Yudina

(22 октября 1945 года - 9 июня 1998 года) Прошли года со дня убийства Ларисы Алексеевны Юдиной. Многое за это время изменилось в стране и мире, многое забылось. Но те, кому пришлось общаться с Ларисой, вряд ли забудут ее, и вряд ли забудут про то, что до сих пор убийцы не осуждены. Заказчики не найдены, хотя искать их - проблема невеликая.  

Статья: Памяти Ларисы Юдиной

Сайт: Персоналии


От редактора

Прошел год со дня убийства Ларисы Алексеевны Юдиной. Многое за это время изменилось в стране и мире, многое забылось. Но те, кому пришлось общаться с Ларисой, вряд ли забудут ее, и вряд ли забудут про то, что до сих пор убийцы не осуждены. Заказчики не найдены, хотя искать их - проблема невеликая.

Первый выпуск этой книги делался по "горячим следам", в спешке. И тогда много места пришлось отдать материалам информационного характера - чтобы читатель понял, что происходит в республике, узнал историю газеты, просто представлял себе, о чем идет речь. Думается, за прошедший год об этом узнали практически все. И второе издание хотелось сделать просто памяти Ларисы Алексеевны. О ней. Как о человеке.

В этой книге собраны в основном отзывы о Ларисе Юдиной людей, которые ее знали, работали с ней вместе, жили рядом с ней. Люди эти разные, с разными интересами, убеждениями, но каждый из них видел в ней что-то свое.

Трудно и сейчас, по прошествии времени, сказать - кем же была Лариса Юдина? Правозащитником? Борцом за справедливость? Максималисткой? Упрямой женщиной, готовой до конца отстаивать свои убеждения? Политиком? Ответа у нас нет. Ответ будет потом - история все расставит на свои места, а Лариса Алексеевна, и теперь это беспощадно ясно видно, в историю уже вошла. И хотя сама она считала себя прежде всего обычной женщиной, волей судьбы ставшей журналисткой, слишком многие из тех, кто хорошо ее знал, с этим не согласны. Конечно, она не была политиком - в том смысле, в каком политики сами себя считают таковыми, более того, смею утверждать, что политика как сфера деятельности была ей глубоко неинтересна. И конечно, она политик - может быть, самый значительный политик последнего времени в Калмыкии. Таких, как Юдина, во всей многострадальной России не оказалось - нигде больше в нашей огромной стране с ее необъятным начальством не было случая, чтобы безо всякой внешней поддержки, опираясь прежде всего на собственные силу воли, самоуважение и порядочность, человек бросил вызов всей государственной машине - и не только не сломался, не сдался, не продался - но и победил. Потому что Лариса победила. Власть не сумела с ней ничего сделать - и убила ее. Убила, потому что боялась, боялась безмерно, и чем дальше, тем больше - и этому есть свидетельства. И боялась прежде всего потому, что просто не понимала, что ей двигало. Все удается, со всеми можно справиться - а тут не действует ничего, и упрямая женщина упрямо продолжает свою вроде бы уже бессмысленную деятельность. Но русская пословица говорит: "вода камень точит", а ведь Лариса была далеко не вода, а уж калмыцкий ханский режим - тем более не камень.

И вот еще о чем хотелось бы сказать. Имя Ларисы Юдиной теперь намертво сплелось с другим именем - Кирсана Илюмжинова. Как не заслужила Лариса этого, думалось мне: чтобы огромному количеству людей при упоминании ее фамилии приходила в голову фамилия другого человека, которого она глубоко презирала, и чувствовала себя оскорбленной тем, что столько жизненных сил приходится отдавать на "разборки" с ним. Но потом пришла в голову другая мысль: имя Кирсана Илюмжинова теперь тоже намертво переплелось с именем Ларисы. И чем бы ни кончились следствия и суды, будут ли при нашей жизни названы те, кто убил ее и как убил - неважно. Она теперь никогда не даст ему спокойно спать - ни на этом свете, ни на каком другом.

Юдина Лариса Алексеевна

Родилась 22 октября 1945 года в Элисте, окончила здесь среднюю школу N4, год после школы работала в ней пионервожатой, поехала в Москву и поступила на факультет журналистики МГУ. Здесь она познакомилась со своим мужем и поехала с ним в город Алексин Тульской области, где работала в газете "Заветы Ильича". В 1966 году Юдина вернулась в Элисту, стала корреспондентом газеты "Комсомолец Калмыкии", в которой проработала 13 лет. С 1979 года работает в старейшей газете республики "Советская Калмыкия", сперва корреспондентом, затем заведующим отделом, затем главным редактором газеты.

Член КПСС с 1978 по 1991 год. Член "Яблока" с 1998 года. Соучредитель калмыцкой организации "Яблока".

