Ali

( род. 3.9.1936 )   Президент Бен Али (Zine el Abidine Ben Ali) и перестройка в Тунисе  

Автор:


ЧЕЛОВЕК ОБНОВЛЕНИЯ

  ТУНИСЦЫ отлично помнят, как в субботу, 7 ноября 1987 г., в 6 часов 30 минут радио неожиданно прервало концерт популярной ливанской певицы Фейруз и сообщило, что 84-лет-ний пожизненный глава государства Хабиб Бургиба смещен со своего поста, который "отец нации" занимал со дня провозгла-шения республики в 1957 г.

  Операцию по смещению Бургибы осуществила без единого выстрела группа видных государственных деятелей во главе с премьер-министром Зин аль-Абидином Бен Али. Он же слегка взволнованным голосом зачитал свое обращение к нации, изве-стив соотечественников о том, что данное решение принято в соответствие с 57-й статьей Конституции и на основе меди-цинского заключения (его подписали семь ведущих врачей, а затем заверил прокурор республики) о состоянии здоровья престарелого президента.

  - Учитывая, что возраст и болезнь Бургибы не позволяли ему выполнять возложенные на него обязанности, - объявил премьер-министр, - я счел своим национальным долгом взять на себя функции главы государства и главнокомандующего воору-женными силами.

  В тот же день Бен Али принял присягу на пленарном засе-дании парламента в присутствии членов нового кабинета министров и высших офицеров тунисской армии. По решению правящей Социалистической дустуровской партии в соответствии с 23-й статьей партийного устава Бен Али стал ее председателем.

  Все прошло мирно, без какого-либо сопротивления и, главное, в рамках Конституции. Завершилась эра Хабиба Бургибы, который любил повторять, что такого человека, как он, будет нелегко заменить. Началась эра Бен Али...

ПУТЬ НАВЕРХ

  Второй президент Тунисской Республики родился 3 сентября 1936 г. в Хаммам-Сусе. Семья была многодетной - в ней росли шесть мальчиков и пять девочек. Среднее образование получил в лицее в Сусе, Будучи старшеклассником, включился в активную подпольную деятель-ность за независимость своей страны. Он сражался в рядах молодежной организации, являясь связным между районными отделениями Социалистической дустуровской партии. Его не-сколько раз арестовывали, бросали в тюрьму, подвергали до-просам.

  После провозглашения независимости Туниса 20-летний Бен Али направляется учиться во Францию в числе тех, кто был призван составить ядро будущих национальных вооруженных сил. Там он окончил высшее военное училище в Сен-Сире. Позднее Бен Али получил дипломы не менее престижных военных учебных заведений - артиллерийского училища в Шалоне-на-Марне (Франция), высшей школы разведки и безопасности и школы ПВО (США). Воинское звание - генерал. Награжден тунисскими и иностранными орденами. Он - кавалер орденов Независимости и Республики.

  С 1958 г. он - офицер генерального штаба тунисской армии. Последняя должность - начальник службы военной безо-пасности. В 1974 г Бен Али назначают военным атташе в Марокко, откуда он вернулся в 1977-м и стал шефом канцелярии министра обороны. В декабре того же года его переводят на должность генерального директора Службы национальной безопасности.

  В апреле 1980 г. Бен Али снова отправляется за границу. На этот раз - послом в Варшаву, Вернувшись в Тунис в январе 1984 г., он снова занял прежний пост в Службе националь-ной безопасности. Десять месяцев спустя его повышают, назначив государственным секретарем по вопросам национальной безопасности. Еще год спустя он становится министром этого ведомства.

  28 апреля 1986 г. президент Бургиба назначает Бен Али министром внутренних дел.

  - Он этого заслуживает, - сказал тогда "отец нации". - У него крепкая хватка и он сумеет удержать страну в руках.

  (В скобках замечу, что Бен Али, по свидетельству мно-гих сотрудников министерства внутренних дел, зарекомендовал себя на этом посту противником крайних мер, в частности применения силы, а тем более оружия).

  В июне того же года на 12-м съезде правящей Социалисти-ческой дустуровской партии его избирают в политбюро и одно-временно заместителем генерального секретаря.

