Пономарев Александр

, футболист

( 23 апреля 1918 года ) Как бы то ни было, невозможно забыть этого форварда, надвигающегося на защитников, словно их и нет. И внезапную силу его ударов не забыть. Вот он сошелся с противником, кажется, еще должно что-то последовать, а мяч ткнулся в сетку. И вратарь в сердцах срывает с себя кепку и швыряет ее вдогонку за мячом: "Эх, Пономарь!"  

Статья: Александр Пономарев

Сайт: Футболисты мира


Страна СССР.
Клубы: "Угольщик" Горловка (1936), "Трактор" Сталинград (1936, 1937-40), "Торпедо" Москва (1941-50), "Шахтер" Сталино (1951-52).
В чемпионатах СССР: провел 240 матчей, забил 145 голов.



Это как пароль и отзыв: "Торпедо" послевоенных лет и Александр Пономарев. Есть и вариант постарше: сталинградский "Трактор", довоенный - Александр Пономарев. Не решусь назвать другой пример такого рода. Спартак" и Симонян? Но рядом с ним были Дементьев Ильин, Нетто, Сальников... Киевское "Динамо" и Блохин? Так не скажешь, помня о Колотове, Мунтяне, Онищенко, Конькове... Московское "Динамо" и Соловьев. А Бесков, Карцев, Трофимов? Тбилисское "Динамо" и Пайчадзе? Память подсказывает Гогоберидзе и Джеджелава... ЦСКА и Федотов? Опять не выходит. Тут же Бобров, Николаев, Гринин, Дёмин...

Мне даже кажется, что Пономарев сознательно выбирал те команды, где всё должно было сходиться, увя- зываться вокруг него. Жаден он был до игры, до голов, до капитанской повязки, до роли вожака, хозяина, до внимания завороженных трибун. Он и из тоннеля на поле поднимался не со всеми - выходил один, и его косолапую развалочку знали. Только случайно забредшему на стадион человеку могли померещиться в ней неловкость и ленца, а завсегдатаи предвкушали, как, едва раздастся свисток, Пономарь встрепенется, загорится, пойдет таранить и быстрым обернется, и поворотливым, и товарищей принудит к себе подстраиваться. Он напоминал кулачного бойца, по которому равнялась стенка, его молодецких ударов ждали, он бил жестко, метко, наотмашь.

Без хитрости в футбольной игре не проживешь. Мы по привычке говорим "обыграл", а могли бы сказать "обманул", "надул", "провел", что даже вернее. Пономарев был хитер по-своему. Он не сомневался, что устоит на ногах при любом противоборстве, выцарапает мяч, вылущит его как орешек и прорвется. Он прямо шел на противника, бросая ему вызов, и часто побеждал в открытую. Ну а уж удар у него был тяжеленный. Как никто другой, он умел бить с носка, "пыром". И защитники попадались. Им казалось, что они, согласно всем правилам защитного ремесла, непременно отберут мяч у форварда, идущего напрямик, бесхитростно, а он мяч заслонял своим невысоким, крепко сбитым телом - эдакий броневичок! - ноги его врастали в газон, еще нажим, еще шаг, и Пономарев краем глаза видит ворота. И тут же удар. Он готовил его в уме заранее, до того, как войти в схватку, и вратари не успевали угадать его намерение.

Пономарев играл в одно время с Бесковым, Пайчадзе, Симоняном, Г.Федотовым, конкуренция за признание среди центрфорвардов была отчаянная. С точки зрения эстетов, Пономарев был самоучкой, игроком без школы, силовиком, и казалось, где уж ему тягаться с изощренными хитрецами... А он не только имел свой лагерь поклонников (это еще можно объяснить клубной привязанностью), но и с присущей футболу наглядностью набирал баллы в матчах, когда его "Торпедо" с буйным озорством былинного Василия Буслаева обыгрывало, как на показ, знаменитые команды, где состояли его, так сказать, личные конкуренты, центрфорварды ЦДКА, московского и тбилисского "Динамо", "Спартака" ...

