Yassin

(род. 1936)   Каким образом удалось парализованному шейху-инвалиду превратиться из заурядного учителя литературы в столь важную политическую фигуру? Причем не только среди палестинцев, но и на всем Ближнем Востоке...  

Автор:


ФЕНОМЕН ШЕЙХА ЯСИНА

  Лидер палестинской экстремистской организации ХАМАС шейх Ахмед Ясин так и закончил бы свои дни в израильской тюрьме (он имел пожизненный срок), если бы не провал операции 'Моссада' в Иордании. В октябре 1997 года после девятилетнего заключения он был освобожден на двух израильских агентов этой секретной службы, захваченных в иорданской столице Аммане в результате неудачного покушения на руководителя политического крыла ХАМАСа Халеда Машаля.

  Его возвращение на родину, как отмечала израильская газета 'Вести', стало фактором большого общественно-политического значения, которое многие наблюдатели сравнивали с событиями 1979 года, когда аятолла Хомейни вернулся в Иран после долгого пребывания в эмиграции под Парижем. Скромный одноэтажный домик шейха Ясина в Сабре - одном из районов сектора Газа - моментально превратился в место паломничества десятков тысяч палестинцев. Среди посетителей был и председатель совета Палестинской Автономии Ясир Арафат с супругой Сухой, которая направила приглашение жене Ясина, матери 11 детей.

  Каким образом удалось парализованному шейху-инвалиду превратиться из заурядного учителя литературы в столь важную политическую фигуру? Причем не только среди палестинцев, но и на всем Ближнем Востоке...

* * *

  Ахмед Ясин родился в 1936 году в деревне Джура неподалеку от города Ашкелона. В 1947 году, когда начались столкновения между арабами и евреями, его семья переехала в Газу, и поселилась в лагере беженцев Шати.

  В 50-х годах, будучи подростком, Ахмед вступил в фундаменталистскую организацию 'Ихван муслимун' ('Братья-мусульмане'), впоследствии запрещенную египетским президентом Гамалем Абдель Насером. Как раз в это время, играя как-то с товарищами на берегу моря, он сломал себе шею, неудачно сделав сальто, и остался калекой на всю жизнь.

  Через несколько лет Ахмед начал передвигаться на костылях. Но с середины 80-х годов он не встает с инвалидной коляски. Инвалидность, однако, не помешала будущему шейху получить образование в египетском исламском университете 'Айн-Шамс', где ему была присвоена степень бакалавра по арабской литературе. Вернувшись в Газу он стал учителем и одновременно представителем "Братьев-мусульман".

  Отец одного из учеников Ясина, бравших у него частные уроки, был египетским наместником Газы. Он порекомендовал его на работу в начальную школу 'Аль-Кармель'. В рекомендательном письме наместник писал, что хотя Ясин и 'не в состоянии быть учителем физкультуры, но преподавать другие дисциплины он сможет замечательно'.

  Потом он начал проповедовать в мечетях. Больше того, он продолжал сочетать преподавательскую и проповедническую деятельность и после того, как в 1967 году в ходе 'шестидневной войны' Израиль захватил Западный берег реки Иордан и сектор Газа.

  В 1973 году Ясин создал 'Исламский центр', затем - 'Исламское объединение', поставившее под свой контроль большинство исламских учреждений в Газе. А в 1979 году, после того как в Иране произошла исламская революция, он основал 'Аль-Джамаа аль-исламия' - первое в Газе <Исламское общество>. Оно предлагало палестинцам услуги в религиозной, образовательной и развлекательной сферах. Клуб, где подростки занимались безобидными на первый взгляд футболом и настольным теннисом, был даже официально зарегистрирован израильскими властями.

  Надо признать, что Израиль поощрял деятельность этого 'Исламского общества', которое быстро распространило свое влияние по всей Газе. Оно стало религиозной альтернативой и потенциальным противником националистического лагеря Организации освобождения Палестины. Ясин, удостоившийся к тому времени почетного титула 'шейха', давал арабским программам израильского телевидения многочисленные интервью, в которых критиковал лидера ООП Ясира Арафата.

  Впрочем, период благоденствия оказался коротким. Постепенно от организации клубов по футболу и настольному теннису шейх перешел к политической деятельности. Однажды в 1982 году тысячи его сторонников вихрем пронеслись по Газе, круша 'неисламские объекты' - магазины, торгующие спиртными напитками.

  В 1984 году Ясин был приговорен израильским военным судом к 13 годам тюремного заключения за незаконное хранение оружия. Однако, через год его освободили в рамках обмена 1.100 палестинских заключенных на троих израильских солдат, захваченных в Ливане боевиками террористической организации.

  Группировка Ясина не принимала участия в 'интифаде' - восстание палестинцев, вспхнувшее в Газе в 1987 году. Но народные волнения не утихали, и он основал ХАМАС (аббревиатура от арабского 'Харака аль-Мукаума аль-Исламия'), что в переводе означает - 'Исламское движение сопротивления'. Именно тогда он <призвал рассматривать всех израильтян военными поселенцами и убивать их>.