  В середине 1987 г. в ходе очередной реорганизации кабинета Бургиба возводит Бен Али в ранг государственного министра, что упрочило его растущее политическое влияние. A октябре того же года "верховный борец", как неизменно именовался глава государства, назначает Бен Али премьер-министром (пятым по счету), который автоматически стал его официальным преемником, а также генеральным секретарем Со-циалистической дустуровской партии. Одновременно он сохранил и пост министра внутренних дел. В день назначения премьер-министром Бен Али сформули-ровал цель своей политической программы - построить в Ту-нисе процветающее, открытое, миролюбивое общество, основан-ное на справедливости и терпимости.

  После рабочего заседания, состоявшегося 5 октября 1987 г., один из министров сказал о Бен Али.

  - Он выбран не случайно, ибо соответствует обстановке в Тунисе. Он знает существующие проблемы, положит конец разброду и сведению счетов.

  Здесь необходимо подчеркнуть, что к моменту назначения Бен Али на пост премьер-министра политическая жизнь страны фактически приостановилась из-за "непредсказуемых действий хозяина дворца в Карфагене". Очевидно, именно тогда Бен Али начал обдумывать смещение старца-президента, тем более что пост главы правительства давал ему возможность восполь-зоваться 57-й статьей Конституции. Она предусматривала, что "в случае смерти президента или его отставки" премьер-министр берет на себя обязанности президента (а также главнокоман-дующего вооруженными силами) и остается им до очередных парламентских выборов, проводимых раз в пять лет.

  И Бен Али воспользовался предоставленной ему конституционной возможностью.

ВЫЗОВ ПРЕЗИДЕНТА

  Когда утром 7 ноября 1987 г. Бен Али обратился к народу, думаю, мало кто мог в те часы предполагать, что его заявление, получившее позднее официальное название "Декларация 7 ноября", станет подлинной программой политических действий, а провозглашенные в нем принципы быстро найдут претворение в общественной жизни.

  В своем первом обращении он приз-вал соотечественников к сотрудничеству с новым режимом в "обстановке доверия, безопасности и спокойствия". Долгом всего народа, сказал новый президент, является "сохранение независимости родины, ее прогресса". Все члены общества должны внести вклад в управление делами страны в рамках "ответственной демократии" и в духе уважения "суверенитета народа".

  В области внешней политики, заявил Бен Али, будут сохраняться отношения сотрудничества со всеми странами, "особенно братскими и дружественными", Тунис останется верным своим обязательствам в международном плане. Он придал особое значение сохранению "исламской, арабской, африканской и средиземноморской солидарности на основе общих интересов".

  Первым шагом нового президента на пути обеспе-чения гражданских свобод явилось освобождение из тюрем всех политзаключенных, включая лиц, принадлежавших к экстремист-ским организациям "Джихад аль-Ислами" ("Священная исламская война") и "Движение исламского направления".

  (По данным тунисской прессы, теперь в стране нет ни одного человека, заключенного в тюрьму за свои мысли и убе-ждения.)

  По распоряжению Бен Али была повышена по службе группа высших офицеров вооруженных сил, произведены некоторые пе-рестановки в руководстве тунисской армии. Затем президент упразднил суд по делам государственной безопасности, ликвидировал пост генерального прокурора рес-публики. Он ограничил четырьмя днями право полиции держать под арестом лиц, находящихся на подозрении, до передачи их судебным органам.

  В июле 1988 г. Тунис стал первой арабской страной, ратифицировавшей конвенцию, запрещающую применение пыток, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1984 г.

  Выражением воли президента "идти быстрее и далеко" явилось проведение в 1988 г. съезда правящей Социалисти-ческой дустуровской партии, переименованной в Демократиче-ское конституционное объединение (ДКО), который провозгла-сил курс на демократизацию общественной жизни, достижение плюрализма, построение правового государства.

