Azeff Evno

  Евно Азеф был одним из наиболее удачливых двойных агентов за всю историю шпионажа. Он работал на две враждебные друг другу организации и ловко 'дурил' и ту, и другую.  

Автор: Фергус Флеминг (пер. Т.Ю.Покидаевой)
Источник информации: Шпионы, истории о тайных агентах с.10-13

   Россия, Санкт-Петербург. 15 июля 1904 г. один лондонский журналист спокойно прогуливался по улицам города, когда мимо него проехала карета. Через окно он увидел того, кто в ней находился: Вячеслав Константинович Плеве, министр внутренних дел России. Засмотревшись на министра, англичанин не обратил внимания на худощавого смуглого человека, который стремительно перебежал через улицу и что-то бросил в карету Плеве. Но то, что произошло потом, журналист подробно описал.

   "Внезапно земля передо мной содрогнулась, раздался оглушительный грохот, подобный громовому раскату, в ближайших домах задрожали окна, осколки стекла посыпались на мостовую. Мертвая лошадь, кровь, разлившаяся по камням, обломки кареты, страшная дыра в земле - все это промелькнуло у меня перед глазами чередой быстро сменявших друг друга образов".

   Террористический акт

   Плеве разорвало на куски. Террористическая группировка под руководством Евно Азефа записала на свой счет очередную кровавую жертву.

   Это было жестокое убийство. Но Азеф любил повторять: "Террор - наш единственный путь".

   И многие были с ним согласны. В России в то время существовали политические группировки, желавшие свергнуть царя Николая II. И в том числе - Союз социалистов-революционеров (эсеры), в котором и состоял Азеф. Он руководил так называемой 'Боевой организацией', занимавшейся исключительно террором, и считался одним из наиболее ценных людей в партии. Он был очень хитер и умен и не гнушался применять насилие для достижения своих целей.

   На службе у тайной полиции

   Однако у Азефа была и другая работа. Если бы его товарищи по партии узнали об этой работе, они просто не поверили бы, что такое возможно. На самом деле Азеф был провокатором, агентом на службе у царской охранки - охранного отделения, ведомства тайного полицейского надзора в царской России, занимавшегося политическим сыском. Азеф был ярым нтимонархистом, но когда приходилось выбирать между убеждениями и деньгами, он всегда выбирал деньги.

   В 1893 г.. в возрасте 24 лет, он сам предложил царской охранке свои услуги в качестве тайного агента. Его, естественно, проверили, и результаты проверки удовлетворили жандармов. "Евно Азеф умный и проницательный интриган, - говорилось в служебном докладе отделения. - Можно суверенностью предположить, что его жадность до денег и теперешнее стесненное положение должны весьма поспособствовать его служебному рвению".

   Так Азеф и стал агентом тайного сыска с ежемесячной выплатой жалованья от царской охранки.

   Блестящая карьера

   С виду Азеф был крайне непривлекательным. Но острый ум и поразительная сила духа с лихвой заменяли ему недостаток физической красоты.

   Он был действительно незаурядной личностью, а также обладал даром почти гипнотического красноречия.

   К 1901 г. он стал уважаемым и доверенным членом партии социалистов-революционеров.

   Когда к ним в подпольную типографию нагрянула полиция и несколько членов партии были арестованы, никому и в голову не пришло, что провокатором мог быть Евно Азеф. Они во всем обвинили себя и, решив, что им явно не хватает умелого руководителя, попросили Азефа руководить 'Боевой организацией'. В охранке ему тут же удвоили жалованье.

   Спустя несколько месяцев также по доносу Азефа был арестован лидер эсеров. Жалованье Азефа в охранке возросло в 10 раз по сравнению с первоначальным. По-прежнему никто не подозревал,что он агент царской тайной полиции.

   Власть террора

   Азеф возгордился своими успехами. Но его кровожадной натуре явно не хватало острых ощущений. Совместно с новым лидером социалистов-революционеров, вспыльчивым, горячим молодым человеком по фамилии Гершуни, Азеф формирует террористическую группу - 'Боевую организацию'. И первую жертву они уже наметили. Это был Сипягин, министр внутренних дел России.

   Азеф предпринимает меры предосторожности: на какое-то время уезжает из Санкт-Петербурга, с тем чтобы избежать возможных обвинений в свой адрес. Он всегда мог заявить в охранке, что планы эсеров поменялись в его отсутствие. В то же время он предупредил жандармов, чтобы они не трогали Г. Гершуни. "Его нельзя арестовывать ни при каких обстоятельствах", - писал Азеф в своем донесении, подчеркивая: если Гершуни будет арестован, эсеры заподозрят, что в их рядах есть провокатор.

   Смертный приговор

   2 апреля 1902 г., когда Азефа не было в Петербурге, один из террористов вошел к Сипягину в кабинет. Он был одет в военный мундир, при пистолете и шпаге. У него был с собой конверт, который якобы содержал важное сообщение для министра. Сипягин вскрыл конверт. Это был смертный приговор, подписанный 'Боевой организацией' cоциалистов-революционеров. Сипягин не успел дочитать его до конца. Выстрел 'офицера' оказался смертельным. Так 'Боевая организация' эсеров впервые заявила о своем существовании.