ИЗ ДОСЬЕ СПЕЦСЛУЖБ

  Движение ХАМАС провозглашает: "Освобождение всей Палестины от моря и до Иордана - наша стратегическая цель, и нет цели более святой и важной. После освобождения от израильского господства Палестина станет центром арабского и мусульманского мира>.

  ХАМАС призывает к физическому уничтожению евреев, преследует христиан, левых деятелей, отстаивающих светский путь развития; арабов, сотрудничающих с Израилем. Конечная цель ХАМАСа - уничтожение Израиля. Цели террористических операций - деморализация населения, дискредитация карательных органов Израиля.

  ХАМАС вербует боевиков в университетах, школах, мечетях, благотворительных учреждениях. Создает отряды <шахидов> (боевиков-смертников), которым внушается, что гибель во имя ислама - самый короткий путь в рай. <Шахиды> - молодые люди в возрасте 18 - 27 лет, из бедных семей, часто - неграмотные.

  ХАМАС имеет политическую (легальная) и военную (нелегальная) структуры. Заметную активность проявляют легальные ветви ХАМАСа, осуществляющие пропаганду и вербовку членов через мечети и социальные учреждения.

  Финансирование осуществляется со стороны Ирана, Иордании, Судана, стран Персидского залива. Треть от $ 30- миллионного ежегодного бюджета поступает от живущих в США и Европе сторонников ХАМАСа.

  Филиалы движения открыты в США, Европе, Саудовской Аравии, Иордании, Сирии, Ливане, Иране.

  Штаб- квартира - в Тегеране.

  Деятельность ХАМАСа распространялась не только на сектор Газа, но и на Западный берег реки Иордан. Был создан особый отряд - <Аз эд-дин эль-Касем>, боевики которого убивали палестинцев, подозреваемых в сотрудничестве с оккупационными властями. Они же осуществляли нападения на израильских солдат.

  Израиль поначалу терпел ХАМАС по тем же причинам, по которым он приветствовал создание <Исламского общества>. Но вооруженная деятельность этого движения не могла не вызвать тревоги. В 1989 году Ясин был снова арестован и приговорен к пожизненному заключению за организацию похищения и убийство двух израильских солдат.

  За время заключения его популярность возросла неимоверно. Но пошатнувшееся здоровье шейха, которому делали одну операцию за другой, чрезвычайно беспокоило палестинцев. Каждый раз, когда вновь появлялись слухи о том, что он умер в израильской тюрьме, власти разрешали адвокату и родственникам Ясина посетить его.

  Кстати сказать, находясь в тюрьме, шейх продолжал играть существенную роль в руководстве своей организации. Газета 'Вести', ссылаясь на источники, близкие к израильским службам безопасности, сообщает, что Ясин поддерживал связь с оставшимися на свободе руководителями ХАМАСа на Западном берегу и в секторе Газа, а также с филиалами в Иране и Судане. Сообщения передавались через посетителей, а писать письма парализованному узнику помогали сочувствовавшие ему сокамерники. Доказательства прямых связей шейха со террористами-смертниками, убившими за последние годы десятки израильтян, нет, хотя он и оправдывал эти террористические акты, называя их 'самообороной'.

  Израильтяне всерьез опасались, что шейх превратится в великомученика, если действительно умрет в заключении. Это могло вызвать новый взрыв недовольства на Западном берегу и в секторе Газа. Но в то же время освобождать его упорно отказывались.

  В конце концов, Ясин вышел на свободу. Но не в результате каких-то решительных действий ХАМАСа, а, как было сказано выше, из-за провала израильской разведки.

  В начале марта 1998 года неистовый шейх отправился в длительное турне по арабским странам. В течение четырех месяцев он колесил по Саудовской Аравии, странам Персидского залива, Сирии, Судану и Ирану. За это время он собрал, по сведениям из арабских источников, около 300 миллионов долларов. Деньги, естественно, пошли на укрепление общественных и политических позиций ХАМАСа на территориях, находящихся под юрисдикцией Палестинской Автономии.

  В конце июня того же года Ясин вернулся в Газу. Его победное возвращение вынудило Арафата, который, по словам палестинских политологов, во многом проигрывает шейху в политическом плане, пересмотреть свою политику.

  - Кого нельзя победить, с тем надо дружить, - утверждает один из лидеров ХАМАСа на Западном берегу. - Таковы теперь правила игры.

   Действительно, в тот год Арафат делал все, чтобы угодить Ясину. Он выдал ему дипломатический паспорт и предоставил автомобиль с особым номером красного цвета, которые даются лишь чиновникам из высшего палестинского руководства. Он выпустил из тюрем десятки активистов ХАМАСа, осужденных за участие в терактах.

  Больше того, палестинец ©1 отложил формирование нового кабинета до возвращения шейха в надежде, что тот прикажет своим соратникам принять предложение сотрудничать с властью Палестинской Автономии, вместо того, чтобы пытаться ее свалить. Но Ясин отказался, заявив, что такой шаг 'будет подразумевать принятие ХАМАСом Норвежских соглашений'.