  Незадолго до открытия первого съезда ДКО президент Бен Али провел реорганизацию правительства, сместив несколько министров прежнего режима. Он пошел на это исключительно для того, чтобы съезд одобрил ряд его смелых шагов, направ-ленных на претворение в жизнь политических и экономических реформ. Кроме того, ему было крайне необходимо, как писала тунисская пресса, "взять в свои руки эту вездесущую партию, выкованную Бургибой".

  И Бен Али добился от делегатов съезда одобрения ликви-дации многих былых привилегий правящей партии. Речь шла о том, чтобы изменить стиль ее работы, отделить партию от пра-вительства, не считать ее более единственным законным пред-ставителем народа. По словам корреспондентов, освещавших съезд, делегаты утвердили эти предложения без особого энтузиазма, но и без чрезмерной горечи и придирок. Съезд провозгласил курс на демократизацию общественной жизни, достижение политического плюрализма, построение правового государства.

  Заслуживает внимания эмблема съезда. На ней была изо-бражена рука утопающего, которую в последний момент схватила рука друга. После речи главы государства, в которой он пе-речислил ошибки Бургибы и его окружения, всем стало ясно, что рука спасителя - это, без сомнения, рука Бен Али.

  Но без доверия масс эффективную политику проводить сложно, если вообще возможно. Это хорошо осознавало новое политическое руководство. День за днем, шаг за шагом оно стало завоевывать симпатии народа. Президент совершил несколько поездок по стране, посетил школы и дома для престарелых, встречался со студентами и спортсменами, расспрашивал об их нуждах. Его популярность начала стреми-тельно возрастать.

  Следующим (не менее важным) этапом обновления различ-ных сфер жизни в Тунисе явилось подписание в канун первой годовщины нового режима Национального пакта - своеобразного кодекса отношений между правительством, партиями, обществен-ными и профессиональными организациями.

  - Национальный пакт не является ни правительственной программой, ни планом создания какой-либо коалиции, - зая-вил президент. - Это национальный, цивилизованный проект, отражающий то, что мы хотим сделать для своей страны, ка-ковы должны быть методы реализации наших планов и взаимоот-ношений между всеми без исключения партнерами - партиями и организациями. Он, - подчеркнул Бен Али, - не заменит ни Конституцию, ни действующие законы. Он должен защитить страну от любых перегибов, которые могут произойти в деятельности кого-либо из партнеров.

  Пакт декларировал защиту прав человека, свободу собраний, совести и создания политических организаций, призвал к тер-пимости, осуждал экстремизм во всех его формах. Во внешнеполитическом плане он призывал к созданию справедливого ме-ждународного порядка, гарантирующего прочный мир, что открыло бы человечеству путь к прогрессу, оградило его от войн и позволило бы духу общечеловеческой солидарности царить на планете.

  Желая доказать законность своего режима, Бен Али пошел на проведение досрочных президентских выборов в апреле 1989 г., хотя мог бы использовать до конца (т.е. до 1991 г.) свой мандат, который ему предоставила конституция прежнего режима. Бен Али посчитал, что не может продолжать исполнять президентские полномочия от имени данной ему народом законности, которая принадлежала не ему, а его предшественнику,

  В самом деле: в день своего прихода к власти Бен Али высказался резко отрицательно о пресловутой статье Конституции, которая устанавливала автоматическую преемственность. Он воспользовался ею только для того, чтобы не дать возмож-ности отождествить смещение Бургибы с нарушением законности, с государственным переворотом. Следовательно, досрочные президентские выборы совместили новую народную законность, почерпнутую в избиратель-ных урнах, с новыми положениями исправленной конституции. Таким образом, институт президентства был сообразован с новой расстановкой политических сил и сам оказался законным.

  Те президентские и парламентские выборы, в которых при-няли участие свыше двух миллионов тунисцев, отличались от всех предыдущих тем, что многим гражданам было возвращено право избирать и быть избранными в представительные органы. Они впервые участвовали в предвыборной кампании, во время ко-торой звучали несанкционированные речи, выдвигались самые радикальные программы. А ведь раньше они были лишены всего этого, на них сыпались казенные фразы и директивы. Более того, впервые в истории страны в выборах участвовали тунис-ские граждане, проживавшие за рубежом.

