Робинсон Клауд

, социолог и поллстер

( .... )
США
Даже принимая во внимание многогранность деятельности всех представителей первого поколения аналитиков общественного мнения, следует признать, что Клауд Робинсон (Claude Everett Robinson, 1900-1961) выделяется среди них особой эрудицией и широтой профессиональных интересов.  

Автор: Борис Докторов

Сайт: Псевдология

Статья: Клауд Робинсон - Claude Robinson (интеллектуал и бизнесмен)



Он был социологом и поллстером (поллстер - человек, делающий опрос), обладал глубокими знаниями в некоторых разделах математической статистки, многие годы изучал эффективность рекламы, создал несколько фирм по исследованию рынка и активно содействовал развитию экономического либерализма.

В некрологе, опубликованном Public Opinion Quarterly», сказано, что слова: «Интеллектуал и Бизнемен» точно передают философию жизни Робинсона. Кроме того, он отличался очень высоким уровнем лидерства, развитым чувством гражданственности и многими привлекательными личностными качествами.

Начало его жизни уже достаточно необычно. Робинсон родился в Портленде, штат Орегон, в семье учителя, в 10 лет начал продавать газеты, а вскоре ушел из школы и вступил в армию. То были годы первой мировой войны. Позже он вернулся в Портленд, закончил школу и поступил в Университет штата Орегон, в котором он был награжден Phi Beta Kappa ключом.

Phi Beta Kappa – старейшее и наиболее престижное в Америке общество, поддерживающее выдающихся студентов университетов. Общество было создано в 1776 году, и его эмблема – золотой ключ с греческими буквами Phi Beta Kappa признаются высшей академической наградой студентов.

Получив степень бакалавра в 1924 году в Орегоне, Робинсон продоложил обучение в Колумбийском Университете в Нью Йорке, одном из лучших учебных заведений страны, открытом еще в 1754 году; в нем он получил степени мастера и доктора социологии.

В те годы общий дух подготовки социологов в Колумбийском Университете определялся профессором Франклином Гиддинсом (Giddings, Franklin Henry, 1855–1931), разносторонним социальным исследователем, в частности активно поддерживавшим использование в социологии статистических методов. Он был автором книг: The Principles of Sociology (1896), Studies in the Theory of Human Society (1922), and The Scientific Study of Human Society (1924) отстаивавших теоретико-эмпирический характер социологического знания. Известный специалист в области применения эмпирических методов в социальных науках Ч. Мерриам еще в 1923 году отмечал, что Гидингс был первым из американских ученых, «проявивших интерес к тому, чтобы привнести определенную степень математической точности в измерение социальных явлений».

Сделанное Робинсоном еще в студенческие годы поражает и объемом, и многообразием, и значимостью

В 1929 году им была опубликована брошюра, скорее всего, это одна из его первых публикаций, с результатами анализа детского труда в Коннектикуте. Исследование было сделано по заказу Национального комитета по детскому труду под руководством известного специалиста в этой области Чарлза Гиббона. Но изучение проблем детского труда явно не было единственной областью интерса Робинсона.

07 ноября 1929 года, т.е. еще будучи студентом, Робинсон подал в патентную службу США завявку на изобретение прибора, записывающего частоты работы радиопреимника. В заявке указывались три цели изобретения.

Во-первых, предложить прибор для производства и индицирования длин волн или частот, которые принимает радиоприемник, когда он включен, а также времени дня, в которое его включают, и продолжительности работы приемника.

Во-вторых, записывать время, в течение которого приемник работает и, что особенно важно, длин волн на которых один или набор приемников включены во время их работы. И наиболее подробно описывалась третья цель – научное измерение того, что выбирает радиослушатель. Достигается это сопоставлением записей прибора с тем, на каких волнах работают радиостанции. Таким образом, с помощью выборочных исследований можно будет определить популярность различных радиостанций в разное время дня и различных радио программ.

