Ширер

(13 августа 1970 года) Ширера признали вслед за Роналдо и Джорджем Веа третьим футболистом Европы 1996 года  

Автор: Денис ЦЕЛЫХ ("Советский спорт", специально для "Футбола")

Статья: Алан Ширер

Сайт: Рускоязычные болельщики Арсенала

НАЧАЛО ПУТИ

С самого старта его карьеры футбол был для Ширера на первом месте, все остальное - на втором. Многие звезды, как-то Гаскойн, Бекхэм, создают себе популярность путем многочисленных скандалов. Ширер - не из их числа. Неслучайно о его личной жизни, в отличие от "Спайс Боя" Бекхэма, мало пишут в британской прессе. "Ширер - это суперзвезда без характера суперзвезды", - так в свое время высказался о 9-м номере "Ньюкасла" помощник тренера сборной Дон Хоуи.

В 14 лет Ширер покинул свой родной Ньюкасл и отправился в Саутгемптон, чтобы стать профессиональным футболистом. Это была единственная работа, которой он в то время хотел заниматься. В школе Ширер учился неважно, особенно много проблем у него было по устному английскому. Но Ширер и не желал для себя ученой карьеры. Он хотел стать футболистом. "Футбол в то время был для меня всем", - вспоминает Ширер.

Дебют Ширера в матчах английского первенства состоялся 9 апреля 1988 года и получился прямо-таки феноменальным. "Саутгемптон" встречался с "Арсеналом", и 17-летнему Ширеру удалось забить в этой игре сразу три мяча! "Не думаю, что в тот момент я осознал размер того, что сотворил, - говорит Ширер. - Но факт остается фактом: после этого меня вызвали в клуб и предложили первый профессиональный контракт. Я знал, что тогда мной интересовался еще и "Ньюкасл", но мне не хотелось никуда уезжать".

По словам Ширера, в матче с "Арсеналом" ему больше всего запомнилась реакция на его хет-трик болельщиков. - "В пылу игры я не обращал на шум трибун внимания, но когда меня заменили, то испытал непередаваемые чувства. Целый стадион - и весь скандирует мою фамилию! Это было просто фантастическое ощущение".

ШИРЕР И СБОРНАЯ

Дебют Ширера в сборной Англии состоялся в феврале 1992 года в матче против французов. Но тогда из-за травмы крестообразных связок ему не удалось закрепиться в команде.

Ширера это не остановило. Он продолжал забивать - уже за новый клуб, "Блэкберн", трижды подряд став лучшим бомбардиром английского первенства. А в 1996 году к Ширеру пришло признание и на уровне сборной.

5 мячей, забитых на чемпионате Европы, позволили ему стать лучшим бомбардиром этого турнира. После его окончания Ширера назначили капитаном сборной, это произошло накануне первого отборочного матча ЧМ-1998 со сборной Молдовы. Гленн Ходдл вызвал тогда Ширера и незатейливо спросил его: "Хочешь быть капитаном сборной, Алан?". "Не успел он закончить своей фразы, - вспоминает Ширер, - как я ответил ему: "Конечно, да! Для меня это огромная честь!".

Вопрос о том, кто должен быть капитаном сборной, обсуждался тогда практически во всех британских СМИ. Бывший капитан Дэвид Платт к тому времени уже свое отыграл и в прессе постоянно муссировались имена Тони Адамса, Стюарта Пирса, Дэвида Симэна и Пола Инса. "Когда Гленн Ходдл вызвал меня, я даже не подозревал, что он хочет мне сказать. И когда он предложил капитанскую повязку, я был изумлен и в то же время очень горд. Правда, Ходдл выдвинул тогда одно условие. "Боюсь, - сказал он, - что дополнительная ответственность скажется на твоих бомбардирских качествах, а я не хотел бы, чтобы это шло в ущерб. Так что я намереваюсь назначить тебя капитаном временно, на три игры, и лишь затем решу, должен ли ты носить капитанскую повязку постоянно!".

