Петржела Властимил

, футболист

( .... )
Чехия
Ровно через неделю после Международного женского дня этот человек прочно завладеет вниманием питерских мужчин. 15 марта чешский тренер Властимил Петржела выведет «Зенит» на поле стадиона «Петровский». К осени он превратится либо в кумира болельщиков, либо в изгоя, потому что середины в России не бывает. Но пока чемпионат не начался, Властимил — просто симпатичный подтянутый мужчина средних лет, хорошо разбирающийся в футболе и уверенный в собственных силах.  

Автор: Борислав МИХАЙЛИЧЕНКО

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: «С женами футболистов предпочитаю не связываться»



Между «Кайзерслаутерном» и «Зенитом»

— Если оставить в стороне хоккей, то у нас про Чехию знают две вещи — пиво и 1968 год, когда Советский Союз ввел в вашу страну танки. А что вы знали о России перед тем, как согласиться приехать сюда?

— Когда моя мама узнала, куда я собрался, она заплакала, потому что кто-то сказал ей, будто сейчас в России люди живут в землянках. Но я начал расспрашивать людей, которые здесь работали. У одних знакомых дочка ходила в школу в Санкт-Петербурге, и они сказали, что им очень понравилось. Директор фирмы, у которой в Питере есть филиал, сказал мне: «Это самый красивый город». Когда такое слышишь от человека, уже не надо больше никаких рекомендаций. Жена сказала мне: «Я поеду с тобой посмотреть». Мы приехали, посмотрели — никаких землянок.

— Правда ли, что вам предлагали работу в Германии и Франции?

— Да, меня звали в немецкий «Кайзерслаутерн», во Францию, в Америку, даже в одну из стран Африки поработать со сборной. Я не хотел уезжать — у меня сейчас новый дом и вторая жена. Когда я отказался работать дальше в «Богемиансе», были предложения из других чешских клубов. С одним из них я даже подписал контракт. Но потом посчитал, что за день придется наматывать 300–350 км, и решил, что это очень далеко.

— Почему же вы сказали «да» «Зениту»?

— Предложение из Питера мне показалось очень интересным. Я знал, что случилось в этом городе во время войны, много читал о блокаде, хотел посмотреть — какие это люди, как живут. Когда немцы не смогли взять Ленинград, фактически закончилась Вторая мировая война. Об истории этого города я хотел бы знать все.

— Где успели побывать?

— Только в Эрмитаже, и то не так, как хотел — пробежали за три часа несколько залов. Между сборами очень мало свободного времени, сложно куда-то вырваться: Думаю, когда начнем чемпионат, будет полегче. И, чтобы куда-то идти, надо ведь сначала что-то читать. Чтобы идти в Эрмитаж, надо читать какие-то книги об экспозициях Эрмитажа.

Я русский бы выучил только за то…

— И все-таки, насчет пива и 1968 года — как вы к ним относитесь?

— Пива я не пью. А в том, что русские танки были в Праге в 68-м, не виноват никто. Это политика. Мне было 15, когда это произошло, все думали, что началась война. Но знаете, что мне не нравится? Когда в Чехии все были коммунисты, нам говорили — все самое лучшее из России. Потом все, что из России, сразу стало плохое, а все хорошее — в Германии и в Америке. У меня на это аллергия. А 1968 год давно в прошлом. Наши дети уже не знают, что тогда случилось. У футболистов «Богемианса», которые пришли со мной в «Зенит», этого нет.

— Вы часто с ними общаетесь?

— Я очень мало с ними говорю, потому что стараюсь говорить по-русски. И они уже хорошо говорят на вашем языке. Например, голкипер Чонтофальски через три недели заговорил. Мартин Горак и Павел Мареш очень быстро учатся. Менталитет очень схожий.

— Как вам самому удалось за три месяца так здорово освоить русский?

— В отличие от большинства моих футболистов, я учил его в школе. Когда вы хотите работать в другой стране, нужно знать язык и говорить на нем. Я понимаю по-русски всегда, даже когда читаю и натыкаюсь на незнакомые слова. Смысл мне все равно ясен.

Футболист — не собака

— Понимают ли игроки, что вы от них требуете?

— Мы сделали так. Мы отказались от персональной защиты, играем, как все известные команды мира. Все тренеры, и в том числе чешские, сказали, что мы очень рискуем. Тренеры «Крыльев» рассказали мне на Кипре, что они ввели такую систему три года назад, и им до сих пор очень сложно. Три месяца — очень короткое время, чтобы ее понять, но такая система делает игру очень интересной и развивает футболистов. Все играют в футбол, но те, которые играют персонально, не понимают футбола. Это как собачка бегает за кем-то. Когда я приехал в Питер, игроки мне объяснили, что делают, как им говорят. Я же им сказал, что на поле нужно думать, а не делать только то, что тренер сказал.

— Как вы оцениваете сейчас силу «Зенита» и его шансы на успех?

— Сейчас команда очень сильная. По тому, как игроки работали на втором и третьем сборе, я понимаю, что проблем не возникнет. Особенно когда выздоровеет Игонин, когда будет в порядке — здоров и подготовлен — Радимов. Я думаю, через год-два эта команда сможет претендовать и на первое место. Нам только нужно выиграть первую игру. Я понимаю, что это сложно, соперник очень приличный. Владимир Боровичка поедет со сбора в Чехии смотреть «Сатурн» в Голландии. Когда выиграем эту игру, нам будет уже легче.