Все это вместе указывает на то, что Робинсон в полной мере понимал, что его прибор позволял измерять радиоаудиторию. Однако ничего существенного в то время патент не дал. По воспоминаниям Гэллапа, Робинсон находился в сложном материальном положении, ему ничем было плалить за обучение, и он продал патент Американской радио корпорайшин (the Radio Corporation of America) за несколько сотен долларов. Однако и эта мощная организация не только сама не разглядела в этом изобретении ничего полезного для собственной разработки и использования, но даже не привлекла внимание к изобретению представителей радиовещания.

Разработав свой прибор для измерения радиочастот и предложив идею создания выборочной сети для изучения радиоаудитрии, Робинсон опередил время; все это будет реализовано десятилетием позже, но уже не им. Робинсон отошел от инженерно-социальной тематики и погрузился в изучение методологии и методики измерения общественного мнения.

В своей докторской диссертации он проанализировал историю и технологию соломенных опросов, и его результаты были опубликованы в книге «Соломенные опросы: изучение политического прогноза», не потерявшей своего значения и в наше время. В предисловии к книге, написанном консультантом исследования Робинсона профессором Колумбийского Университета Робертом Чаддоком (Robert Emmet Chaddock, 1879-1940), приводится история возникновения темы и даже время ее рождения.

Он впоминает о дискуссии, возникшей на одной из лекций по курсу статистики, состоявшейся в октябре 1928 года, т.е. в преддверии завершения президентской избирательной компании. Центральным был вопрос о возможности предсказания исхода выборов на основе опросов, проводившихся газетой the Literary Digest. Робертсон попытался ответить на эти вопросы. Примечательно, что он не ограничился анализом лишь публиковавшихся результатов, но изучал первичные материалы, доступ к которм был открыт редакциями the Literary Digest и других газет, проводивших в 20-х годах опросы населения. Завершалось это краткое представление книги словами: «Я убежден в том, что книга будет представлять величайший интерес для практиков и исследователей в сфере политки». Опытнейший ученый и преподаватель Р. Чаддок не ошибся, книга Робинсона – признана классикой, она, пожалуй, является наиболее цитируемым источников по истории становления исследований общественного мнения.

Через полвека после ее опубликования, в 1979 году, книга была переиздана

Исследование Робинсона по соломенным опросам находилось в пересечении ряда научных направлений: социологии, статистики, журнализма и исследований мнений электората. К началу 30-х Гэллап уже более десяти лет интересовался методическими аспектами измерения установок, задумывался о создании мониторинга общественного мнгения и вполне вероятно, что он не прошел мимо новой и очень обстоятельной публикации по технологии соломенных опросов. Кроме того в 1935 году Гэллап стал профессором самой известной в Америке Школы Журнализма при Колумбийском Университете. Легко допустить, что там кто-либо познакомил этих двух молодых ученых друг с другом. Судя по всему, их связывал не только интерес к исследованию практики Литерари Дайджест, но и отношение к жизни и работе, ведь они были ровесниками.

Во всяком случе, когда Гэллап создал свой Институт изучения общественного мнения, он пригласил на работу Робинсона и, таким образом, имел исчерпывающую информацю об опросах, проведенных до 1930-х годов. При исследовании читательских установок и особенностей рекламных кампаний Гэллап детально знакомился с содержанием Литерари Дайджест, теперь, с учетом знаний Робинсоном истории соломенных опросов, Гэллап владел полной информацией о его главном конкуренте.

Согласно анализу Робинсона, журнал лишь в 1932 году точно (с ошибкой в 1%) прогнозировал победу Рузвельта, в 1920-х годах средняя ошибка в предсказании была 16%, но, так как прогнозы были верными, технология журнала не подвергалась критике.

Робинсон обнаружил перекос выборки Дайджета в сторону склонявшихся в пользу республиканских кандидатов и потому предположил, что выборка строилась на основе адресов подписчиков журнала и владельцев телефонов и автомобилей. Поскольку подписка на журнал, а также телефон и автомобиль как правило регистрировались на главу семьи, постольку выборка была «перекошенной» по полу и возрасту.