"Когда в Молдове исполняли наш национальный гимн, - вспоминает Ширер, - у меня по всему телу бежали мурашки...". На стадионе тогда собралось, правда, всего-то порядка 15 тысяч зрителей, но, тем не менее, этот момент, по словам форварда, ему не забыть никогда. "Как и все подростки, которые гоняли вместе со мной мяч во дворе, - продолжает Ширер, - я, конечно же, мечтал выступать за сборную Англии. Но то, что когда-то я стану ее капитаном, мне даже в голову не могло прийти. И я был готов смаковать каждый момент моего пребывания на капитанском посту, даже, если бы оно закончилось после этих самых трех игр".

В первом тайме матча с молдавской сборной англичанам, несмотря на все усилия, никак не удавалось отличиться. За двоих старался сам Ширер, но, тем не менее, и он смог отметиться лишь попаданием в перекладину. Но во второй половине игры форвард справился с волнением и забил молдаванам свой гол. Англичане в итоге выиграли - 3:0. "Хотя футбол, показанный нами тогда, - вспоминает Ширер - и был далек от идеала, но это был неплохой задел для Гленна Ходдла как нового тренера сборной и для меня как ее нового капитана".

Ну а в следующей игре с поляками, которая проходила на переполненном "Уэмбли", Ширер показал себя во всей красе. Двумя снайперскими выстрелами он сумел переломить ход неудачно складывавшегося поединка, и в итоге его команда одержала победу - 2:1.

"Назначение на пост капитана сборной никак не повлияло на мое отношение к футболу, - говорит Ширер. - Я собирался продолжать делать те же самые вещи, что делал до этого - забивать голы". "Я не люблю кричать и размахивать кулаками в раздевалке, как Тони Адамс и Стюарт Пирс, - продолжает Алан. - Свою задачу как капитана я вижу в том, чтобы в какие-то моменты подсказать партнерам, где-то приободрить их. Впрочем, у каждого свои характер и Адамс с Пирсом будут вести себя так, независимо от того, являются они капитанами или нет".

26 июля 1997 года наступил еще один переломный момент в карьере Ширера. В предсезонном товарищеском матче против "Челси" форвард неудачно потянулся за мячом на мокром поле и в результате получил тяжелейшую травму лодыжки. Фотографии Ширера, которого с перекошенным гримасой боли лицом уносили с поля на носилках, обошли тогда полосы большинства английских газет. Первоначальный диагноз был неутешительным - по прогнозам врачей, Ширер должен был вернуться в строй не раньше, чем через восемь месяцев и, таким образом, у него оставался минимум времени, чтобы набрать оптимальную форму к мировому первенству во Франции.

"Это был самый тяжелый период в моей карьере, - рассказывает Ширер. - Тем не менее, я старался отгонять прочь все дурные мысли, внушая себе, что у профессиональных футболистов бывают травмы и посерьезней." В первые недели после травмы Ширер практически не мог перемещаться без посторонней помощи. Через два месяца был снят гипс, но в ноге по-прежнему чувствовалась острая боль. "Я хорошо запомнил слова врача "Ньюкасла", Роба Грегори. "Тебе будет очень тяжело, Алан, - сказал он. - Не стоит ждать чудес и надеяться на легкое восстановление. Поэтому ты должен терпеть!". И Ширер терпел. Он занимался на тренажерах по шесть часов в день, совершал пробежки, постепенно увеличивая нагрузку. "Каждый раз после этого я возвращался домой, чувствуя себя полностью разбитым. Но это была та цена, которую нужно было заплатить, чтобы поскорее вернуться на поле".

И Ширер вернулся! Его возвращение состоялось 17 января, в матче против "Болтона" - на 2 месяца раньше, чем форварду поначалу предрекали врачи. "Ты уверен, что уже полностью готов к игре?" - спросил Ширера накануне этой встречи главный тренер "Ньюкасла" Кенни Далглиш. "Да, я уверен", - последовал ответ. "Тогда я заявляю тебя в запас". "Трудно передать мои ощущения в тот момент, когда я снова очутился в знакомой раздевалке и увидел там родную футболку с номером 9, - вспоминает Ширер. - В ту минуту я понял, что вернулся!".