В 1946 году чемпионом был безупречный ЦДКА, а лучшим бомбардиром - Пономарев. В 1948 году опять-таки славили ЦДКА, а во впервые составленном списке "33 лучших" под номером один среди центрфорвардов значился Пономарев. В 1949 году (по футбольному летоисчислению динамовском году) "Торпедо" вышло в финал Кубка СССР против чемпиона (перед этим устранив с пути ЦДКА) и победило. Пономарев, чрезвычайно серьезный и важный, с капитанской повязкой, крепко, по-хозяйски держит хрустальную вазу как собственность - этот снимок один из самых известных в фото досье нашего футбола, его то и дело перепечатывают в разных изданиях.

Не словесные доказательства, не пристрастие очарованных болельщиков вознесли Пономарева, а забитые им голы. Спустя много лет Блохин побил его рекорд чемпионатов страны. Своих же современников, которых мы высоко чтим до сей поры, Пономарев превзошел всех. Он не был непредсказуемым, как Г.Федотов, не обладал штурманским кругозором Бескова, не был изящен, как Симонян, не стал новатором, как "блуждающий форвард" Пайчадзе. Но он, как никто, боролся и забивал. Это его слова: "Ищущий удобств не станет бомбардиром". Произнес он их, когда был тренером, в назидание молодым. В этом афоризме он весь. Что верно, то верно, Пономарева не страшила, не обескураживала самая головоломная, безнадежная на вид позиция, он всегда верил, что пробьется. И пробивался. И до конца остался самим собой, не отходил в глубину поля. Центрфорвард - и никто иной. В 1949 году ему был 31 год, а он забил 23 мяча. Второй за ним из торпедовцев забил 9. Потому и называли послевоенное "Торпедо" командой Александра Пономарева.

Футбол обитает в нашем воображении, а оно требует, жаждет необычайного, редкостного, удивительного, заманчивых преувеличений. "Команда одного неукротимого, яростного бомбардира" - это звучит, в этом есть что-то богатырское, футбольная личность предстает перед нами всемогущей, исключительной. Ни в коем случае не намерен оспорить давно сложившийся вошедший и в память и в литературу образ. Что было, то было. И пусть таким остается.

Но футбол идет и дорогой познания, что-то отбирает, признает, берет на заметку, оставляет про запас, другое ставит под сомнение, откладывает в сторону. Эта невидимая, внутренняя жизнь игры не считается со вчерашними легендами, ей дороже истины, которые понадобятся завтра.

Оттого и неминуем бесстрастный, безжалостный вопрос: "Возможны ли повторения и желательны ли?"

Имея одного уникального бомбардира, "Торпедо" все же не сделалось командой равноценной ЦДКА и московскому "Динамо". Шесть чемпионатов - и лишь однажды призовое, третье, место. Если о строе игры тогдашних двух лидеров много рассуждали, да и позже отмечался их вклад в развитие футбольных идей, то игра "Торпедо" не признавалась заслуживающей пытливого учебного разбора. Симпатия, восхищение - да, пожалуйста. Сам Пономарев будоражил футбольный мир. Кого-то изумляли его немыслимые подвиги (один всех обыграл!), другие ломали голову, как себя обезопасить от его ударных прорывов. И все же вариант игры "на Пономарева" никого не соблазнял. Не только потому, что другого подобного ему не родилось. Законы высококлассного футбола не допускают столь откровенной зависимости от одного. Правда, в том "Торпедо" состояли хорошие игроки: А.Акимов, А.Гомес, В.Мошкаркин, Г.Жарков, Н.Морозов, но заряжено оно было Пономаревым, и все об этом знали наперед.

Как бы то ни было, невозможно забыть этого форварда, надвигающегося на защитников, словно их и нет. И внезапную силу его ударов не забыть. Вот он сошелся с противником, кажется, еще должно что-то последовать, а мяч ткнулся в сетку. И вратарь в сердцах срывает с себя кепку и швыряет ее вдогонку за мячом: "Эх, Пономарь!"