  Тогда подавляющее большинство избирателей отдали свои голоса за кандидатуру Бен Али, выдвинутого Демократическим конституционным объединением. Его же кандидаты получили 141 место в Национальном собрании.

  - Для того чтобы бороться с трудностями, - заявил пре-зидент после выборов, - необходимо создать единое, монолит-ное и демократическое общество, в котором равные возмож-ности предоставлялись бы всем.

  Поддержит ли партия политический вызов президента? По мнению Бен Али, поддержит. Но для этого необходимо прежде всего омолодить существовавшие в городах своего рода "кол-лекции" местных вождей, больше склонных к тому, чтобы мани-пулировать простыми гражданами, чем активизировать полити-ческие дискуссии.

  Как утверждали сторонники Бен Али, он считал, что продолжать дело с людьми Бургибы, значит идти по пути бывшего президента. Однако смена в партийной верхушке шла медленно и напоминала постепенное переливание крови с целью дать возможность одним полностью поддержать новый курс, а дру-гим, слишком приверженным прошлому, - продвигаться в сторону выхода и, наконец, третьим - молодежи - выдвинуться. Короче, речь шла о сформировании поколения Бен Али.

  Триумф нового президента оценили не только в Тунисе, но и за его пределами". По итогам 1988 г. Французский центр социально-политических исследований назвал Бен Али "чело-веком года", присвоив ему звание лауреата международной пре-мии "Демократия и права человека".

ОЧИСТКА ИЛИ ПЕРЕСТРОЙКА

  В первые годы правления Бен Али тунисцы постоянно за-давались вопросом: что же происходит на самом деле? Очистка старого здания от пыли, накопившейся за годы застоя? Или же решительная перестройка?

  Иными словами, является ли изменение стиля изменением политики?

  А стиль действительно изменился. Причем весьма наглядно, Так, например, глава государства, известный как великий труженик, проводил совещание за совещанием, требуя докладов по самым деликатным и сложным вопросам. Слушая министров, он делал для себя заметки, что уже само по себе было нема-ловажным новшеством для Туниса.

  Некоторые министры, обленившиеся в последние годы правления Бургибы, считали рабочие заседания, проводимые ежед-невно в президентском дворце в Карфагене, чрезвычайно уто-мительными.

  - Целых двадцать лет мы молча слушали Бургибу, который приглашал нас лишь для того, чтобы выступить перед нами, - пожаловался один из министров. - Новый же президент выслушивает прежде всего нас...

  Сам Бен Али часто повторяет:

  - Я сначала слушаю выступающих, затем размышляю и при-нимаю решение.

  Но этим дело не ограничивается. Если Бургиба всегда действовал помимо законов, считая себя единственным оплотом законности, то с приходом Бен Али конституция стала главной точкой отсчета.

  Кстати сказать, одним из первых шагов по изменению стиля было запрещение называть президента "фахамат" ("пре-восходительство"), как в течение тридцати лет называли Бурги-бу. И еще: новый глава государства, как правило употребляет "мы", его предшественник говорил исключительно "я".

  В отличие от Бургибы Бен Али не питает иллюзии, что дарован своему народу Аллахом. Он - первый среди равных. Он также не увлекается многословными декларациями, как большин-ство ближневосточных правителей. Отчасти потому, что он - не оратор, не любит играть на публику, как Бургиба. Кроме того, достаточно сдержанный характер нового президента ли-шает его возможности использовать обкатанные приемы культа личности, который еще недавно был доведен в Тунисе до край-ности,

  Тем не менее у Бен Али хватило характера отменить мно-гие национальные праздники, напрямую связанные с существовав-шим в стране культом личности Хабиба Бургибы: 18 января - первый арест Бургибы... 1 июля - триумфальное возвращение Бургибы в Тунис... 3 августа - день рождение Бургибы...

  Придя к власти, Бен Али начал проводить принципиально новый внешнеполитический курс. Дело в том, что за последние десять лет репутация тунисского дипломатического ведомства заметно пострадала, прежде всего из-за непоследо-вательности во внешней политике Бургибы. Бен Али сумел восстановить престиж Туниса на международной арене.