ШИРЕР И "МАНЧЕСТЕР ЮНАЙТЕД"

Большинство английских болельщиков боготворят Ширера, но есть и такие, которые его буквально ненавидят. Это - фаны "Манчестер Юнайтед".

Ширер дважды мог оказаться в этом клубе, но оба раза выбирал другие - сначала "Бпэкберн", а потом "Ньюкасл". Фаны "МЮ" этого ему не простили и при каждом удобном случае старались оскорбить крепким словечком. Сам Ширер однажды поведал об одном случае, который врезался в его память.

"Это случилось во время матча сборных Англии и Ирландии. Из-за столкновений фанатов на трибунах игра была прервана, и судья решил увести команды с поля. Мы сидели в подтрибунном помещении и ждали официального объявления о том, что же будет дальше. В это время санитары скорой помощи под руки провели мимо нас юного ирландского болельщика, который находился в весьма тяжелом состоянии. Парню на вид было лет восемнадцать, не больше. Он посмотрел в нашу сторону и, узнав меня, процедил сквозь зубы: "Я ненавижу тебя, Ширер". Я подумал, что у парня сильный болевой шок. Но когда кто-то из нас приблизился к нему и спросил, как он себя чувствует, тот резко отрезал: "Не троньте меня. Я болельщик "Манчестер Юнайтед!".

ПОЧЕМУ ОН УХОДИТ...

Предстоящий чемпионат Европы станет для Ширера последним крупным турниром на уровне национальных сборных. Полтора месяца назад форвард заявил о том, что после его окончания он покидает главную команду страны.

По словам Ширера, он подумывал об уходе из сборной в течение целого года. "Мне было очень тяжело принять это решение, - говорит нападающий. - Я много размышлял и на протяжении последних месяцев постоянно советовался с близкими. Тем не менее, я уверен, что это правильный шаг".

Ширер заявил, что он просто трезво расценивает ситуацию и свои собственные возможности. "Я предпочитаю принять решение самостоятельно, не дожидаясь, пока через пару-тройку лет мне заявят, что я с трудом волочу ноги и укажут на дверь". Во многом на решение Ширера повлияли и причины личного характера. Жена капитана сборной Англии ждёт третьего ребёнка, который должен появиться на свет в сентябре, и Ширер заявил, что он намерен проводить больше времени в семье. "У меня две маленьких дочери, пяти и семи лет, - говорит Ширер. - А семья - ведь это так важно!".

Ширер - прирожденный голеадор. "Я сравнил бы его с бразильцем Карекой. Зная, что тебе предстоит соперничать с таким форвардом, вряд ли заснешь в ночь перед игрой", - говорил в свое время о Ширере защитник итальянского "Милана" Алессандро Костакурта. Но гол, который Ширер особенно часто вспоминает, был забит не им самим, а партнером по нападению в "Ньюкасле" Лесом Фердинандом.

Это был гол в ворота "Манчестер Юнайтед", который "Сороки" разгромили - 5:0. "Я практически от самого углового флажка навесил на Леса, - вспоминает Ширер. - И он, перепрыгнув всех манчестерских защитников, головой вогнал мяч в сетку ворот. В знак ликования я поднял руки и побежал по направлению к болельщикам. Фаны торжествовали вместе со мной, но не знали, что моя радость смешана с болью. Как только я сделал этот самый навес, я почувствовал резкую боль в ноге. Но тут же постарался внушить себе, что моя травма - это сущий пустяк и на нее не стоит обращать внимания.

В дальнейшем я просто пытался играть. Я по-прежнему регулярно забивал. А вскоре сделал мой первый хет-трик за "Ньюкасл" - в игре с "Лестером". Один из голов тогда я забил со штрафного. Этот удар, как сейчас помню, дался мне со страшной болью, но она стоила этого". А вот момент, когда Ширера признали вслед за Роналдо и Джорджем Веа третьим футболистом Европы 1996 года, сам форвард не очень любит вспоминать. Неслучайно тогда он даже отказался участвовать в банкете, который состоялся после торжеств. "Для меня существует только одно место - первое", - говорит по этому поводу сам бомбардир. - Вторыми и третьими местами пусть довольствуются другие!".