Шпак Георгий

, генерал войска ВДВ

( .... )
Россия
До сих пор один момент у меня не выходит из памяти... Я улетал на вертолете из Ханкалы в Моздок. Вертолет поднялся, накренился на заход. И я вижу сверху поле голое - и он посреди него стоит. Один. Я могу поклясться кем угодно - внутренний голос мне тогда сказал: посади вертолет, забери сына. Ты видишь его в последний раз. Я бросился к окошку, посмотрел еще раз. И решил, что такие вещи делать нельзя. И улетел... Олег погиб 29 марта.  

Автор: Елена Лория

Сайт: Известия

Статья: "НАШИ ДЕСАНТНИКИ ПРОИГРЫВАЮТ АМЕРИКАНЦАМ ТОЛЬКО В БАСКЕТБОЛ"



Застать генерала Шпака на месте очень сложно. Наша встреча переносилась три раза. "Срочные дела", - объясняли помощники. "Торопитесь, у вас на все есть один час, включая дорогу. Потом я надолго уезжаю в командировку", - предупредил сам Шпак.

Час вылился в трехчасовую беседу. А командировка, как выяснилось, была запланирована лишь на следующий день. Просто генерал хорошо знает журналистов и пытается хоть как-то их дисциплинировать. Для человека, каждый день встающего в шесть утра и командующего таким непростым родом войск, это нормально. Но в остальном Георгий Шпак меньше всего похож на строгого генерала. Кажется, он с гораздо большим удовольствием говорит о литературе, театре и машинах, чем о военных делах. Правда, и от неприятных вопросов не уходит. Шпак давно уже привык к ним.

- Георгий Иванович, говорят, у вас сложились очень непростые отношения с Генштабом. Точнее, с Анатолием Квашниным. Что вы не поделили?

- Я думаю, неверно говорить о сложных отношениях между мною и Квашниным. Да, некоторые разногласия существуют, но они сугубо военные. И это нормально. А разногласий личностного характера у нас нет - мы с Квашниным знаем друг друга очень давно, вместе учились, играли в волейбол. Мне кажется, тут больше журналисты постарались - ищут "жареное" в наших отношениях. Я думаю, зря...

- А с чем тогда связано регулярное появление слухов об отставке генерала Шпака?

- Не знаю даже. Ведь особых претензий к моей службе нет. Недостатки были, это правда. Были даже чрезвычайные происшествия в частях, за которые можно снимать с должности. Но за семь лет, что я командую Воздушно-десантными войсками, этот вопрос никогда не ставился. Другое дело, что в этом году мне исполняется 60 лет. 8 сентября у меня истекает срок службы. А как уж там со мной поступят высшие руководители страны и Вооруженных сил, я не знаю. Но, по крайней мере, писать рапорт о продлении я не буду. Это точно!

- Готовясь к дембелю, задумываетесь ли вы о преемнике?

- Естественно! У нас в ВДВ много достойных кандидатур - практически все мои замы. Но кто станет командующим, решать президенту. Наверняка могу сказать лишь одно: это будет десантник. Моряками не может командовать пехотинец, а летчиками - моряк!

- Ну а как насчет запасного аэродрома? Очень многие генералы сейчас идут в политику. У вас не возникало таких мыслей?

- Да уже сейчас таких предложений множество! Но говорить о них подробнее не буду - время не пришло. А в том, что военные уходят в политику, я не вижу ничего плохого. Посмотрите на Калининградскую, Московскую, Ульяновскую области. Эти люди продемонстрировали отличные организаторские способности. Десятки великолепных офицеров и адмиралов сегодня находятся в Госдуме. И никто из них не опозорил ни честь мундира, ни честь депутата Думы. Это ведь закономерное явление, и это мировой опыт! Начиная со Второй мировой войны офицеры в отставке, генералы и адмиралы получают престижные должности в политике. Де Голль, Эйзенхауэр, Рабин... Военные люди дисциплинированны, послушны, в достаточной степени умны и образованны и умеют управлять большими массами людей. Сегодня этот опыт востребован.

Учитель в погонах

- У вас, насколько я знаю, докторская степень?

- Да. И кандидатская, и докторская. Еще будучи начальником штаба, я увлекся педагогикой. Сначала это было просто изучение каких-то книг, а потом я уже решил, что надо серьезно заниматься этой наукой. Мне друзья помогли. Один из них - доктор педнаук Игорь Биочинский увлек меня и в какой-то степени заставил написать кандидатскую. Тема - подготовка военных курсантов. Защитился я в апреле 1994 года в Казани в гражданском вузе, чтобы не говорили, что генерал Шпак использует свою власть. Потом начал собирать материал на докторскую. Ее защитил в 2000 году в Ярославском госуниверситете.

