Шерман

  Всю свою жизнь он предпринимал действия по борьбе с плановой экономикой. По этой причине и имел несогласия с законом. Всех тюрем, где был, не помнит. Все статьи - хозяйственные.  



  Разные бывают судьбы у людей. Слово "зэк" является в нашем общественном сознании и подсознании каждого пожизненным клеймом. Но общество не раз уже ошибалось в своих оценках. Герой этого рассказа, конечно же, не идеален. Да и не бывает идеальных людей, вне зависимости от того, в каких они отношениях с законом. У этого человека интересная и тяжелая судьба.

  Марку Шерману 58 лет. Всю свою жизнь он предпринимал действия по борьбе с плановой экономикой. По этой причине и имел несогласия с законом. Всех тюрем, где был, не помнит. Все статьи - хозяйственные. Последняя - хищение в особо крупных размерах. Его 36-летний сын занимается бизнесом без помощи отцовских связей. Выйдя очередной, последний раз на волю, Марк Шерман включился в деловую жизнь, участвует в создании Партии экономических свобод. Даже в неволе хозяйственник оставался хозяйственником - экономику зоны постигал изнутри, профессионально.

  Окончил политехнический институт в Свердловске. Обладание даром снабженца пригодилось даже на работе в телеателье, так и, впрочем, повсюду в жизни. Как он утверждает, главное - подход к человеку, и не какой-то супериндивидуальный, а просто человеческий. Весь бизнес, как он убежден, строится на человеческих отношениях, как и сама жизнь. Именно в этих своих правилах он видит секрет своей удачливости.

  В 1977 году заболел, перенес несколько тяжелых онкологических операций. Инвалид 1 группы.

  Но не заниматься бизнесом он не мог. Вообще сидеть без дела человеку с таким запасом энергии - трудно, а тем более, когда деньги нужны на лекарства...

  А в стране тем: временем был полный разброд-развал. Широкое поле для деятельности. Все предприятия Марк Шерман сумел связать, прямыми договорами. Все было организовано предельно четко. Снабжалась и металлургическая, и деревообрабатывающая промышленность, и сельское хозяйство. Лишнего он не брал: 600 рублей с вагона дерева. Дешево - к нему поэтому и шли. Он всем был нужен. Профессионализм в налаживании контактов был на таком уровне, что ему не надо было никуда ехать. Просто взять телефонную трубку и между прочим, без напряжения поставить в известность, что нужно то-то и то-то.

  Все осложнялось тем, что такие симпатии и связи в экономике - противозаконны. Хотя если судить логически, то не совсем понятно, какой вред стране от того, что хоть какие-то предприятия получают в срок доски, а кто-то еще - тоже получает то, что нужно позарез ему. Напрашивается вывод о том, что в самом деле им, хозяевам, а не хозяйственникам, такие "удачники", как Шерман, просто стояли поперек горла. Они же не умеют либо не хотят работать. Для властей Марк Шерман - обыкновенный мошенник и взяточник.

  В конце концов, в восемьдесят первом Шермана арестовали. За "извлечение из касс совхозов и предприятий денежных средств путем обмана руководителей".Больного судили в 83-м. На суде врач рядом стоял, морфий колол. Приговорили по девяносто третьей статье к пятнадцати годам.

  Бежать из той зоны, куда он попал, некуда было - кругом пустыня.

  Обслуживали зону не прапорщики и не гражданские наемники, а армия. Ссылали в 64-ю за беспорядки зэков из других зон, на уничтожение. У некоторых замена высшей меры... На них фармацевтику испытывают, лекарства разные. Трудотерапию проводят, изучают, сколько тяжелой работы может голодный выдержать, пока не помрет. Жара градусов семьдесят. Баня - раз в год. Утром выдают кружку воды, граммов 400 на сутки:

  хочешь - умывайся, хочешь - пей, хочешь - чифирь вари.