   По канату над пропастью

   С этого момента хитроумная игра Азефа сделалась еще сложнее и опаснее. Если он хотел заслужить одобрение эсеров, ему надо было и дальше проводить политику террора. В то же время охранка требовала от него, чтобы он доносил о всех планируемых заговорах с целью убийства неугодных эсерам политических деятелей. Как канатоходец, шагающий над пропастью, Азеф должен был балансировать, удерживая при этом равновесие. По его доносам охранка арестовывала много эсеров, но при этом кое-какую важную информацию он 'придерживал' для себя, что позволяло ему безнаказанно заниматься террористической деятельностью.

   'Боевая организация' вновь дала о себе знать 13 мая 1903 г. Теперь это было убийство уфимского губернатора. Когда совершался этот террористический акт, Азеф опять отсутствовал в Петербурге. По возвращении он узнал, что Гершуни арестован и приговорен к пожизненной каторге в Сибири.

   Месяц спустя Азефа единогласно избирают руководителем 'Боевой организации'. Это сразу дало ему существенную выгоду, и больше всего потому, что теперь у Азефа был доступ к казенным деньгам. Вместе с жалованьем, которое Азефу платили в охранке, он мог бы сколотить вполне приличное состояние. Потому было особенно важно активизировать террористическую деятельность. Азеф опасался, что, если не будет видимых результатов, его могут отстранить от руководства 'Боевой организацией'.

   Выиграть время

   Убийство Плеве в июле 1904 г. укрепило позиции Азефа среди социалистов-революционеров. А вот с охранкой пришлось объясняться. "Дела, должно быть. и вправду идут неважно, раз уж даже Азефу ничего не было известно", - не без подозрения заметил один из высших чинов тайной полиции.

   Азеф всячески отрицал, что ему было известно о готовящемся убийстве Плеве. Он выдал охранке нескольких второстепенных членов своей организации, а потом заявил, что социалисты-революционеры готовят покушение на жизнь самого царя и что их штаб-квартира находится в Одессе. Он сообщил адреса двух человек, которые якобы должны быть непосредственными исполнителями планирующегося убийства.

   Но это была неправда. Эсеры не собирались убивать царя, у них не было штаб-квартиры в Одессе, а преступление тех двоих, чьи адреса получила охранка, заключалось в том, что Азеф подозревал, что они метят на его место.

   Однако охранка приняла это все за чистую монету. 'Убийц' тут же арестовали. Жандармы очень гордились собой, ведь они искренне считали, что спасли жизнь государю. Потом охранка бросилась искать несуществующую штаб-квартиру в Одессе, на что была потрачена уйма времени и сил.

   А Азеф тем временем прорабатывал детали своего наиболее амбициозного и грандиозного плана. В результате масштабной террористической операции 'Боевой организации' предстояло убить сразу нескольких неугодных ей лиц: нового министра внутренних дел, генерал-губернатора Санкт-Петербурга и генерал-губернатора Киева. Азеф включил в этот список - как говорится, до кучи - и двух дядей царя.

   4 февраля 1906 г. в одного из них, великого князя Сергея Александровича, бросили бомбу. Он скончался на месте. Однако дальше все пошло наперекосяк. Подрывается по собственной оплошности самый искусный в 'Боевой организации' изготовитель бомб. Потом охранка - явно по чьему-то доносу - находит склад с динамитом и арестовывает всех, кроме одного, специалистов-подрывников.

   Азеф испугался до смерти. Мало того, что его план 'прогорел', так еще выясняется, что охранка владеет секретнейшей информацией, которую ей мог поставлять кто-то из хорошо информированных членов его собственной 'Боевой организации'. Выходит, что у охранки был еще один тайный агент, и не исключено, что уже очень скоро раскроется, что Азеф снабжал ее ложными сведениями.

   Не все коту масленица

   Пока Азеф лихорадочно соображал, что делать, на него обрушился очередной удар. Один офицер из охранки переметнулся на сторону эсеров и сообщил им имена двух ведущих тайных агентов. Первым был человек, который выдал полиции сведения о подготовке недавних терактов. Вторым был Азеф.

   Но как ни странно, Азефу удалось удержаться 'на плаву', поскольку никто не поверил в то, что он предатель. Однако насчет второго провокатора у них не было никаких сомнений. Его немедленно казнили.

   А потом, когда Азеф был в Москве, на него прямо на улице напали с ножами двое убийц, нанятых охранкой. Он остался жив только благодаря толстой меховой шубе - ножи наемников не коснулись тела. Азеф понял, что это было предупреждение охранного отделения. Ему решили напомнить о том, кто платит деньги.

   Право на отдых

   Не без труда Азефу удалось убедить охранку что он попрежнему работает на нее. Он имел долгий разговор с шефом тайной полиции, в ходе которого выдал своего лучшего друга, соратника по революционному движению. Это предательство вылилось для Азефа в очередное повышение жалованья. Вскоре Азеф доносит охранке о готовящемся покушении на премьер-министра. Он обещает помешать осуществлению планов заговорщиков и ручается за безопасность главы правительства собственной головой.

