Шевчук Ирина

, актриса

( 06.10.1951 года )
Россия
Круглолицая девочка-солдатка, с пухлыми по-детски губами и глазами в пол-лица. Сама еще ребенок и вдруг мама - в одном лице. На рассвете, босиком, с тяжеленными сапогами под мышкой, каждое утро бегает из команды девушек-зенитчиц в соседнюю деревню проведать маленького сына. Она первая и встречает в лесу немцев... Актрису Ирину Шевчук советские кинозрители запомнили по одной - но какой! - роли Риты Осяниной в знаменитой картине Станислава Ростоцкого "А зори здесь тихие..." С тех пор все считают режиссера ее крестным отцом в кино... 

Сайт: People's History

Статья: Ирина Шевчук (интервью)



Прошло время, российское кино впало в кризис, страна изменилась до неузнаваемости, а Ирина Шевчук осталась верной своему характеру (все-таки не случайно она сыграла именно Риту, самостоятельную, мужественную и бесстрашную героиню). Сейчас Ирина уже не просто актриса. Она создатель и вдохновитель одного из самых известных отечественных фестивалей "Киношок", каждый год проходящего в Анапе.

- Роль Риты Осяниной из фильма "А зори здесь тихие..." стала вашей визитной карточкой. Это был этап в жизни?

- Да, хотя очень приятно, что меня помнят и по роли стюардессы из "Абитуриентки", а девочки в гражданской авиации даже проходят курс - как пережить нападение экстремистов - по фрагментам этого фильма. Но самые яркие впечатления - все-таки от картин, где я работала со Станиславом Иосифовичем Ростоцким. В Китае наши солдатки из "Зорей..." стали чуть ли не национальными героинями, и еще я там видела на экране себя, говорящую по-китайски, в "Белом Биме Черное ухо". На "Зори..." меня утвердили в апреле, на третьем курсе, и в конце мая мы уже надолго уехали работать в -Карелию. Ростоцкий - безумно интересный человек, единственный, группа которого всегда напоминала мне просто уникальную "семью". Когда я только пришла в нее, как раз праздновался его день рождения, и вся группа рисовала стенгазету, придумывала стихи, тосты, подарки. Эта группа сохранилась у него почти с первой картины.

- Писатель Виктор Астафьев однажды приводил фильм "А зори здесь тихие..." в пример полной неправды о войне: "Война совсем не такая, как у Ростоцкого. Героиня ложится, ее накрывают ветками, и она умирает - художественно, красиво. Война - это другое: женщины во время менструации подмывались собственной мочой".

- Про воевавшего Бориса Васильева трудно сказать, что он не знал войны, Соню Гурвич он писал со своей жены. Моя родная тетка была в войну зенитчицей, и у нее фильм не вызвал ощущения лакировки. Наверное, бывало всякое, была и грязь, но самое прекрасное тоже было - вера, что защищаешь маму, ребенка, любимого человека, - у кого на что сердца хватало.

- А как началась ваша артистическая карьера? Родители имели отношение к кино?

- Нет, я дочь военного моряка, родилась в поселке Роста на берегу Баренцева моря. Северное сияние, белые ночи, тундра, птичьи базары, сопки, зимой - поездки на оленях с отцом. В Киев мы переехали, когда мне было одиннадцать лет. Только там, в столичном городе, я узнала, что существует конкуренция, зависть: тогда начали носить капроновые чулки, появились индийские туфли-мокасины, ими измерялось твое благосостояние. Родители хорошо зарабатывали, но нас не баловали, хотя к десятому классу я уже красила глаза и проколола уши втайне от отца. Впрочем, красавицей в школе я не была - худющая, бледнолицая, с вечными кругами под глазами. Читала, как полоумная, все на свете. Я была, наверное, очень странной девочкой, фантазеркой, молчальницей. Все время что-то придумывала, во что-то играла - клад мы какой-то искали - в общем, жила в сказочном мире. Но в актрисы привел чистый случай. В десятом классе снялась в эпизоде в фильме Резо Чхеидзе "Ну и молодежь". На съемках провела всего три недели, но влюбилась в запах грима, свет юпитеров навсегда. Летом по ночам под магнитофон готовилась в Киевский театральный, учила украинский репертуар. А знакомая просто увела меня оттуда в Союз кинематографистов, где вгиковская комиссия во главе с Белокуровым набирала национальный курс. В первый день я перед ними расплакалась от волнения, а на второй понравилась, и еще оператор потрясающе снял мои кинопробы. В сентябре мне прислали вызов.