- Зачем генералу-десантнику быть доктором педагогических наук?

- Я практические цели преследовал. Мои методические разработки используются в нашем рязанском институте. Лекции я и в Москве, и в Рязани читаю. Ну и себе хотел доказать, что могу!

- Что произошло с экспериментом по переходу на контрактную основу? Он не удался?

- Это почему же? Эксперимент идет. Первый этап закончился в декабре прошлого года. Второй этап - с 1 января по 30 мая. И в этот период мы должны набрать 2800 человек. Людей мы собираем по военкоматам всей России. Приезжают 100 человек, остаются 50. И сами уходят, и мы отсеиваем. По здоровью, по психике. Попадаются ведь и наркоманы, и алкаши. До 1 января 2004 года мы должны доложить президенту о завершении эксперимента. Солдатам-контрактникам будут платить 5500 рублей. Поверьте, для многих, особенно если ребята из деревни или маленького городка, где нет никакой работы, эти деньги - богатство!

- У вас есть возможность сравнивать наших десантников и иностранных. А кто круче - американцы или ваши подчиненные?

- Я внимательно наблюдал за действиями специальных подразделений и в Боснии, и в Косово. И считаю, что наши солдаты более выносливы, более приспособлены к жизни в тяжелых полевых условиях. Они более ответственны и меньше боятся смерти.

- Почему?

- Не знаю, видимо, из-за суровых жизненных условий. Ну и наверняка - наш русский авось. Единственное, в чем мы уступаем американцам, - так это в экипировке. А сколько соревнований мы проводили с американскими солдатами! И во всех побеждали без всякой предварительной подготовки. Мы им проигрывали только в баскетбол. Но это потому, что у них много темнокожих. А они очень хорошо играют. А еще наш солдат намного чистоплотнее. Русские десантники даже в полевых условиях спят на простынях, а американцы не раздеваясь залезают в спальный мешок.

- Может ли наш десантник выжить на необитаемом острове?

- Конечно! И в "Последнем герое" он обязательно победил бы. Конечно, если это не первогодок, а уже обученный солдат, знакомый и с полевыми условиями, и с системой выживания.

- А сами вы выжили бы на острове?

- А как же?! (Смеется.) Я очень упорный.

- И червяков бы ели? Скользких таких, шевелящихся...

- Конечно. (Генерал даже не поморщился). Мы проводим занятия для спецподразделений, когда с минимальным количеством запаса воды и продуктов отправляем ребят на срок, который заведомо превышает эти запасы. И все остальное солдат должен добыть в поле, в лесу, в ручье, в реке, в земле.

Под куполом

- Говорят, вы до сих пор прыгаете с парашютом. Сколько у вас прыжков?

- (Ни на секунду не задумывается). 565. Из них два за границей - в Америке и в Германии.

- Парашют сами укладываете?

- Да нет, конечно! Но умею это делать.

- А какие-то приметы есть?

- А как же! Десантники все суеверные! Мы, как и летчики, никогда не говорим "последний раз" - только "крайний". А еще я не называю число 13. Всегда говорю: "середина".

- Когда летите с парашютом, о чем думаете?

- Да ни о чем! Просто лечу и наслаждаюсь жизнью. Ну и к приземлению готовлюсь. Иногда приземление сложнее, чем отделение от самолета. Особенно если ветерок дует. А первый раз я прыгнул 17 января 1963 года, мне было 20 лет.

- Вам помогли? Или как?

- Или как. Сам, конечно! Хотя у нас есть прибор КВ. Для тех, кто не хочет прыгать. КВ - это коленовыбрасыватель. Шучу.

- Страшно было?

- Нет. Когда ты уже обработан воспитателями, офицерами ВДВ, то не можешь не пойти на этот прыжок. Это будет страшный позор. Почти все прыгают самостоятельно. Может, не совсем осознанно, но самостоятельно.

- Талисман у вас есть?

- Я всегда брал с собой часы "Победа", подаренные отцом. Простенькие, но надежные. А сегодня уже как-то без талисманов обхожусь.

Сын

- Ваш сын Олег погиб в Чечне. Если бы можно было все вернуть назад, вы не пустили бы его туда?