  Итак, в стране наступила эра исправления, развития де-мократии, соблюдения прав человека, движения в сторону соз-дания правового государства.

  Впрочем, если политическое просветление было бесспор-ным, то экономическая и социальная ситуация в первые годы правления Бен Али оставалась тревожной. Достаточно сказать, что в Тунисе при населении 7,5 млн. человек насчитывалось около 300 тыс. безработных. И хотя социальные тяготы не отразились на популярности главы государства, первые речи Бен Али свидетельствовали о том, что он понимал, что его ожидают трудные решения.

  Бен Али осознавал, что внедрять новшества будет особенно трудно именно в социально-экономической сфере. Как отмечали тогда тунисские газеты, помимо гласности это будет второй и, возможно, главной проблемой, которой придется заниматься ново-му хозяину карфагенского дворца.

  Еще одна серьезная проблема", которая требовала незамедлительного решения - это "непримиримые поборники ислама". По мнению местных политических наблюдателей, чтобы провести чистку в политических институтах власти и призвать к порядку ряд министров, нужна была лишь воля. А вот для того чтобы обезвредить движение протеста исламских фундаменталистов, требовалось гораздо больше: и такт, и осторож-ность, и твердость, и хитрость.

  Бен Али проявил эти качества.

  К моменту его прихода к власти прочные позиции имела ныне запрещенная партия "Ан-Нахда" ("Возрождение"), испо-ведовавшая ислам и призывавшая к созданию в Тунисе "Исламской республики". Президент Бен Али умело маневрировал, со всей решимостью проводя линию на усиление своих позиций и укрепление личной власти. Делал он это, как отмечал париж-ский еженедельник "Жен Африк", "железной рукой в бархатной перчатке".

  Партию "Ан-Нахда" обвинили (причем совершенно справед-ливо) в подрыве государственной безопасности, попытках изме-нения конституционного строя и покушения на жизнь главы го-сударства. Большинство партийных лидеров были арестованы и осуждены на длительные сроки заключения. Проведена чистка в государственных структурах и армии, откуда удалялись му-сульманские интегристы. Таким образом президенту и его сторонникам удалось ликвидировать опасность исламизации тунис-ского общества, грозившую стране тяжелыми политическими и социальными последствиями.

  Кроме того, Национальным пактом предусматривалось ис-ключение мечетей из политической борьбы. Они должны оста-ваться лишь местом отправления религиозных культов. Этим шагом, как считают в Тунисе, Бен Али ограничил прерогативы мусульманского духовенства.

  Тем не менее религиозные деятели страны на нового пре-зидента не обиделись. По их мнению, Бен Али сместил Бургибу, чтобы "вернуть исламу то место, которое он заслуживает", а также для того, чтобы устранить "некоторые препятствия на пути свободного вероисповедания".

  Судя по высказываниям и деятельности Бен Али, он не похож на ярого поборника ислама. И все же он совершил палом-ничество в Мекку, поцеловал Черный камень, что вызвало энту-зиазм народных масс Туниса. В одной из газет появился даже репортаж об этой поездке, который назывался "Ислам в сердце". Многие наблюдатели расценили этот шаг президента как желание привлечь на свою сторону народные массы, исповедующие умеренный ислам, и выбить почву из-под ног непримиримых.

  Последние, кстати сказать, стремились ликвидировать одно из достижений, которое большинство тунисцев считает самым главным в истории страны со времен независимости. Речь идет о "своде законов", отменивших в 1956 г. полигамию и давших тунисским женщинам права, которых нет в других стра-нах арабского мира. Права женщин были еще больше консолиди-рованы парламентом в августе 1992 г. Насилие против женщин в семье теперь наказуемо по закону, женщина может получить паспорт без согласия мужа или отца, и государство помо-гает разведенным женщинам получать алименты. Но, пожалуй, самое главное - в случае развода дети теперь не остаются автоматически у отца.

  Поддерживая женщин. Бен Али и его сторонники создают мощную социальную опору для сопротивления "отсталому ислам-скому мышлению".