  Кроме Шермана, по его словам, никто живым не возвратился из этой, "особой", зоны. Правды, как обычно, всей нигде не добьешься. Единственное, в чем Шерман уверен - что где-то рядом с зоной есть комбинат, где делают антибиотики на живом биосырье. И утверждает, что видел, как по ночам в зоне печи огромные топят. Крематорием зэки их называли. С утра пепел вывозят, сладкий такой запах... "Цемент выпускаем", - объяснил Шерману как-то один капитан. Какой может быть цемент, когда кругом пустыня? "Короче, ты молчи", - сказано.

  Как он оттуда выкарабкался, сам до сих пор удивляется. Удача, одним словом. И совпадение. Мир тесен. Тот же капитан был борцом тяжелого веса, а Шерман когда-то в Кургане тоже боролся, далее в олимпийский резерв входил. По старой памяти тот и переправил его в сангород Шевченко.

  Умение пробиваться везде и всюду сказалось и здесь. Ему удалось получить от мамы деньги, которые были пущены на капремонт помещения терапии, что повлекло за собой очень неплохие перемены в его положении - перевели на материк, в Семипалатинск. Отправили, посчастливилось опять-таки, в бухгалтерию корочки сшивать. Когда он копнул лагерную бухгалтерию, глаза на лоб полезли. Сангородок, вокруг - куча предприятий для зэков: семипалатинский мясокомбинат, большое трикотажное объединение, кожмехобъединение. Дубленки делают, мутоновые шубы, шерстяные костюмы-олимпийки с надписью "СССР" на груди и сзади. Все это лихо шьют "по-советски". Вместо десяти костюмов 54-го размера кроят пятнадцать 44-го. Неучтенный товар гонят в "левые" магазины. Увидел он и стопки бестоварных накладных. Свел знакомство с кладовщиком. Тот поведал, что товар он на склад не принимает, только расписывается. По подсчетам Шермана, зона имела до 20 миллионов от левой продукции в месяц! Кому же шло это все в карман? Не зэкам, однозначно. До МВД СССР хорошо, если проценты доходили. А зэк не может рот открыть. Кому охота повисеть прикованным к потолку в наручниках?

  Шерман все равно, как вы догадываетесь нашел выход из положения. Снял копию с документов, отправил в Ленинград дяде, в Москву - знакомому, и в Курган. Подстраховался. И припугнул. Шепнул осведомителю, что знает, кто и сколько ворует. Начальство тут же сбежалось. Выбора у них особенного не было, договорились о неразглашении и отпустили домой, в Казахстан.

  Шерман считает, что преступность растет по причине двойной бухгалтерии государства. Преступность растет - администрация лагеря довольна, смело требует увеличить фонды, которые используются совершенно не на то, на что берутся. Завхоз из зэков распишется как материальное лицо: принял для зоны стиральные машины, телевизоры, автомобили. И идет добро начальству в карман. Снабженческие связи Шермана использовали и в Семипалатинске. Майор просит: "Марк, помоги металлом - детский сад не можем закончить. Устрой вагончик, я его на железобетонный завод загоню, мне бетон дадут". Шерман письмо по своему каналу написал, в течение месяца вагон пришел. И что же строится? Заборы городят. Вместо садика - тюрьма.

  По расчетам зэка-хозяйственника, очень правильным был шаг Ельцина, когда он запретил изымать 50 процентов зэковского заработка. До этого эти деньги были неучтенными.

  Зато теперь у них начинает развиваться рыночная сообразительность.

  Например, выпускают на мебельном комбинате гарнитур. Себестоимость, к примеру, тысяча. Дерево закупают по фиксированным ценам - 100 рублей за кубометр. Документы подгоняют так, будто материал взяли на бирже по 600-700 рублей. Мебель получается дороже, и уходит по пять тысяч.

  Это ли не уголовники?

  А бартер людьми и лесом? В лесном управлении людей, рабочей силы не хватает. А производство надо увеличивать. Лесовики-начальники кидаются в лагеря: ты мне людей, я тебе лес. Бартер идет превосходно:10 зэков обмениваются на 10 вагонов.

  Марк Шерман уверен, что за ним и за такими, как он,- будущее. Вполне возможно, он абсолютно прав. Деловая хватка и желание вкупе с умением работать еще никому никогда не навредили.