Кроме того, почтовые опросные документы активнее заполняли и высылали в редакцию люди с более высоким образованием, таким образом метод сбора информации автоматически увеличивал в выборке представительство более образованной части электората. По рассчетам Робинсона выходило, что если бы в 1916 году Дайджест сделал такую же ошибку в прогнозе, как в 1928 году, то он предсказал бы победу оппоненту реального победителя Вудро Вильсона влиятельному политику, республиканцу Чарльзу Хьюджесу (Charles Evans Hughes, 1862-1948). Тогда демократ Вильсон получил немногим более 49% голосов избирателей (и 277 голосов выборщиков), а Хьюджес – чуть более 46% и 254, соответственно.

Ученые такого масштаба, как Робинсон, постоянно расширяют свой профессиональный уровень,

углубляясь в историю науки и стараясь быть в курсе ее новейших достижений. Но даже знакомство с учебником Р.Чаддока (Robert Emmet Chaddock) по статистики, содержание которого Робинсон прекрасно знал и некоторые особенности организации текста которого учитывал в своей книге, позволяет говорить о том, что уже в середине 20-х Робинсон был знаокм со многими методами статистического анализа.

Знания Робинсона учитывались Гэллапом при планировании и организации его первых общенациональных электоральных опросов. Таким образом, в победе Гэллапа 1936 года, а значит и в рождении новой научной системы организации опросов роль Робинсона значительна. Не приходится сомневаться в том, что Гэллап высоко ценил креативность Робинсона, его организационный опыт и интерес к методическим разработкам. Так в апрельском выпуске POQ за 1938 год была опубликована первая в этом журнале статья, ракрывающая некоторые направления методических разработок Института Гэллапа.

Ее автором был Робинсон и отмечались две области методических разработок: измерение интенсивности мнений и влияние формулировок вопросов на ответы респондентов. В следующем, летнем выпуске Гэллап и Робинсон опубликовали совместно написанный обзор результатов Института Гэллапа, полученных с октября 1935 по май 1938 годы. В преамбуле статьи отмечается, что: это первый когда-либо публиковавшийся полный анализ проведенных опросов и что в нем приводятся уникальные данные о трендах общественного мнения.

Взгляд Робинсона на логику и роль опросов общественного мнения отчасти раскрывается в его ответах редакции журнала POQ, попросившей его прокомментировать суждения Э. Бирнейса, высказанные в его статье 1945 года с интригующим названием «Опросы установок – хозяева или слуги?» Автор утверждал, что «Мы больше не управляемся людьми. Мы управляемся опросами», и, признавая достижения ряда специалистов, в том числе: Кэнтрила, Гэллапа, Ропера и немногих других, высказал ряд опасений по поводу распространения практики опросов.

Он обращал внимание на опасность неточных опросов и неверной интерпретации получаемых результатов. В качестве «лекарства» против этой болезни назывались: первое – лицензирование практики опросов правительственными структурами и второе – проведение широкой разъяснительной работы среди населения о том, как опросы проводятся и как читать их результаты.

Робинсон, прежде всего, не нашел у Бирнейса доказательств управляемости общества общественным мнением

Опросы Гэллапа не фиксировали влияния публикаций результов замеров общественного мнения на установки и поведение электората. Робинсон полагал, что возможно в будущем, когда работа поллстера (поллстер - человек, делающий опрос) станет подобной деятельности юристов и врачей, может возникнуть потребность в ее лиценизировании со стороны государства. Вместе с тем, отмечал он, результаты опросов «автоматически» контролируются общественным сознанием и профессиональным сообществом.