  Столь жесткая позиция шейха объяснялась просто. Во время своей поездки он получил не только щедрую финансовую помощь, но и достиг весьма существенных политических и дипломатических успехов. Правительства многих стран больше не рассматривали его всего лишь руководителем мелкой и никому неизвестной террористической группировки. Он завоевал репутацию государственного деятеля мирового масштаба.

  Поэтому у Арафата

  Ну, а что сегодня?

  В то время как руководство ХАМАСа за границей ратует за проведение жесткой линии, шейх, являющийся духовным лидером организации, занял неоднозначную позицию. С одной стороны, он постоянно говорит о необходимости прекращения конфронтации с Израилем. Он даже подал своим сторонникам пример терпимости, согласившись встретиться с раввином Менахемом Фруманом (жителем еврейского поселения Текоа на Западном берегу реки Иордан), известным посредником на арабо-еврейских переговорах. Но с тем же упрямством он твердит о необходимости 'продолжать 'джихад' ('священная война') во имя освобождения всей Палестины> и о создании исламского государства, где евреев будут рады видеть в качестве нацменьшинства>.

  В интервью, которое Ясин дал недавно газете 'Джерузалем рипорт', он напомнил:

  - Ислам позволяет заключать с врагом временное перемирие на определенный период. Но ислам запрещает заключать с врагом соглашение о постоянном мире. Даже если мой собственный брат придет и выгонит меня из дома, я буду воевать с ним. Эта земля является святой для трех религий, и поэтому необходимо найти способ, позволяющий всем нам жить в мире, справедливости и равенстве.

  Близкий к Ясину лидер ХАМАСа, профессор исламского университета в Газе Исмаил Абу-Шанаб утверждает, что высказывания шейха о возможном 'прекращении огня' не надо рассматривать как конкретные предложения.

  - Я думаю, многие неверно истолковывают его слова, - поясняет Абу-Шанаб. - Он сказал мне, что говорил об исламской истории, а не выступал с новыми инициативами.

  Тем не менее, профессор считает, что военное крыло ХАМАСа подчинится призыву Ясина о прекращении терактов. Правда, шейх пока еще не выступил с подобным призывом, утверждая, что у него 'нет на это права'.

  В другом интервью Ясин отмечал, что его организация, также как и власти Палестинской Автономии, не хочет повторения событий ноября 1994 года, когда палестинская полиция и боевики ХАМАСа вступили в перестрелку возле мечети в Газе, что привело к гибели 14 'хамасовцев'. Шейх утверждал, что ХАМАС сделает все возможное, чтобы 'не допустить создания в Палестине ситуации, подобной той, которая сохраняется в Алжире и Афганистане'.

  - Мы не будем воевать с силами Палестинской Автономии, даже если нас объявят вне закона, - подчеркивает Ясин. - Мы также стремимся к достижению единства нации, как и все остальные палестинцы.

  Что касается терактов ХАМАСа, то это, по его мнению, реакция на нападения израильтян и палестинских граждан.

  - Мы сражаемся с ними не потому, что они евреи, - говорит шейх, - а потому, что они захватили нашу родину, обрекли наш народ на изгнание и лишили нас права на независимость.

  Нет никаких гарантий, что после возвращения Ясина в Газу, теракты ХАМАСа не возобновятся. Палестинские эксперты утверждают, что ХАМАС мог временно прекратить теракты по двум причинам. Во-первых, чтобы не раздражать правительства тех стран, где гостил шейх Ясин, и не нанести тем самым ущерб его деятельности. Во-вторых, чтобы у израильтян, которые до сих пор контролируют все границы с Палестинской автономией, не было никаких оснований не давать ему въехать в Газу. Теперь, когда Ясин дома, многие полагают, что боевики отряда 'Аз эд-дин эль-Касем' вновь займутся террористической деятельностью.

  У ХАМАСа есть и другой стимул вернуться к террору, и Арафату об этом отлично известно. Возобновление терактов в Израиле нанесет значительный ущерб авторитету руководителя Палестинской Автономии. Не говоря уже о том, что мирный процесс будет надолго 'заморожен'. А то, что плохо для мирного процесса, хорошо для ХАМАСа - движения, вскормленного палестинским отчаянием.

  Впрочем, сегодня ХАМАС явно утратил свое влияние и не в состоянии его вернуть. Движение потеряло свою мощь из-за того, что не сумело ничего противопоставить набиравшему силу мирному процессу. Вот почему, оттесненные на обочину политики лидеры ХАМАСа во главе с Ясином, которых поддерживает не более 30 процентов палестинцев, решили развернуть деятельность на местах. Все внимание теперь направлено на шейха, чье личное влияние гораздо сильнее, чем влияние его организации.

  Однако Ясин не торопится делать какие-либо заявления относительно дальнейшего политического курса ХАМАСа. В отличие от Арафата, у него есть время. Застой в мирном процессе играет ему на руку...