После событий августа 1991 года газета была закрыта. 2 сентября 1991 года газета была зарегистрирована как независимая - ее учредителями стали трудовой коллектив редакции. Ассоциация фермеров Калмыкии и Федерация Профсоюзов Калмыкии. Главным редактором была единогласно избрана Лариса Алексеевна Юдина.

Во время предвыборной кампании по выборам первого президента республики весной 1993 года кандидат на этот пост К.Илюмжинов сказал: "Я буду управлять республикой, как корпорацией". Юдина писала по этому поводу: "Если человека принимают на работу в корпорацию, у него спрашивают, согласен ли он там работать. Я в корпорации Илюмжинова работать не согласна". Газета Юдиной (единственная из местной прессы) в большом объеме печатала материалы о соперниках Илюмжинова на выборах, критиковала его предвыборную программу. Анализируя эту программу, Юдина писала:"Как универсальный метод решения всех проблем республики и как средство реализации своих обещаний кандидат предлагает "взять бюджетные деньги и прокрутить". Во-первых, "прокрутить" бюджетные деньги можно только в нарушение закона. Во-вторых, я верю, что такие люди, как Кирсан Илюмжинов, и возьмут, и прокрутят. Но я не верю, что "прокрученные" деньги в бюджет вернутся".

После победы на выборах Кирсана Илюмжинова газета лишилась доступа к полиграфическим мощностям республики и оказалась вынуждена печататься в городе Волжском Волгоградской области. Илюмжинов заявил: "Пока я президент, "Советская Калмыкия" выходить не будет".

После смены руководства Ассоциации фермеров Калмыкии в нарушение закона о печати 26 августа 1994 года в республике была зарегистрирована вторая газета под тем же названием. Редакция прежней "Советской Калмыкии" была без какого-либо юридического основания лишена помещения (при выселении редактору угрожали пистолетом, был произведен выстрел в воздух; в протоколе составленном сотрудниками милиции, фигурирует "угроза применения газового пистолета") и компьютеров, находившихся в собственности трудового коллектива редакции, а также машины. Неизвестные сожгли дверь в квартиру Юдиной, по телефону ей неоднократно угрожали физической расправой.

В киосках Элисты и районов летом-осенью 1994 года продавались две газеты под названием "Советская Калмыкия" - с одинаковыми "шапками", но разным содержанием, и читатели - простые жители республики - каждый раз спрашивали у киоскера: "Чья газета, юдинская или капкановская?" (Капканов - редактор "ручной" "Советской Калмыкии").

В 1995 году представители республиканского руководства запретили проводить подписку на газету оппозиции и принимать ее в киосках для распространения. Верный член президентской команды, отец Зосима, для которого Илюмжинов добился у Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II отдельной Калмыцкой епархии (состоящей из трех храмов), на воскресных проповедях регулярно призывал прихожан не читать газету "Советская Калмыкия", объявляя это деяние грехом. Испуганные старушки крестились и шептали: "Грешна, батюшка, читала, и читать буду".

Газета была зарегистрирована в Госкомпечати РФ как региональная (так посоветовали в самой Госкомпечати, объяснив, что новое свидетельство о регистрации снимет юридические проблемы), и по-прежнему печаталась в городе Волжском (Волгоградская область) тиражом 4000 экземпляров. "Больше в "жигуленок" не лезет", - комментировала Юдина. Газета расходилась вся - ее распространяли в республике верные читатели. Среди подписчиков газеты оказалось несколько десятков работников типографии города Волжского, где она печаталась. Типография регулярно печатала газету не просто в долг, но вообще без всяких гарантий - в 1995-1996 годах средства на каждый номер Юдина доставала только ей ведомыми путями. С 1995 года помощь в издании оказывало федеральное "ЯБЛОКО" (в частности, оснастив редакцию компьютерами). Отметим, что хотя газета была официально зарегистрирована, подписка на нее в Калмыкии с 1994 года не принимается.

На руководство Госкомпечати РФ президентскими структурами Калмыкии было оказано беспрецедентное давление, в результате чего оно отменило свое решение о регистрации газеты, и заявило Юдиной, что тем самым недействительным оказалось и первоначальное свидетельство о регистрации. На вопрос, что же ей теперь делать, тогдашний председатель Госкомпечати Иван Лапин ответил, что если она согласится изменить название, то он лично подпишет ей свидетельство о регистрации в течение суток. Тем не менее больше недели свидетельство газете "Советская Калмыкия сегодня" не выдавалось. Причина тоже была названа сотрудниками комитета: "Ведь если мы вам выдадим свидетельство, вы представляете, что здесь начнется?" И только угроза голодовки главного редактора в здании Госкомпечати в Москве заставило его руководство выдать свидетельство. Г-н Лапин так его и не подписал, поручив это своему заму.