— Вы наверняка смотрели матчи «Локомотива» и «Милана». Как думаете, а у чемпиона России «Зенит» выиграть может?

— Почему нет? Главное — чтобы не было преклонения перед соперником, от которого появляется неуверенность. Когда я смотрел «Милан» в маленьком городе Либерец, итальянцы проиграли 2:1 и почти не переходили на нашу половину поля. А как играл «Локомотив» с «Миланом», мне не понравилось, потому что у «Локомотива» не было шансов. Это была игра между двумя штрафными. Русские футбольные команды, как мы понимаем с Владимиром, часто не уверены в себе. По-моему, это главная причина, по которой у вас нет в футболе таких достижений, как в хоккее, баскетболе, атлетике или гимнастике. Чтобы играть здорово, надо иметь уважение к себе. Когда я выводил в главную лигу Чехии «Слован» из Либереца и «Богемианс», мои команды никого не боялись. «Богемианс» никогда не проигрывал ни «Спарте», ни «Славии», двум самым сильным клубам Чехии, потому что игроки знали — их тренер уверен и не боится никого. Когда тренеры других команд приезжали играть с «Богемиансом», у них тряслись руки.

Дублеры должны приходить к победителям

— Капитаном «Зенита» стал Алексей Игонин, хотя вы его в деле еще не видели…

— Команда хотела, чтобы Игонин был капитаном, и это нормально. Я всегда хотел, чтобы капитаном был игрок основного состава. Нельзя, чтобы это был запасной игрок. И я никогда не хотел, чтобы капитаном был вратарь или был нападающий. Капитан должен играть в центре поля, он должен подсказывать и работать с футболистами. Я смотрел Игонина в последний день на сборе в Испании, когда он работал с командой. Думаю, это очень сильный футболист. Нет Игонина — повязка у Радимова, нет Радимова — капитаном будет Спивак.

— Можно ожидать, что чешская колония «Зенита» еще пополнится?

— Я много читал о проблеме легионеров, она сейчас актуальна для России. Мы видели на сборах «Крыльев» и «Шинника» по 15 темнокожих игроков! Но могу напомнить, что когда в «Арсенал» пришел Арсен Венгер, он тоже покупал футболистов только из Франции. Мне тяжело купить футболиста, которого я не знаю. В «Зените» я оказался в такой ситуации, что надо играть другую систему, а для нее просто нет исполнителей. Надо было взять людей, которые умели защищаться в линию. А менять оборону было нужно, потому что здесь у «Зенита» проблемы.

— В Петербурге многие переживают, что с вашим приходом в «Зенит» на молодежи можно ставить крест.

— Мы договорились с Владимиром Боровичкой и с Колей Ларионовым, что когда начнется чемпионат, будем смотреть дубль. И это не так, что нет шансов у молодых. Всех, кого из дубля нам предложили, мы брали на сбор и смотрели. И когда теперь у защитника Цветкова травма, я сказал — зачем нам покупать Бараса из «Крыльев», когда у нас есть Лобов, который не хуже. Человекам восьми из главной команды придется тренироваться в основе, но играть в дубле, потому что работать в дубле — это другая подготовка. Важно, в какой момент молодой игрок приходит в основу. Когда команда выступала плохо, Филатову, Николаеву, Астафьеву было сложно. Я считаю, молодым лучше идти в команду, которая выигрывает.

В России жены очень могущественны

— Ваше интервью выйдет накануне 8 Марта, который в России отмечают как женский день. Что скажете женщинам в утешение?

— Пообщавшись с супругой президента клуба, я представляю себе менталитет русских женщин, но я не знаю, как они смотрят на футбол. В Чехии это очень сложно, когда мужчины уходят на футбол. Потому что после футбола они идут пить пиво, возвращаются домой поздно, когда команда выиграет — очень поздно и не очень трезвые.

— Как относится к футболу ваша супруга?

— Она любит спорт, преподает аэробику. Слишком много работает, мне это не нравится, потому что когда женщине хоть немного за 40, она не должна много работать. Жена приедет ко мне в апреле, а потом летом вместе с моими тремя собачками, и останется на несколько месяцев. Не знаю, удастся ли ей здесь отдохнуть — одна из фирм просит, чтобы она поработала инструктором по аэробике.

— Если бы жена в свое время сказала «нет», поехали бы в «Зенит»?

— Не знаю… В России, я знаю, жены очень могущественны. Я смотрю на футболистов, и вижу, что они все делают, как говорят жены. Как я понял, их мнение очень уважается.

— Вы как-нибудь собираетесь использовать могущество жен, чтобы повлиять на футболистов?

— Нет, я бы меньше всего хотел с этими женщинами иметь дело. В прежних командах жены моих футболистов тоже ходили на футбол, в Чехии обычно на стадионах есть такая комната, где собираются жены игроков и их дети. Я никогда не ходил в эту комнату. Тренеру лучше не знать, что о нем там говорят.