- Очень сложный вопрос. Очень. Олег ведь видел себя только военным. Десантником. И когда он окончил школу, то твердо знал, что пойдет в рязанское училище. Я его не останавливал. После окончания Олег получил назначение в Ульяновск, был командиром взвода. А потом попросился в Югославию, под Вуковар. Это было лето 1994 года. Меня многие отговаривали: не посылай, там стреляют. Через год он вернулся. Подлечился в госпитале (у него очень сильно болел желудок и после автомобильной аварии было сильно разбито колено), и к этому времени пришла очередь его батальону убыть в Чечню.

- Он вас предупредил?

- Олег позвонил и сказал: "Папа, не вздумай делать что-то, чтобы я не поехал. Иначе будет скандал". И в конце февраля 1995 года улетел в Моздок. Можно было, конечно, его оставить...

А 15 марта я проверял войска ПриВО. Был и у него на позициях, они под Аргуном стояли. Олег очень быстро вписался в боевую обстановку. А 17 марта я улетел. И до сих пор один момент у меня не выходит из памяти... Я улетал на вертолете из Ханкалы в Моздок. Вертолет поднялся, накренился на заход. И я вижу сверху поле голое - и он посреди него стоит. Один. Я могу поклясться кем угодно - внутренний голос мне тогда сказал: посади вертолет, забери сына. Ты видишь его в последний раз. Я бросился к окошку, посмотрел еще раз. И решил, что такие вещи делать нельзя. И улетел... Олег погиб 29 марта.

- Часто его вспоминаете?

- Очень. Скоро уже восемь лет, как он погиб. Я с Олегом мысленно очень часто разговариваю. Мне, как мужчине, тяжело чувствовать, что за мной никого нет. Одни девочки. Внук есть, тоже Олег.

- На внука не переносите чувства к Олегу?

- Я его очень люблю. И кстати, они очень похожи. Учил я плавать дочь и сына. Лена поплыла сразу, через два часа уже плавала. А Олега недели две уговаривал залезть в воду. Он боялся. Точно такая же картина с внуками. Аня сразу поплыла, а Олег - нет.

- Вы правильный дедушка? Занимаетесь с внуками?

- Если мы выезжаем за город, то Аня с Олегом обязательно со мной

утром по росе бегают босиком. Ноги приучил каждый вечер холодной водой мыть. Я их стараюсь закаливать. Хотя Лена, дочь, ворчит на меня. Сам-то я уже 14-й год занимаюсь моржеванием. Летом - в ручье. Зимой - в Москве-реке. Она зимой довольно чистая.

- Зачем вам это? Или просто постоянно себе что-то доказываете?

- Да затем, чтобы не проводить полжизни в больнице. Я не говорю, что проживу 300 лет. Я проживу столько, сколько мне отпущено. Но свою жизнь человек должен провести за столом, на лыжах, в проруби, на свежем воздухе! И постоянно быть веселым, бодрым, сильным и не горбатым! В 50 лет уже люди стариками выглядят. А все потому, что ленятся.

Горячая точка

- Вы прошли Афганистан, Югославию, Чечню. Где было сложнее и страшнее?

- В Югославии было попроще. Хотя и там было очень опасно, особенно в самом начале - под Вуковаром, в Сараево. Мы ездили, а по нам стреляли снайперы. Откуда - даже понять было невозможно. А как сравнить афганские события и чеченские... Это две абсолютно разные страны. Разные условия. И сказать, где тяжелее, а где легче, очень сложно. Например, в декабре 1994 года, когда готовилась первая операция, мы провели на аэродроме в Моздоке 10 суток. И по существу в бой поставили необстрелянных людей. Это сыграло свою роковую роль, особенно во время новогоднего штурма.

- Можно было избежать этой ошибки?

- Да. Надо было все проработать теоретически, как следует изучить разведданные, отработать план захвата города и провести операцию в плановом порядке, как это было в Афганистане. Тогда думали: сможем испугать противника огромным количеством техники, двумя группировками, расчленив Грозный на две части. Ничего не получилось. Они были подготовлены к этой операции и просчитали наши шаги.

- Когда стало ясно, что проиграли?

- Как только началась операция.

- А к Афганистану, вы говорите, были подготовлены?

- В Афганистане я командовал 350-м парашютно-десантным полком, с которым первым вошел в Кабул. 27 декабря 1979 года мы начали операцию. А за три месяца до вторжения, в сентябре, небольшая группа офицеров и генералов ВДВ была направлена в Кабул для проведения разведывательных действий. Мы несколько дней изучали маршруты, улицы, зазубривали все наизусть. Причем не только днем, но и ночью - там ведь даже фонарей уличных не было. Поэтому надо было научиться ориентироваться в полной темноте.

- Во дворце Амина были?