- А как родился "Киношок", неужели тоже случайно?

- Вообще, все началось, когда создавалась Актерская гильдия, около десяти лет назад. Было желание что-то сделать, собралась инициативная группа - Борис Токарев, Галя Яцкина, Евгений Жариков, Всеволод Шиловский. Мы создали актерский фестиваль "Созвездие", но потом все это обросло бесконечными разговорами. Два раза в неделю по три-четыре часа. Однажды я встала и заявила, что попытаюсь придумать что-то сама. За мной пошел Сергей Новожилов (кинокритик, один из руководителей "Киношока"). Мы сочинили для актеров гастрольное бюро, провели пару поездок - на Сахалин, по средней полосе, а потом возник замысел фестиваля "Киношок". И вот уже столько лет...

- ...ему теперь подчинена вся жизнь?

- Ну, не вся, но именно из-за него образ жизни безумный. Зимой поездки, в течение года надо с программами постараться объехать почти все республики СНГ, с весны надо начинать готовить следующий фестиваль.

- Вы главное лицо на фестивале? Вы достаете деньги?

- Я не только деньги, я и бензин достаю, и, главное, придумываю, к кому обратиться, чтобы его достать. Просто я знаю, куда пойти, о чем разговаривать с человеком, что может его расположить. Но чем бы я ни занималась, я прежде всего актриса. Может быть, поэтому пока все и удается.

- Сейчас вы снимаетесь?

- Ну, были "Волчицы", "Мужской зигзаг", но года с 95-го - только концерты. Хотя надежда умирает последней. Вообще, хочется сыграть нормальную, хорошую женщину, чтобы все рыдали от восторга, что такие бывают.

- Считаете себя "хорошей женщиной"?

- Настоящей. Слабой, сильной, иногда уступающей, зачастую обязанной быть умнее мужчины.

- С мужчинами вам в жизни везло?

- Я достаточно влюбчивый человек, влюбилась еще в первом классе - ровно на четыре дня. Но если говорить о чем-то серьезном, что отозвалось радостью и болью, то это произошло во ВГИКе. Это Талгат Нигматулин (этого талантливого актера зритель может помнить по фильмам "Седьмая пуля", "Вооружен и очень опасен", "Пираты XX века", "Волчья яма", "Один и без оружия"). К сожалению, его уже нет на свете. У нас был большой долгий роман - практически два года неразлучно, а потом... мы встречались и расставались.

- Из-за того, что вы - в Москве, а он - в Алма-Ате?

- Нет-нет. Там много было всего. Он был опытнее меня, а я, наверное, была слишком маленькая. У меня все было только в мечтах, в книжках. Сегодня в шестнадцать-семнадцать лет вряд ли найдется такая барышня, которая бы только в мечтах жила. Мы расстались еще до окончания института, и для меня это стало тяжелым моментом. Я решила однажды и навсегда, что это никогда не вернется, и потом мы общались уже односторонне, инициатива исходила от него. Спасла меня только работа. Иначе не знаю, как бы вообще закончила институт с этими драмами.

- Знаете какие-нибудь подробности его гибели?

- Только то, что и все. Месяца за два до этого мы виделись в Свердловске. Я приехала на пробы какой-то подпольщицы с буржуазным прошлым в картине о революционерах. Мне долго не могли сделать грим, мне все не нравилось, я уже жалела, что приехала. Гример несколько раз оглядывалась, и я почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Вдруг в зеркале увидела Талгата, который стоял в проеме двери, изумилась, а гример мне: "Он уже минут сорок стоит". Мы давно не встречались, уже были совсем взрослые, он поменял нескольких жен, прославился в "Пиратах XX века"... Мы чудно, душевно поговорили - с таким сожалением, что ничего уже невозможно. На следующий день он уехал на съемки, я должна была улетать, а Коля Еременко, у которого вряд ли теперь есть такой друг, как Талгат, и который тоже тогда был в Свердловске, подходит и говорит: "Он просил тебе передать, что никогда тебя не забывал и не забудет". И так далее. А потом вдруг мне сообщают, что Талгата убили. Там была темная история: какая-то секта, какой-то гуру. С тех пор прошло много лет (Талгат Нигматулин погиб в Вильнюсе, в феврале 1985 года).

