил по стране, от Байконура до Ораниенбаума. В первый год в "Вестях" мои командировки тоже были исключительно по России. Кстати, повидал гораздо больше экзотики, чем где бы то ни было. По долгу службы доводилось передвигаться чуть ли не на всех видах транспорта: самолетах, вертолетах, танках, бронетранспортерах и даже на воздушном шаре.

- Как случилось, что долг службы забросил вас наконец за пределы родины?

- Однажды мне попалось на глаза объявление о курсе стажировки на Би-би-си. Я подал заявку на участие и вскоре отправился на полтора месяца в Лондон. Так совпало, что, пока я перенимал принципы беспристрастной английской журналистики, Саша Гурнов - в ту пору лондонский корреспондент "Вестей" - уехал в отпуск в Москву. Меня попросили сделать за него несколько репортажей. У Гурнова тем временем созрели свои проекты, и он решил остаться в Москве насовсем. Мне рассказывали, что редакторы "Вестей" сидели и думали, кем бы заменить Сашу, а в это время по телевизору шел мой сюжет из Англии. И тут их осенило: "О! Давайте его там и оставим!" Так в марте 1996 года я перебрался в Лондон, и с тех пор мы вместе с оператором Дмитрием Бритиковым (в редакции нашу парочку прозвали Бри-Бри) делаем для редакции около двухсот сюжетов в год.

- Вы сразу оказались в центре мировых, событий. Поначалу не страшно было общаться с разными высокопоставленными знаменитостями?

- Помню, однажды, на конференции в Египте, столкнулся лицом к лицу с Ельциным Действительно, сначала немного растерялся, а когда пришел в себя, понял, что уже успел задать ему несколько вопросов. С тех пор стерлось ощущение, что знаменитости - люди из виртуального мира. Со многими из них очень легко общаться. С прежним генсеком НАТО Хавьером Соланой мы сразу нашли общий язык - в прямом смысле слова. Он испанец и английским владеет, мягко говоря, не очень хорошо. Поэтому когда он узнал, что я говорю по-испански, страшно обрадовался.

- Корпункт РТР расположен в Лондоне, а мотаться вам приходится по всей Европе, и не только. На личной жизни этот факт отражается болезненно?

- За полтора года семейной жизни я, наверное, больше времени провел в разъездах, чем дома. Но все равно у нас с Ирой счастливейший брак. Мы познакомились в Москве много лет назад, а поженились недавно, уже в Лондоне. Так получилось, что наша свадьба превратилась в событие британской жизни. На Би-би-си делали сюжет о русском журналисте Сергее Бри-леве, а он в это время как раз женился, поэтому свадьба тоже попала в кадр. Кстати, моим свидетелем был спецкор НТВ Алим Юсупов.

- А как же конкуренция?

- Она не мешает нам быть близкими друзьями. У меня со многими коллегами с других каналов чудесные отношения. Например, с Сашей Пановым и Андреем Черкасовым, которые тоже работают в Англии, мы, случается, "конкурируем" за кружкой пива в пабе. Паб, как говорят англичане, это клуб для бедных, а учитывая размер зарплаты российского корреспондента... (Смеется.) Но, вообще-то, я не большой любитель клубной жизни. Другое дело путешествия. Нас с Ирой хлебом не корми, дай куда-нибудь съездить, благо, в Англии хватает красивых мест. Недавно мы отправились - кстати, вместе с Алимом Юсуповым - в Корнуолл, на самый юго-запад Великобритании. Сидели на прибрежной скале, ели привезенную из Москвы воблу и любовались окружающей нас девственной природой.

- Любоваться природой каждому позволено, а вас как журналиста, наверное, допускают к таким достопримечательностям, которые большинству людей недоступны.

- Если я не "при исполнении", мое журналистское удостоверение мало что значит. В Англии для всех одно правило: есть у вас деньги - милости просим, нет - до свидания. Правда, однажды по квоте Ассоциации иностранной прессы меня пригласили в Букингемский дворец на чаепитие к королеве. На этом чаепитии сотни три журналистов. Сначала гуляешь по парку - к тебе обязательно подойдет садовник, скажет, что "вот эту клумбу Ее Величество давеча разрыхляла". Потом приглашенных выстраивают в длинный коридор, по которому идет королева и со всеми здоровается. Если заранее договориться с распорядителем, тебя выведут из общего строя, королева как бы нечаянно на тебя натолкнется, и у вас завяжется "непринужденный разговор". Я к распорядителю подходить не стал, решил понаблюдать со стороны. Меня поразило, что Елизавета, которую англичане обвиняют в чопорности, по три минуты разговаривала ни о чем с теми, кого никогда в жизни не видела, и при этом складывалось ощущение, что она души не чает в своем собеседнике.

- На приеме у королевы, вы не столкнулись с теми сложностями, которые были в аналогичной ситуации у Гагарина?

- То есть с проблемой, какими из многочисленных ложек и вилок пользоваться? Нет, с этим я вроде бы разобрался. Кстати, о правилах этикета. В приглашениях на приемы такого рода обязательно пишут, что следует надевать на себя. Мужчинам - костюм, если военный человек - форму, но без орденов. Женщинам крайне рекомендуется шляпа. Без нее дамам не принято появляться в свете, поэтому, когда Ира перебралась ко мне в Лондон, мы первым делом купили ей шляпу. Если бы не традиции, шляпная промышленность здесь давно бы разорилась. Вообще, условности всякого рода действительно играют в Англии большую роль, но я бы не сказал, что чувствую от них дискомфорт. Взять, к примеру, левостороннее движение - над ним многие иностранцы посмеиваются, а мне кажется, что оно гораздо удобнее.

- В общем, в Англии вы вполне освоились.

- Англия как крепость: есть несколько внешних стен, и есть цитадель. Первую стену преодолеваешь очень легко и удивляешься, откуда взялся стереотип о замкнутости британского общества. Через вторую проходишь тоже относительно быстро, в зависимости от коммуникабельности и знания языка. Но в цитадель англичане не пустят никогда.