- Был. Рано утром я вошел во дворец и какой-то офицер показал мне, где был убит Амин: он прыгнул за барную стойку, а туда бросили гранату. Офицер показал комнату, где он лежал, комнаты женщин. В одной из них было зеркало, все забрызганное кровью, а посредине - дырка от пули. Везде валялись шкуры, одежда, драгоценности. Этот офицер мне говорит: "Бери что хочешь - на память". И я взял кусочек хрустальной подвески от люстры в кабинете Амина. Она у меня дома хранится. Больше ничего не взял - мы тогда были хорошо подготовлены и хорошо воспитаны.

- Как вы думаете, будет война с Ираком?

- Будет. По моим подсчетам, боевые действия продлятся 4-5 месяцев. Затем присутствие американцев будет, по всей видимости, в течение года. Потом войдут миротворческие силы таких государств, как Эстония, Литва, Польша, Румыния.

218 суток в командировке

- На отдых-то остается время?

- Обычно я мало отдыхаю. В 2001 году у меня было 218 суток командировок. Обычно два раза в год беру отпуск. В марте на две недели мы всей семьей едем под Самару, на могилу сына. И в сентябре ездим туда же - 4 сентября у него день рождения. Ну а оставшиеся дни, как правило, отдыхаю в доме отдыха или санатории. За границей только один раз отдыхал, на Кипре.

- Понравилось?

- Очень. Правда, все отдыхающие бегали смотреть, как я в море купаюсь.

- Вас узнают даже на отдыхе?

- Нет. Просто это в марте было.

- Тогда их можно понять... А машины вы любите?

- Еще как! У меня была "Волга", я ее продал и купил "Мицубиси Галант". Семилетка, но в отличном состоянии. Но, к сожалению, несмотря на колоссальный опыт вождения, я как-то не вписался в поворот и очень сильно помял правую сторону. Пришлось мне ее отремонтировать и продать - ремонт очень дорого обошелся. Так что сейчас у меня машины нет. Но ездить обожаю. В отпуск - только на машине! В 1964 году я был членом сборной команды училища по пятиборью. Один из видов - фигурное вождение машины. С тех пор и полюбил езду. "Мицубиси" мне нравится тем, что она очень скоростная и интеллигентная машина. Но на первом месте все же "Мерседес". У меня когда-то был "Мерседес", правда, старенький. Но впечатление о нем осталось до сих пор. Это - машина для русских дорог, но высочайшего качества исполнения. Он бы и до сих пор бегал, но его по глупой случайности сожгли. Один товарищ в салоне неаккуратно курил.

- Сами курите?

- Курить бросил 21 год назад. А вообще курил с первого класса. Нас, пацанов, старшие заставляли собирать окурки у кинотеатра, "стрелять" у прохожих сигареты. Профессиональным курильщиком я стал где-то со второго класса. Я рос вместе с никотином. А отец меня нещадно хлестал ремнем. В общем, было за что. Но я его просто обожал!

- Домашние обязанности у генерала Шпака есть?

- Если жена попросит, то я никогда не отказываюсь. И мусор могу вынести, и пропылесосить. Правда, без особого удовольствия. А вот зимой на морозе, на свежем снежке ковер почистить - это запросто!

По первой специальности я - помощник машиниста

- Если бы не пошли в ВДВ, то кем бы стали?

- Вообще-то я закончил железнодорожное училище. По первой специальности я - помощник машиниста тепловоза. Где-то даже удостоверение есть. И если бы не пошел в армию, то поступал бы в Гомельский железнодорожный институт. Кстати, его заканчивал мой родной брат. Он сейчас работает представителем Белорусской железной дороги в Варшаве.

- А что читает командующий ВДВ? Наверное, только военную литературу?

- Что вы! Я очень люблю читать. И, кстати, вот такое вы у кого-нибудь видели? (Достает из ящика стола толстую тетрадь.) Я записываю все книги, которые прочитал. Смотрите: "Охота на любимцев Гитлера", Трошев "Моя война", Васильев "Россия. Век уходящий". (Перелистывает страницы). "Мент в законе". Ну, это детективчик. Кстати, очень люблю детективы. Маринину обожаю. Но на первом месте у меня все же Акунин. Вот. Веду учет.

- Наверное, и в театр ходите?

- Театр обожаю! И драму, и комедию, и балет, и мюзиклы. Не пропускаю ни одного нашумевшего спектакля. На "Нотр-Дам" сходил. Великолепно!

- На кого попали - на Петкуна или Яременко?

- Конечно, на Петкуна! Очень он мне понравился. И на "Чикаго" с женой были. Жаль, что никак не соберусь "Норд-Ост" посмотреть. И на "Иствикских ведьм" тоже надо сходить. Надо же знать, что это такое, раз все говорят! Как только вернусь из командировки - обязательно схожу.

