Прекрасная Елена

, Прекраснейшая женщина древности

( .... )
Выпив вина с раствором опиума, "столь одарённый светлым умом" Менелай охотно верит всему. Таков удел мужей, опьянённых прекрасными и коварными жёнами. 

Автор: Александр Портнов

Сайт: Алфавит



Елена Прекрасная одурманивала мужчин не только своей красотой

Прекраснейшей женщиной древности признана Елена, дочь Зевса и Леды. Красота осложняла ей жизнь, поскольку от женихов не было отбоя. Ещё девушкой её похищали герои – Тесей и Пирифой, а потом освобождали другие герои – братья Диоскуры. Потерявшие голову молодцы древнего мира перебили бы друг друга, но помог совет Одиссея, царя острова Итака: выбор должен оставаться за самой дочерью Зевса. Хитроумному Одиссею казалось, что Прекрасная Елена с ним откровенно кокетничает, но на этот раз он просчитался. Разборчивая "мисс Вселенная №1" предпочла царя Менелая, а Одиссею пришлось жениться на Пенелопе.

Когда Зевс благоразумно устранился от спора трёх богинь за "яблоко раздора" и назначил судьёй троянца Париса, все богини, забыв о вреде коррупции, стали беззастенчиво предлагать Парису взятки: Гера – власть над миром, Афина – великую мудрость, Афродита – любовь Елены. Перед последним соблазном молодой троянец не устоял, и с помощью Афродиты он в очередной раз похитил красавицу. В результате на рубеже XIII–XII веков до н.э. началась Первая мировая война древности, Париса убили, а Елена стала женой его брата. Когда Троя была взята штурмом, сожжена и разграблена, Елену вернули мужу-победителю – царю Менелаю.

В "Одиссее" Гомер рассказывает, как Телемах, сын Одиссея, в поисках отца приезжает в гости к царю Менелаю. Конечно, здесь же находится и Елена. Хотя она прожила бурную молодость, сменив множество мужей и любовников, Менелай по-прежнему вроде бы любит её и уважает. Елена "... на креслах села, прекрасные ноги свои на скамью протянувши", а царь Менелай при виде одиссеева сына начинает вспоминать Троянскую войну и бесконечную череду погибших героев. Воспоминания неожиданно приобретают опасный поворот: все присутствующие рыдают, а главное – Менелай вспоминает об откровенном предательстве жены в то время, когда она была женой Дефиоба, брата Париса.

Как известно, греки-данайцы не могли взять Трою и пошли на хитрость. По совету Одиссея они оставили у стен города огромного деревянного коня, якобы в дар троянцам, а сами отплыли от побережья; внутри коня сидели вооружённые до зубов лучшие греческие герои. Радостные троянцы окружили коня и решили ввезти его в крепость. Но Елена не поверила данайцам, дары приносящим; более того, она попыталась ловко спровоцировать греков. Именно об этом предательстве и вспомнил захмелевший царь Менелай:

К нам ты тогда подошла – по внушению злому, конечно,

Демона, дать замышлявшего славу враждебным троянам, –

Трижды громаду коня обойдя с Дефиобом и отвсюду ощупав

Ребра её, ты начала вызывать поименно данайцев,

Голосу наших возлюбленных жён подражая искусно.

Вдруг пробудилось желанье во мне и в Тидеевом сыне

Выйти наружу иль громко тебе извнутри отозваться;

Но Одиссей опрометчивых нас удержал...*

Елена поняла, что ситуация выходит из-под контроля. Дело пахнет скандалом, такие воспоминания до добра не доведут – и даже демонстрация её прекрасных ног может оказаться недостаточной. Тогда она достаёт другое верное средство, которым она, вероятно, пользовалась уже не раз:

...Умная мысль пробудилась тогда в благородной Елене:

В чаши она круговые подлить вознамерилась соку,

Гореусладного, миротворящего, сердцу забвенье

Бедствий дающего; тот, кто вина выпивал, с благотворным

Слитого соком, был весел весь день и не мог бы заплакать,

Если б и мать, и отца неожиданной смертью утратил,

Если б нечаянно брата лишился иль милого сына,

Вдруг пред глазами его поражённого бранною медью.

Попросту говоря, Прекрасная Елена подмешивает в вино какое-то дурманящее вещество, сильнодействующий наркотик, вызывающий чувство беззаботности, счастья и эйфории. Наркотик этот не греческий, а привозной, египетский. Всезнающий Гомер рассказывает, что Елена "обладала тем соком чудесным", поскольку

...Щедро в Египте её Полидамна, супруга Фоона,

Им наделила; земля там богатообильная много

Злаков рождает и добрых, целебных, и злых, ядовитых;

Каждый в народе там врач...

Какой древнейший наркотик описывает Гомер? Ясно, что речь идёт о растительной настойке. Скорее всего это настой сока опиумного мака. В клинописных текстах древних шумеров, живших на территории современного Ирака 6 тысяч лет назад, уже даются рецепты получения из головок мака сильного наркотика, вызывающего потерю памяти, ощущение нереальности происходящего, эйфорию, а затем крепкий сон. Шумеры называли его "гиль", что означает "радость". Из Двуречья опиум попал в Персию и Египет.

Для одуревших от опиума гостей, а главное – для мужа, Прекрасная Елена рассказывает другую историю: о том, как она героически спасла от гибели Одиссея, пробравшегося в Трою:

...Одиссей, тело своё беспощадно иссекши бичом,

Рубищем бедным покрывши плеча, как невольник вошёл

В полный сияющих улиц народа враждебного город.

Так посреди он троян укрывался; без смысла, как дети,

Были они; я одна догадалася, кто он; вопросы

Стала ему предлагать я – он хитро от них уклонился;

Но когда и омывши его, и натёрши елеем,

Платье на плечи ему возложила я с клятвой великой:

Тайны его никому не открыть в Илионе враждебном,

Все мне о замысле хитром ахеян тогда рассказал он.

Выходит, что Елена заранее знала, что греки хотят оставить у стен Трои своего коня с героями в его брюхе. Но тогда зачем она пыталась их спровоцировать и погубить? Конечно, лжёт Прекрасная Елена, но, как говорится, "ложь – во спасение", тем более что все пирующие убеждены в гибели Одиссея и некому проверить рассказ Елены.

Чтобы убедить мужа в том, что она "окончательно исправилась", Елена добавляет, что когда Одиссей "...многих троян умертвил, выведал всё и в стан невредим возвратился, в сердце моём веселие было: давно уж стремилось в родную землю оно, в отчизну, где я покинула брачное ложе, и дочь, и супруга, столь одарённого светлым умом и лицом красотою".

Выпив вина с раствором опиума, "столь одарённый светлым умом" Менелай охотно верит всему. Таков удел мужей, опьянённых прекрасными и коварными жёнами.

Любопытно, что Гомер никак не комментирует слова своих героев, излагающих на одной странице две взаимоисключающие версии событий. Кажется, что он всем им искренне верит, а настоящую оценку двусмысленной ситуации оставляет внимательному читателю.