Anikina

...Взгляд, пристальный взгляд, который пронесся через всю жизнь: Может, тогда тот человек на втором этаже решил судьбу тогда еще девочки, а ныне дизайнера Ольги Аникиной.  

Автор: Александр Каргин

Но все по порядку. Сейчас я - преуспевающий менеджер перспективной фирмы, у меня есть дополнительно маленький заработок, как говорят здесь в Америке, мой маленький офис на дому, и общая сумма нашего с мужем годового дохода превысила отметку "выше среднего класса" Америки.

Это сейчас, а тогда...

Пожалуй, я задумалась о выезде за границу еще в восьмидесятые, когда моих друзей забрали в психушку за распространение листовок о том, как на самом деле проходят выборы местной власти. Чтобы помочь им, мне надо было перелезть через забор больницы Скворцова-Степанова и у забора, где выгуливают больных, зарыть в землю пакет с ключом от дверей. У них там ключ был как в поездах. Открывал все двери. Ключ мне сделал один рукодельник. Удобное место, чтобы перелезть через забор, я нашла. Как только стемнело, отправилась "на дело". Нашла место, где спрятать ключ. Сижу на корточках, ковыряю землю ножом. Чувствую, что кто-то на меня смотрит. Поднимаю голову - и точно. На втором этаже стоит мужчина в белом халате и внимательно за мной наблюдает. Хотя на улице и темно, но вокруг много фонарей, так что меня ему видно, особенно если учесть, что он на втором этаже, а я внизу в кустах. Я сразу поняла, что он меня заметил. Я ждала сигнала тревоги, представляла, как я сейчас помчусь по кустам обратно к забору... Я быстро доделала начатое и пошла, не разбирая дороги, к забору. За спиной стояла мертвая тишина. Почему этот человек не поднял тревогу? Ведь именно тогда он и решил мою судьбу.

По окончании Мухинского кем я только не работала в России! Художником в обувном магазине, сторожем в институте и, наконец, мультипликатором на киностудии, где я обрела себя, но: Денег не хватало, приходилось днем создавать мультфильмы, а вечером перешивать кальсоны 56 размера в детские костюмчики, украшая их большими буквами 'Nike'. Помню, как я боялась встретить собственное произведение на улицах родного Ленинграда. Но денег и удовлетворенности все равно было недостаточно.

Тем более, что появилась семья - муж и, наконец, сын. Ребенку нужны были нормальные продукты, а в те времена, чтобы купить детское питание, надо было брать рецепт у врача на 10 баночек оного в месяц. А месяц, кажется, больше 10 дней. Мне было страшно жить в России. Страшно за свое будущее и будущее своего сына. Я хотела рисовать, рисовать современное, красивое, нужное. Дизайн и мультфильмы - это было мое призвание. Мне было уже за 30, двухлетний ребенок на руках, коммуналка, три работы - и никаких перспектив.

Переехать с мужем решили сразу и безоговорочно, бросив все. Хотя что у нас в стране можно бросить? Коммуналку с родителями? Или работу, где Ты и Твои идеи никому не нужны? Документы на руки мы получили в конце 89 года и сразу двинулись в путь. Целых шесть месяцев мы добирались до Америки, и вот, в день 31 января: мы, наконец, высадились на берег тогда еще чужой страны. В кармане на всю семью - 200 долларов, и все что у нас осталось - это желание жить, работать и быть полезным хоть кому-то.

Все началось, естественно, с учебы. Взяла денег в долг и пошла в институт учить компьютер и язык. Как здесь на Брайтоне говорят- "мой сын взял язык и кончил на компьютер". Так и мы с мужем. Потом еще пять лет долги отдавали за учебу. Три года не читала ничего по-русски, одни учебники на английском. Одновременно работала в издательстве иллюстратором. Иллюстрировала при помощи графических программ в основном медицинские учебники. Потом перешла в рекламное агентство, появился интернет, и я была в первых рядах. Столько приходилось учить!... Страшные головные боли - главное воспоминание того времени. Как-то я так стосковалась по ПОЛНОМУ пониманию текста, что решила нарушить запрет не читать по-русски. Взяла '12 стульев' Ильфа и Петрова и стала читать. Через пару страниц начала непроизвольно плакать от восторга. Я, наверное, единственный человек, кто читал "12 стульев", обливаясь слезами... После этого я поняла, что русский надо возвращать в мою жизнь, и с тех пор много читаю на обоих языках, но на русском, пожалуй, даже больше.

