Блиновская

  Блистать на подиуме в семьдесят лет? Манекенщица Марина Константиновна Блиновская не сочла это странным. Цветы, аплодисменты, внимание и любовь зрителей одинаково нравятся молодой девушке и почтенной даме, а почти полувековой опыт работы моделью делает легкость движений просто изящной привычкой. Сейчас, в свои восемьдесят с небольшим, покинув подиум пять лет назад, Марина Константиновна по-прежнему считает, что находится в замечательной форме и вполне могла бы вернуться на дефиле.  

Источник информации: Анастасия Юшкова, журнал "ELLE Россия" No.15, ноябрь 1997.

  Она работала во Всесоюзном Доме моделей трикотажных изделий, в Московском Доме моделей, в лаборатории моды на Кузнецком мосту. Ее поклонником был Марк Бернес. Показы с ее участием не раз посещали Элина Быстрицкая и Эдита Пьеха. Может быть, глядя на грациозную походку тогда мало кому известной манекенщицы, ее манеру с достоинством носить элегантную одежду, они вырабатывали собственный стиль, который потом копировали миллионы женщин. По фигуре Блиновской были наметаны некоторые деловые костюмы, в которых появлялась в светском обществе первая женщина-космонавт Валентина Терешкова. Марина Константиновна хорошо помнит жену Хрущева, Нину Петровну: перед торжественными приемами и поездками за границу супруга главы государства приезжала к ней советоваться по поводу туалетов.

  В конце сороковых-начале пятидесятых манекенщицами в основном становились женщины семейные. Когда 28-летней Марине предложили попробовать себя в качестве модели, она тоже была замужем, а незадолго до этого у нее родился сын. В Доме моделей не было строгих правил отбора. Марина Блиновская носила "обычный сорок шестой размер", а ее рост (1м 66см) среди манекенщиц того времени признавался высоким.

  Все костюмы, в которых Марина Блиновская выходила на подиум, по ее словам, были великолепны. Имена их создателей - модельеров Нины Абруцумян, Тамары Бурцевой, Марии Карагодской, Инны Котляровой, Аллы Мендыбаевой - сегодня почти забыты, а тогда они гремели! Вячеслав Зайцев, еще будучи студентом, создавал в Доме моделей эскизы своих первых вещей...

  Несмотря на все трудности эпохи, Марина Константиновна работала с таким увлечением, что даже не заметила, как перешла возрастной рубеж. Однажды ей намекнули на почтенные лета, и она с легкостью парировала: "А разве пожилые дамы должны плохо одеваться?" Модельеры продолжали с удовольствием шить на нее.

  Покинув подиум, она так и не смогла превратиться в обычную московскую бабушку. Почти в первое же утро "пенсии" ей позвонили из домового комитета, предложив стать управдомом (она принципиально называет эту должность комендантской, настаивая на коллективности и выборности правления). Тогда она сразу согласилась, а потом стало жалко бросать. "Я всегда говорила: кое-кого работа любит. Когда я была манекенщицей, то приходила домой и могла расслабиться. А тут только присяду на диван, тут же звонок: "Марина Константиновна, у нас кран прорвало!"

  На этот случай у нее всегда наготове дежурные брюки, свитер и туфли. Она мгновенно одевается: раз-два... готово! В это же время звонит по телефону, вызывает "аварийку". Через минуту она внизу. Бывает, в ночь по два раза что-то случается. Во дворе изумляются: "Как это вы все время на каблучках бегаете?" А она в ответ: "Привычка".