Педросо

( 17 декабря 1972 года ) Но однажды тренер Милан Матос пришел в школу, где учился юный атлет, чтобы проверить ребят на тестах и выявить их истинные склонности. И как только он увидел Ивана, то сразу понял, что это прирожденный прыгун в длину. Ничем иным ему не стоило заниматься.  

Статья: Иван Педросо

Сайт: Легкая атлетика в Новосибирске

Фото: Легкая атлетика в Новосибирске



С детства Иван отличался ранимостью к обидам и стеснительностью. Его сестра Сесилия часто дразнила брата, самого маленького и младшего в их детской компании, до слез. Больше всего ему не нравилось, когда ему давали унизительные клички. Именно тогда формировался его характер как человека, который нацелен только на выигрыш и никому не позволит взять над собой верх.

- Ему всегда нравилось бросать вызов людям, и везде он хотел быть первым - и в школе, и в спорте, - рассказывает Сесилия.Общаясь с друзьями, Педросо любит просто поболтать, послушать музыку, не вторгаясь в высокие материи. Он спокоен и уравновешен. Сейчас у него есть жена и родившийся в декабре 2000 года сын Ивасито, которым он отдает все свободное время. Иван продолжает сторониться суеты вокруг его персоны, и когда однажды он зашел в бар вместе со своим другом Хавьером Сотомайором, то сразу покинул заведение, когда диск-жокей опрометчиво объявил об их присутствии. Он совсем не любит, когда кто-то грубо вторгается в его личную жизнь, и сразу дает отпор.

Ивана подтолкнула к спорту одна из сестер, выступающая в беге на 100 м с/б, но в то же время Иван уверен, что нечто было заложено в нем с рождения. Это был как бы импульс его будущей судьбы.

- Я ощущал эту тягу и предназначение с самого начала, - говорит он. - Я постоянно бегал по улице, соревнуясь с другими ребятами. Признаюсь, всерьез думал только о занятиях спортом и не мог вообразить себя вне его. Начал я с многоборья - бегал, прыгал, метал, затем у меня возник интерес к длинному бегу.

Но однажды тренер Милан Матос пришел в школу, где учился юный атлет, чтобы проверить ребят на тестах и выявить их истинные склонности. И как только он увидел Ивана, то сразу понял, что это прирожденный прыгун в длину. Ничем иным ему не стоило заниматься.

- Сначала он спросил меня, как я отнесусь к тому, чтобы сосредоточиться на прыжке в длину, · вспоминает Иван. · Я ответил, что специализация меня особо не волнует, главное · быть атлетом. А мой тренер по бегу без возражений отпустил меня. Так началось главное в моей жизни.

С того дня Педросо и Милан Матос, который тоже в свое время прыгал в длину, стали творить общее дело и превратились в неразлучных друзей. Матос обладал большими знаниями техники прыжка и он сразу понял, что Педросо должен делать упор на техническое исполнение прыжка, поскольку не отличался высокой скоростью разбега.

- Иван - взрывной атлет, научившийся отличной технике после отталкивания. Хотя у него бывает ошибка с неверным движением правой руки при приземлении, - говорит Матос. -Иногда он обрывает прыжок и теряет драгоценные сантиметры, касаясь земли слишком рано. Мы много работаем, чтобы избавиться от этих ошибок. Но у него почти совершенный контроль над последними тремя шагами разбега, что является основой удачного прыжка.

Теперь нам нужно расширить этот контроль на последние пять шагов. Он начнет отталкиваться с большей скорости и уменьшит количество заступов.

Еще одно преимущество Педросо - его темперамент. Этот человек не в состоянии терпеть проигрыши и уступать даже в тренировке.

- На соревнованиях, становясь лидером, он продолжает прилагать максимум усилий, чтобы совершить еще более далекий прыжок, - рассказывает Матос. - А его победы в последней попытке на зимнем чемпионате мира в Лиссабоне, как и на Играх в Сиднее, показали, что Иван умеет контролировать технику своего прыжка. В Сиднее он решил немного замедлить разбег, чтобы не заступить, и выиграл золотую медаль.

Педросо все еще мечтает преодолеть 9 метров, хотя с каждым годом эта цель становится все менее достижимой. Матос привлек к работе с ним психолога, который учит его быть терпеливым и уметь концентрировать свое техническое мастерство, не тратя понапрасну попытки. По словам Матоса, Иван совершит все-таки прыжок с мировым рекордом, но именно тогда, когда этого меньше всего будет ждать, в первую очередь, сам Педросо.

- Я продолжаю думать о рекорде, - признается Иван. - Но сначала хочется стабильно прыгать в районе отметки 8,80. Если мне это удастся, то рекорд окажется совсем близко.

О кубинце говорят, что он обретает наибольшую силу, когда соперники начинают дышать ему в спину и толкают к борьбе. Но он никого не боится, и все соперники для него на одно лицо. Если он в форме, то самым сильным оппонентом становится для себя сам.

- Я люблю, когда во мне закипает адреналин и начинается настоящая гонка, - замечает Иван. - Но иногда я слишком нервничаю и теряю концентрацию на прыжок и тогда начинаю допускать ошибки. Я никогда не сдаюсь и сражаюсь до последнего прыжка.

Он не собирается обращать внимания на критику тех, кто пытается научить его якобы правильным прыжкам. И продолжает состязаться так, как ему нравится. А это означает идти на риск, что однажды должно принести ему самый дальний результат и совершенный прыжок.

Педросо не любит, когда его с кем-то сравнивают, у него нет таких кумиров, кому он хотел бы подражать, сейчас он - кумир для остальных. И единственный атлет, перед которым он 'снимает шляпу' - это Карл Льюис.

- Карл был уникальным атлетом, - говорит Иван. - Ведь он был еще и фантастическим спринтером, хотя больше всего я восхищался его прыжками.

Сейчас Педросо думает о том, чтобы выиграть еще так много титулов, сколько он сумеет, и постоянно это будет сопровождаться поиском своего совершенного прыжка, который так долго ускользает от него.

Такой прыжок не вышел у него в Эдмонтоне. Однако медаль чемпиона вполне удовлетворила Ивана, ведь он опять сделал то, к чему стремится всю жизнь - стал первым.

Дома на Кубе Педросо получает сполна почестей как самый выдающийся атлет страны. Его любят и ни в чем не отказывают власти, и сам Фидель Кастро вручает ему государственные награды. Но все эти почести не значат ничего по сравнению с мировым рекордом, о котором день и ночь мечтает прославленный атлет.