В октябре 1938 года Робинсон основал в Нью-Йорке Opinion Research Corporation (ORC), целью которой было, применение опросной технологии к решению проблем изучения общенационациольного рынка, в частности, разрабатывались методы изучения репутации компаний и закрепления их образа в сознании потребителей. Стратегическое чутье не подвело Робинсона, его услугами активно заинтересовались крупнейшие американские фирмы. Всего через несколько месяцев, в феврале 1939 года, ORC переехала в Принстон, имевший в те годы репутацию мировой столицы исследований рынка. В Принстоне же располагался и Институт Гэллапа.

В течение года среди клиентов ORC оказались Standard Oil, New Your Times, General Motors и другие видные актеры американского рынка. ORC стремительно росла. В 1940 году организация провела свыше 60 исследований, а в 1943 году по заказу лидеров крупнейших американских кампаний был введен ежемесячный мониторинг ORC Public Opinion Index, выявлявший тренды отношения населения страны к экономическим и социальным проблемама. Этот проект просуществовал свыше 40 лет.

В начале 60-х компания основала телефонный омнибус CARAVAN, который сейчас явлется старешей структурой регулярно изучающей американского потребителя. Дважды в неделю проводятся телефонные опросы 1000-2000 взрослых респондентов, проживающих в частных домах.

ORC начиналась в двух комнатах, имея одного секретаря, в начале 21 века в ней работало почти 2000 человек, и 31 ее отделений располагались во многих странах мира. За шесть десятилетий, прошедших с момента создания органиазции методология и технология изучения рынка принципиально изменились, но ORC старается хранит инновационный дух ее основателя

Добрые отношения между Гэллапом и Робинсоном не были прерваны

И в 1948 году они основали фирму Gallup & Robinson, Inc., целью которой было всестороннее изучение факторов эффективности рекламы и оказание помощи организациям в введении рекламной политики. Кампания существует уже свыше 50 лет и является одним из лидеров рекламной индустрии Америки.

Глубокое понимание Робинсоном законов бизнеса, успехи в организации ORC и стремление к поиску новых принципов развития американской экономической системы в целом проявились еще в одной области его научной, гражданской и деловой активности. В послевоенной Америке многие экономисты и масштабно мыслившие бизнемены ощущали потребность в поиске новой парадигматики для исследования экономики и организации бизнеса.

Их не утраивали ни марксисткая теория, ни кейнсианство. Одним из тех, кто ясно осознавал потребность в обновлении парадигматики экономических исследований был Леонард Рид (Leonard E. Read, 1898 – 1983), сторонник либерализма в экономике, генеральный менеджер Коммерческой палаты в Лос-Анжелесе и один из руководителей общенациональной образовательной программы экономического либерализма.

Он выступил с идеей организации Фонда экономического образования (The Foundation for Economic Education), в задачу которого входила поддержка научных исследований, касающихя либерализации американской экономики, и распространение знаний в этой области.

07 марта 1946 года состоялась первая встреча основателей Фонда, это было семь человек, представлявших в частности такие известные организации как General Motors, Иельский и Колумбийский универститеты, газету New York Times. Среди основателей был и К. Робинсон, ставший казначеем Фонда.

Нет возможности подробно останавливаться на деятельности Фонда, отметим лишь, что среди его активных членов были выдающиеся экономисты Людвиг фон-Мизес (Ludwig von Mises, 1881 –1973), Милтон Фридман (Milton Friedman, 1912), Джордж Стиглер, George G. Stigler, 1911-1991) Фридрих Хайек (Friedrich August von Hayek,1899-1992).

Позже Робинсон создал еще ряд исследовательских и образовательных структур, содействовавших изучению и распространению знаний о свободной экономике. Он подготовил проект «Библиотека американского капитализма» и в 1959 году опубликовал первую книгу этой серии - John Chamberlain, The Roots of Capitalism - но смерть не позволила ему реализовать задуманное.

Его книга «Understanding Profits» была издана уже после его смерти. Эта книга об этике бизнеса и экономики, это книга экономиста, социолога и поллстера, и один из ее главных разделов озаглавлен «Что думает население о доходах».