Жертвой репрессий руководства Калмыкии стал муж редактора Геннадий Юдин. Его уволили с работы в республиканском статуправлении "по сокращению штатов".

С начала 1996 года газета постепенно утрачивает периодичность, она выпускалась при наличии двух условий - денег и материала, который должен был быть напечатан немедленно.

С 1997 года газета стала выходить регулярно, но всего лишь два раза в месяц. Оплачивало издание федеральное "ЯБЛОКО". Лариса Юдина согласилась стать соучредителем республиканской "яблочной" организации. Последние полгода "Советская Калмыкия сегодня" много материалов публиковала в защиту генерала В.Тимофеева, главы республиканского УФСБ, с которым Кирсан Илюмжинов вел настоящую войну. Началась война после задержания президентского самолета в связи с недекларированным (то бишь контрабандным) грузом черной икры.

Прощальное слово о Ларисе

Шок, который я испытала 9 июня, уже прошел, тогда впервые СМИ сообщили о смерти Ларисы Юдиной - редактора газеты "Советская Калмыкия сегодня". Сегодня осталась лишь тупая боль под сердцем. Да еще слезы, что сами по себе наворачиваются на глаза.

Ушла из жизни моя подруга. Вернее нет. Не ушла. Ее убили. Жестоко. Подло. Из-за угла. Сама она всегда смотрела прямо в глаза своим недругам, тем, кого, разоблачала в коррупции. Она никого не боялась, ни президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова, ни тех, кто грабил калмыцкий народ. Она всегда говорила правду. Даже тогда, когда подожгли дверь ее квартиры, когда разгромили помещение редакции газеты. Когда ни одна типография в Калмыкии не бралась печатать тираж издания. Ее испугались. Испугались хрупкую женщину, спокойную, знающую свое дело. Испугались пера настоящего журналиста. Испугались позиции гражданина.

Ее выманили из дома, пустили в ход нож... Кто? С этим разберутся специалисты. Но ясно одно - в Элисте это должно было произойти. Потому что здесь не существует понятия свободы слова и печати. Потому что все здесь подчинено власти одного человека.

Я знаю Ларису не так давно. Но подружились мы с ней крепко. Встречались на разных совещаниях, на "яблочных" съездах. Осенью прошлого года Лариса сделала интересный доклад на научно-практическом семинаре "Свобода слова в регионах", организованном нашими коллегами из Германии. Рассказ о том, в каких условиях приходится работать журналистам Калмыкии, потряс не только видавших виды российских работников пера, но и немецких.

Ларису знала вся страна. Она была членом Клуба редакторов России. Эта общественная организация не раз пыталась помочь решить проблемы газеты "Советская Калмыкия сегодня". Направляли послание даже Президенту России Борису Ельцину. Безрезультатно. Наверное, слишком мелким показался вопрос БорисуНиколаевичу, чтобы он стал тратить время на его рассмотрение.

Последняя наша встреча с Ларисой состоялась в феврале этого года. Я увидела ее такой же жизнерадостной, как всегда. Такой же целеустремленной. И такой же непоколебимой.

- Как дела? - спрашиваю ее.

Она улыбнулась - такой улыбки не бывает у злых и нечестных людей:

- Воюю. Вот с помещением решаю проблему. Арендодателей наших зажимают. Может быть, придется переезжать, менять адрес. Все бы ничего, нам не привыкать. Только читателей жалко. Пройдет какое-то время, пока узнают, куда направлять свои письма.Разговор о калмыцких проблемах то уходил в сторону, то вновьвозвращался к ним. Не удержалась, спросила Ларису: как она выдерживает такое напряжение в течение длительного времени? Ведь у нее есть муж, семья. На них тоже ложится груз ее проблем.

Без всякой бравады, как-то по-будничному, сказала она мне тогда:

- Надо просто верить в то, что делаешь. Единственный островок правды в Элисте - наша газета. Читатели ее ждут, несмотря ни на что. Ее читают. И перечитывают. Как обмануть их надежды?

Лариса была настоящим журналистом. Я знакома с ее работами. Многие столичные работники пера могут позавидовать ее мастерству. Но она никогда не хотела жить в столице. Потому что ее дом была Калмыкия. Та самая Калмыкия, которая ее убила.

Хотя нет. Калмыкия - это народ. А народ не мог убить своего любимого редактора. Убить могла только система. Та, которую создала кучка людей. Создала для себя, своих близких и друзей. Система, с которой не мог согласиться такой честный человек, как Лариса Юдина.

Не стало прекрасного журналиста. Прекрасной женщины. Матери. Бабушки.

Не стало моей подруги.

Лишь память о ней будет жить в моем сердце. Так же, как и фотография, на которой мы с Ларисой бок о бок, тесно прижавшись друг к другу, смотрим в будущее.