Жизнь странная штука, иногда она черная, иногда белая, сегодня головные боли, а завтра... дом. Муж нашел работу и мы выехали в Пенсильванию, где никто не знал о существовании русских с их менталитетом. Там и была наша первая работа. Чуть позже купили свой первый компьютер, затем дом. Сколько было радости, ведь мы об этом и не мечтали в России. Тогда же, в 96, я и решила сделать свой маленький бизнес в Интернете, завела свой сайт www.anikina.com, и получила свой первый заказ помочь оформить сайт Чертовые Кулички. Позже мужу предложили работу в Нью-Йорке, и мы, под испуганные возгласы соседей: "Там же стреляют!", устремляемся на новое место. Вообще переезд - это очень муторное дело. Хотя, учитывая, что мы установили своеобразный рекорд, переехав шесть раз за три года, у нас этот переезд не должен был вызвать затруднений, но не тут-то было. Со временем мы обросли вещами, как днище корабля ракушками. Странная вообще страна эта Америка, здесь медом не корми, дай попасть на какую-нибудь распродажу. Вот так, платье за платьем, вещь за вещью обрастаешь чем попало, а потом выбрасывать жалко. Но тем не менее, мы преодолели и это.

Так и началась наша работа в Нью-Йорке. Я получила работу дизайнера в одной престижной фирме, муж стал программистом-аналитиком в серьезном банке, а сына отдали в в хорошую школу, где он изучает немецкий, испанский и скоро начнет учить русский. Порой жалко, что сын плохо знает свой родной язык, но тешу себя мечтой привезти его в Питер, побродить с ним по улочкам, пусть проникнется любовью к Родине.

В Нью-Йорке более миллиона русскоговорящих, и поэтому оторванности от языка и культуры тут не чувствуется совершенно. Есть бары, рестораны только для русских. Есть целые каналы радио и телевидения для русских. Для них же выпускаются газеты и книги. Более того, есть районы, где говорят только на русском и даже вывески русские, но я их боюсь, по мне лучше прикинуться американкой, нежели зайти в наш, совковый магазин. На днях была в ресторане 'Распутин', так там наши тетки выскочили с гримом в палец толщиной и так станцевали, что слой их грима осел у меня на шашлыке, пришлось на все следующие их выступления накрывать свою тарелку салфеткой.

В Нью-Йорке стало проще жить, появился второй дом, две машины, в отпуск начали ездить куда захочется. Обычно хочется в Италию или Канаду, только в мыслях в Россию. И странное дело, на родину хочется ненадолго, что-то я потеряла в любви к своей стране. Почему-то мне туда не надо. Мне страшно подумать о возможности возврата в эту страну. Мой отъезд - дело, продуманное до каждой запятой. Я хочу жить, как я хочу, и здесь мне никто не мешает: хотеть. Мне здесь нормально психологически. Я завишу от себя и своих способностей и возможностей. Поэтому я себя все время улучшаю. Много трачу времени на обучение новому в своей специальности. Меня это успокаивает, и я знаю, что если потеряю работу, то найду новую без проблем. Доказано опытом. А то, что говорят вокруг, что кризис - это только лентяи раздувают дым вокруг небольшого огонька. Им это выгодно.

Что я могу пожелать своим соотечественникам? Терпения. Только здесь понимаешь, насколько люди в России лишены элементарного человеческого отношения к их судьбе. Только здесь я поняла, как благодарна взгляду того мужчины в психушке, который не поднял тревогу.

P.S. У Ольги Аникиной скоро будет выставка в доме Журналистов в Питере.