ПОДВОДЯ ИТОГИ

  К 1989 г. под руководством президента была выработана экономическая программа, предлагавшая решить сразу несколько проблем. Прежде всего три ключевые: увеличить объем капиталовложений для подъема производства, стимулировать экспорт национальной продукции и создать наиболее возможное число рабочих мест для безра-ботных.

  Оздоровление экономики всегда важно. Но в конкретной ситуации, сложившейся тогда в Тунисе, оно было важно не только само по себе.

  - Если оздоровление состоится, - заявил тогда Бен Али, - это станет решающим аргументом в пользу нового руководства, которое стремится дополнить политические реформы хозяйствен-ными успехами. В конце концов на этом будет зиждеться внут-ренняя стабильность.

  Надо признать, многое уже достигнуто. Правительство освободило большинство потребительских и производственных цен, сократило субсидии, начало либерализацию финансовых рынков, сняло ограничения на значительную часть импорта, добилось иностранных инвестиций, которые идут в Тунис прямо-таки потоком. А это означает, что политическая ситуация в стране стабильна и контролируется властями.

  Президент Бен Али не скрывает главной своей цели - территория его страны должна стать и расширенным европейским пространством. Поэтому Тунис стремится сблизиться с Европейским сообществом. Разумеется, не в ущерб себе, своим интересам и не за счет кармана своих граждан.

  Можно привести множество цифр, иллюстрирующих успехи Туниса в экономической и социальной сферах. Можно цитировать раз-личных политиков, одобряющих внутреннюю линию президента. И это не будет преувеличением - кризис в стране давно миновал благодаря разумному и хорошо продуманному руководству эко-номикой; гражданский мир сохраняется; повседневная жизнь людей - у кого быстрее, у кого медленнее - улучшается.

  - Тунисцы вновь обрели свою национальную гордость, - заявил недавно Бен Али. - Несмотря на существующие социально-экономические трудности, они смотрят в будущее с оптимизмом.

  Что ж, для этого у них есть все основания. Но главное, пожалуй, в том, что их президент не бросает слов на ветер и выполняет обещания.

  Последние президентские выборы состоялись 20 марта 1994 г. Доселе такого в стране не было - четыре оппози-ционные партии вместо обычного "подарка" в виде репрессий впервые получили места в парламенте. Сам же Бен Али в тот день был избран главой государства на второй пятилетний срок. И не потому, что его кандидатура была единственной. А пото-му, что он был и остается лидером нации. Фигуры, близкой к нему по масштабу, в Тунисе сегодня нет.

  Получив доверие народа, Бен Али имеет право добиваться еще двух президентских мандатов. То есть, если все пойдет нормально, он сможет находиться у власти 18 лет - до 70-лет-него возраста. Однако опыт Бургибы подсказывает ему, что это - предел, за которым наступает катастрофа старости и неспособности вести государственные дела.

  Если верить слухам, Бен Али намерен создать прави-тельственную коалицию, объединяющую демократические и умеренно-консервативные партии. Он считает, что существование других партий должно стимулировать начатые реформы. Он - за активный диалог с оппозицией. Поговаривают даже о том, что Бен Али, желающий выступать от имени всех тунисцев, го-тов отказаться от поста председателя партии.

  О личной жизни Бен Али известно крайне мало. Проводить время с семьей из-за государственных дел почти не удается. Мало кто видел его жену и пятерых детей даже на фотографии. Говорят, особую привязанность президент испытывает к люби-мой внучке Мариам, на общение с которой выкраивает редкие минуты. А уж на хобби места в распорядке дня не оста-ется вовсе. Лишь обязательные утренние пробежки можно с на-тяжкой назвать отдыхом.

  Подводя итог своей деятельности, Бен Али заявил не-давно:

  - Мы смогли сохранить взаимодополняемость между рефор-мами политическими, экономическими и социальными. Достигнуто примирение между обществом и государством, между тунисцами, представляющими все политические силы. Положение в стране изменилось в исключительно позитивную сторону благодаря результатам наших реформ.

  Где тот президент, который когда-нибудь скажет то же самое о России?