Antonov Nikolay

( 25 мая 1924 года ) Медаль "Золотая Звезда" Героя и орден Ленина Николаю Григорьевичу Антонову вручал маршал бронетанковых войск Павел Семенович Рыбалко. Уволившись в запас, Антонов поступает на завод "Фрезер", работает на внутришлифовальном станке. Днем в цехе. Вечером - за партой инструментального техникума. Через несколько лет его переводят на Московский механический завод Минмонтажспецстроя. Сначала мастер. Затем инженер-технолог. И так - до пенсии, на которую вышел в 1984 году.  

Сайт: 55 летию Победы посвящается

Статья: Антонов Николай Григорьевич



Родился 21 мая 1924 года в деревне Александровка Ефремовского района Тульской области. Отец, Григорий Иванович, был агрономом-садоводом. Мать, Матрена Ивановна, работала в колхозе.

Учиться Николаю довелось в различных школах. Родители трижды переезжали на новое место жительства. В 8-м и 9-м классах он учился в Москве. Окончание 9-го класса совпало с началом Великой Отечественной войны. Естественно, как и многие юноши, Николай рвался на фронт. В группе своих сверстников он явился в военкомат. Но военком, ссылаясь на его непризывной возраст, посоветовал подать заявление в Московское военно-инженерное училище.

- Но у меня еще нет полного среднего образования, - заметил юноша.

- А ты хорошо попроси приемную комиссию, попытайся сдать вступительные экзамены. Почитай учебники 10-го класса.

Совет военкома оказался кстати, и Антонова, внешние данные которого: спокоен, статен, силен - внушали полное доверие, после экзаменов зачислили в военное училище.

В 1943 году Николаю присвоили звание младшего лейтенанта. В числе таких же досрочных выпускников училища его направили в действующую армию. Младшего лейтенанта определили в 120-й отдельный гвардейский саперный батальон 6-го гвардейского танкового корпуса, входившего в знаменитую к тому времени 3-ю гвардейскую танковую армию генерала Павла Семеновича Рыбалко.

Девятнадцатилетний юноша становится командиром саперного взвода. Многие солдаты по возрасту были годны ему в отцы. Однако знания, полученные в военном училище, помогли ему - не сразу, конечно, а со временем - завоевать авторитет и добиться признания бывалых людей. В своем кругу солдаты взвода нередко называли взводного "сынком", выполняли его приказы, отдаваемые всегда в спокойном тоне.

А война стремительно уходила на запад. Чего только не довелось строить, сооружать, мастерить саперам взвода Николая Антонова в ходе Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской операций. Ныне, словно любимая песня, встают в памяти бывшего взводного названия городов: Казатин, Проскуров, Тернополь, Перемышль, Львов...

Саперы, эти великие труженики войны, строили блиндажи и землянки, ремонтировали дороги, чтобы по ним могли пройти пехотинцы и танки армии Рыбалко, обезвреживали мины. Работы было невпроворот. Но более ответственная и более опасная работа для взвода младшего лейтенанта наступила тогда, когда его перевели в 22-ю гвардейскую мотострелковую бригаду того же 6-го гвардейского танкового корпуса. Должность та же - командир саперного взвода, но значительно усиленного техническими средствами. Отныне его саперы становились спутниками разведчиков бригады, и хлопот прибавилось выше меры. В делах терялся счет дням и ночам. Отдыхать приходилось чуть ли не на ходу. И если разведчики, дорогу для которых расчищали от мин саперы взвода Антонова, находили наиболее удобный участок для возведения небольшого моста через малую речку, возвращались в расположение бригады и отдыхали, то мостостроителям приходилось в предельно короткие сроки наводить переправу, чаще всего под огнем противника. Саперы несли потери. Контужен был и Антонов.