   Однако Азеф не учел вмешательства посторонних сил. 25 августа 1906 г. независимая группа революционеров подложила бомбу в дом премьер-министра. Погибли сами подрывники. Погибло еще 30 человек. Премьер-министр не пострадал.

   Азеф оказался в весьма незавидном положении. Охранка считала его виновным в случившемся. Двойная жизнь начинает его тяготить. Он временно прекращает деятельность 'Боевой организации' и отправляется в отпуск во Францию. "Я начинал это дело еще с Гершуни, - заявляет он. - Террористу тоже необходимо отдыхать".

   Подлецу покоя нет

   Однако отдыхал он недолго. В начале 1907 г. в Петербурге появляется Гершуни, которому удалось сбежать с каторги, спрятавшись в бочке с кислой капустой. Изменив имя, он возобновляет кампанию террора. Шеф охранки просит Азефа вернуться на службу. Тот соглашается, но неохотно.

   Вернувшись в столицу, он узнает, что Гершуни готовит покушение на царя. Азеф доносит об этом полиции (в результате чего 28 заговорщиков было арестовано) и сам встает во главе заговора. Подобное предприятие потребует немалых расходов, предупреждает он соратников. Те организуют сбор средств на 'правое дело'. Азеф прибирает денежки к рукам и одновременно выдает полиции своих товарищей.

   При этом он втайне планирует побег. Денег он накопил уже достаточно. Как говорится, пора и честь знать. Азеф лишь ждет подходящего случая.

   26 декабря 1907 г. происходит событие, которое заставляет его поторопиться. Он знакомится с женщиной по имени Хедди де Херо.

   Любовь и деньги

   Хедди,немецкая певичка из кабаре, приехала в Россию в поисках славы и денег. Она обрела и то и другое. Однако, вложив почти все свои деньги в одно безуспешное предприятие по разработке золотоносной жилы, в 1907 г. вновь осталась без гроша. Надо было искать новый источник средств. Внимание Хедди привлек Азеф. Он был безумно в нее влюблен, она была влюблена в его деньги, и они оба лелеяли мысль о том, как бы уехать из России.

   Причем уезжать надо было немедленно. Социалисты-революционеры стали выяснять причины своих многочисленных провалов и в конце концов нашли ответ. Все указывало на то, что Азеф был шпионом царской охранки. Однако даже теперь эсеры никак не могли в это поверить. Они подослали к Азефу своего агента, который должен был выяснить всю правду.

   К 1908 г. этот человек,по фамилии Бурцев (публицист, в прошлом народоволец, затем стал близок партии эсеров), собрал неопровержимые доказательства того, что Азеф предатель. Азеф поспешно объясняется с тайной полицией, и в январе 1909 г. они с Хедди благополучно уезжают в Германию по фальшивым паспортам, которыми охранка любезно снабдила их на прощание.

   Они поселились в Берлине, в самом модном квартале. Азеф устроился на службу на фондовой бирже и занялся приумножением своего капитала. В течение первых нескольких лет все шло хорошо. Азеф и Хедди вовсю наслаждались жизнью, устраивали у себя дома шикарные обеды для новых немецких друзей и покупали красивые дорогие вещи: серебро, хрусталь и даже приобрели концертный рояль.

   Все-таки выследили

   А потом, летом 1912г., Бурцев разыскал Азефа. На этот раз Азеф открыто признал свою вину. Но он утверждал, что предал лишь нескольких своих товарищей, с тем чтобы завоевать доверие тайной полиции и добиться своей главной цели - убить царя. Азеф также выразил готовность предстать перед революционным судом и был согласен принять смертный приговор, если его сочтут виновным.

   Сломленный человек

   Бурцев возвращается в Россию, чтобы доложить товарищам обо всем, что он узнал. Азеф тем временем уезжает из Берлина и где-то скрывается в течение двух лет. А потом начинается первая мировая война. Германия и Россия теперь противники,и Азефу можно не опасаться мести социалистов-революционеров: он уже недосягаем. Он возвращается в Берлин. Однако все его деньги были вложены в российские акции,которые в Германии теперь ничего не стоят. Азеф разорен.

   Они с Хедди отчаянно стараются поправить свое положение. А в 1915 г. германские власти неожиданно арестовывают Азефа по подозрению в террористической деятельности. Два с половиной года он проводит в тюрьме. В конце войны выходит на свободу Выходит сломленным человеком. В 1918г. Азеф ложится в больницу с жалобами на боли в почках. Через неделю он умирает.

   Евно Азеф был одним из наиболее удачливых двойных агентов за всю историю шпионажа. Он работал на две враждебные друг другу организации и ловко 'дурил' и ту, и другую. Но никто не оценил по достоинству его 'заслуги'. Азеф был похоронен на одном из берлинских кладбищ 26 апреля 1918г., оплаканный лишь безутешной Хедди де Херо.