Блиц

- Какой тип женщин вам нравится?

- Белокурые и не худые. Такие женщины созданы для любви.

- Вы влюбчивый?

- Нет. Но увлекающийся.

- Любимое блюдо?

- Жареная картошка с яичницей.

- Любимый напиток?

- Шампанское брют. Хотя на охоте могу и рюмку водки выпить.

- Джип или спортивный автомобиль?

- Спортивный, конечно!

- Настольная книга?

- "Война и мир".

- Любимый персонаж?

- Пьер Безухов. Это очень сильная личность.

- Любимый фильм?

- Их много. "Калина красная", "Тихий Дон", "Офицеры".

- Как переводится ваша фамилия?

- Скворец.

- Как вас называют дома?

- Жора.

- От чего не можете отказаться?

- От утренней зарядки.

- Вы азартны?

- Скорее да, чем нет.

- Футбол или хоккей?

- Хоккей.

- Умеете носить костюмы?

- Да. Мне одинаково комфортно и в форме, и в "гражданке".

Биография

Георгий Иванович Шпак родился 8 сентября 1943 года в городе Осповичи Могилевской области. В 1960 году после окончания девятого класса поступил в Минское железнодорожное училище №3. В 1962 году Октябрьским РВК Минска был направлен на учебу в Рязанское высшее воздушно-десантное училище, которое окончил в 1966 году.

Июль 1966-сентябрь 1970 - командир взвода курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного училища.

Сентябрь1970-август 1973 - командир роты курсантов.

Август 1973- командир батальона -август 1975 - командир батальона.

Август 1975-июнь 1978 - слушатель Военной академии имени Фрунзе.

Июнь 1978-сентябрь 1980 - командир парашютно-десантного полка.

Сентябрь 1980-апрель 1983 - начальник штаба воздушно-десантной дивизии.

Май 1983-август 1986 - командир воздушно-десантной дивизии.

Сентябрь 1986-июль 1988 - слушатель Военной академии Генштаба.

Асгуст 1988-октябрь 1989 -заместитель командующего 14-й ОА.

Октябрь 1989-октябрь 1991 - командующий армией в ЛенВО.

Октябрь 1991-август 1992 - начальник штаба Туркестанского округа.

Август 1992-декабрь 1996 - начальник штаба Приволжско-Уральского военного округа.

С декабря 1996 года по настоящее время - командующий ВДВ.

Награжден орденами Красного Знамени, "За службу Родине и ВС СССР" III степени, "За военные заслуги", медалью "За боевые заслуги".

Женился в августе 1968 года. Жена - Алевтина Григорьевна Шпак. Дочь Елена - военнослужащая, капитан. Сын Олег погиб 29 марта 1995 года в Чечне.

Пресс прессы

Генерал Шпак не теряет формы одного из лучших командиров-десантников - на турнике он держит "уголок" дольше, чем многие подчиненные. Но одно плохо - мотаясь из одной горячей точки в другую по служебным делам, военачальник не стесняется делать заявления, которые выводят из себя генералов-молчальников из Генштаба. Например, о том, что потери десантников в чеченской войне (с октября 1999 г. по декабрь нынешнего года) составили всего 330 солдат и офицеров. Тогда как общий урон федеральных сил за тот же период достиг почти в 5 тысяч человек. А ведь ВДВ несут основную боевую нагрузку в контртеррористических операциях, и вывод о подготовке прочих войск можно сделать только отрицательный. Слишком уж прямолинеен и откровенен генерал в своих высказываниях и по другим военно-политическим вопросам, волнующим общественность. Обо всем этом в высоких кабинетах Минобороны, естественно, вслух не говорят. Держат как бы в уме. Официальный же повод для "высочайшего неудовольствия" Шпаком - неудачный эксперимент в псковской дивизии, которая должна быть переведена на контрактный принцип комплектования.

"Независимое военное обозрение", 20 декабря 2002 года.

Нелюбовь Квашнина к ВДВ родилась не сегодня и даже не вчера. С упорством маньяка он пытается "опустить" крылатую гвардию до разряда обычной пехоты. Даже после легендарного марш-броска десантников из Боснии в Косово, который прославил именно генерала Квашнина, он не изменил своего отношения к ВДВ. Многие эксперты связывают это в первую очередь с его непростыми отношениями с командующим ВДВ генерал-полковником Георгием Шпаком, в котором начальник Генштаба видит серьезного конкурента.

"Московский комсомолец", 12 марта 2002 года.