Но вот что удивительно. Немалое число легко раненных солдат взвода, попавших на излечение в армейские госпитали, как правило, возвращались в свой взвод, к все еще младшему лейтенанту. Тут уж ничего не поделаешь: не везло Антонову на воинские звания (лейтенанта он получил после войны, незадолго до увольнения в запас). Зато везло на ордена. За боевые успехи в районе Львова, а это было лето 44-го, - орден Красной Звезды. Не прошло и полгода - на груди младшего лейтенанта уже и орден Отечественной войны I степени. А впереди...

У храброго и находчивого человека бывает звездный час. Антонов вспоминает, как однажды он оказался в кругу высшего начальства 3-й гвардейской танковой армии. Генерал Рыбалко, видимо, только что прибывший из Москвы, произнес давно ожидаемую фразу: "Наша армия будет брать Берлин!"

Эти пять слов вызвали всеобщее ликование. Антонов почувствовал и прилив сил, и несравненно большую ответственность за дальнейшие действия взвода.

...Танки Рыбалко - на подступах к Берлину. Лобовая атака, большие потери. Разведчики доложили: более надежен путь к логову Гитлера через мост. Но мост со стороны противника взорван. И Антонов получает приказ комбрига: "Час - на восстановление моста. Танки не могут ждать!" Точно через час по мосту танковая колонна продолжила свой путь к Берлину. Следом и саперы выдвинулись в район Потсдама.

Это уже потом, когда спало напряжение, когда выдался часок свободно вздохнуть, младший лейтенант в кругу своих солдат вспоминал: "И откуда у нас столько силушки бралось, когда мы из шпал сооружали клеки и подводили их под основу моста. И все это под непрерывным обстрелом противника".

...24 апреля 1945 года. Этот день особенно памятен командиру саперного взвода. На пути бригады канал Тельтов, ширина которого не достигала и 50 метров.

Получив приказ подготовить лодочную переправу, Антонов лично выполз к каналу и подыскал наиболее скрытные подступы к нему. Туда-то и были направлены складные лодки. Саперы приготовили их к спуску на воду. Но вот беда - нет весел. Стали искать выход из сложившегося положения. "Нужна веревка, - сказал взводный. - Не менее ста метров длиной".

И прочная веревка была найдена. Ее-то и закрепили на противоположной стороне канала. Натянули. И лодки, забитые до отказа бойцами бригады, одна за другой пошли через канал. В это время по переправе ударил немецкий пулемет. Антонов сообщил артиллеристам, откуда ведется стрельба, и пулемет вскоре замолчал. Через час два батальона вступили в бой, тесня противника. Саперы же приступили к возведению временного моста через канал.

Сколько осталось за плечами саперного взвода Николая Антонова переправ - больших и малых! И слава пришла к молодому взводному. И до этого однажды он слышал: "Николай, готовь дырку на гимнастерке - ты представлен к званию Героя".

Но шли недели. Прошло более месяца с того дня, когда майскими короткими ночами, отгремев, закончились бои, и долгожданная Победа стала реальностью; солдатам взвода вручили награды за переправы, а награда взводного так и не обнаруживала себя.

Корпус перебазировался в Чехословакию. На исходе июнь. И только 27 июня 1945 года начальник инженерной службы корпуса полковник Несветайлов поздравил Антонова.

- Сегодня по радио передали Указ Президиума Верховного Совета СССР. За мужество и героизм вам присвоено звание Героя Советского Союза. От души поздравляю!

Медаль "Золотая Звезда" Героя и орден Ленина Николаю Григорьевичу Антонову вручал маршал бронетанковых войск Павел Семенович Рыбалко.

А впереди - мирная жизнь. Уволившись в запас, Антонов поступает на завод "Фрезер", работает на внутришлифовальном станке. Днем в цехе. Вечером - за партой инструментального техникума. Через несколько лет его переводят на Московский механический завод © 3 Минмонтажспецстроя. Сначала мастер. Затем инженер-технолог. И так - до пенсии, на которую вышел в 1984 году.

Но и ныне Николай Григорьевич - частый гость на заводах, в техникуме, в школах, где есть о чем поговорить, есть что рассказать молодежи.

Живет в Москве.