- Вы сразу после ВГИКа вышли замуж?

- Нет, я выбирала. Долго. Я была уже взрослой, мне было двадцать семь, за спиной двадцать ролей, объездила почти весь мир. Очень хотелось подольше побыть независимой и одинокой. Интересней казалось влюбляться, получать комплименты, овладевать мужскими сердцами. Это была красивая, замечательная игра.

- Романы были с актерами в основном?

- Никогда. Это были, как правило, люди старше меня и самых разных профессий. Актеры мне больше "подруги".

- Но вы выбирали тех, кто уже был влюблен в вас?

- Да-да, и чем смелее они были, тем было больше шансов. И не было такого, чтобы кто-то из них плохо со мной поступил, практически всегда инициатором разлуки была я. Несколько раз вроде как и собиралась замуж, потом решала, что это совершенно не нужно, а потом так получилось, что мы встретились с Сашей. Встретились года за два до того, как начался наш роман. Он был музыкальным руководителем программы " Товарищ кино": он композитор и аранжировщик. Не знаю, замечал ли он меня, но я все это время вообще не обращала на него внимания. Знала, есть такой Саша Афанасьев, сердцеед, дамы его очень любили, периодически там, вероятно, возникали романы - я не допрашивала, но думаю, что да. Потом мне предложили номер с песней, нужно было репетировать, я приехала в Москву за неделю до гастролей, и вот там как бы пробежала искра. Не знаю, ходил-ходил - не было интереса, а тут он мне то ли за роялем понравился, то ли еще что. Случился роман, сразу плавно перешедший в замужество. Где-то месяца два мы ездили на гастроли, потом я снималась в Абакане, он прилетал ко мне несколько раз, потом я вернулась в Москву, и уже мы стали жить вместе. Снимали квартиру. Саша - москвич, но у него была предыдущая семья, разменивать он ничего не стал, ушел, и все. В декабре 79-го мы поженились.

- Дочка сразу родилась?

- Через год. С квартирой, кстати, помогли ребята из ЦК комсомола, узнав, что я уже на сносях. Помогли с пропиской и разрешением на покупку кооператива. Жили в Строгино, потом поменялись сюда, на Сухаревку. Буквально через два месяца после того, как дочка родилась, я уехала в Киев, к родителям, - тогда еще числилась на студии Довженко. Когда дочь подросла, перевелась на студию Горького. Два года с ней просидела, вообще не снимаясь. Теперь она уже взрослая, учится во ВГИКе на экономическом. Сама пошла, хотя все ей, конечно, прочили идти в актрисы. Но она: "Мам, я четыре года отучусь и останусь без работы. Если мне суждено играть, то это не уйдет". Я не стала ей мешать.

- В общем, у вас счастливая семья и благополучный брак?

- Всяко бывает, но я не сторонница резких перемен. И друзья становятся "бывшими", только если совсем "достанут" или предадут. Тогда уже - да, я их не замечаю, даже если рядом стоят. Такие люди есть в моей жизни.

- А верные друзья есть?

- К сожалению, моя самая близкая подруга со вгиковских времен, Галя Логинова, уехала в Америку. Но мы дружим по сей день - и я была в Америке, и она у меня была. Здесь Галя хорошо начинала в фильме "Много шума из ничего", там у нее карьера не сложилась.

- Но зато она - мама Миллы Йовович.

- Да, она вырастила замечательную дочку. Милка родилась от совершенно безумной любви. Четыре года назад она была здесь со своим бойфрендом, корреспондентом Марио. Галка жила у меня, а молодым отдали квартиру родственников. Милка ухитрилась, приехав к нам, тут же заболеть краснухой - вечером прямо у нас за столом пошла красными пятнышками. Через два дня заболела и моя дочка, так что они у нас под Новый год были все в точечку. Вообще - Сашка не даст соврать - когда Милка к нам приезжает, она очень быстро начинает говорить по-русски. Просто там ей приходится быть настоящей американкой, она ведь там выросла с пяти лет. Нет, она не беременная сейчас, как писали у нас в СМИ, действительно рассталась с Бессоном, успевшим, правда, снять ее в "Жанне д'Арк"... Видимо, не сошлись характерами.... Она не может быть домоседкой.

- А ваша дочка замуж не собирается?

- Надеюсь, ума хватит не наделать глупостей и выйти замуж попозже. Из примитивных бытовых "мечт" вынашиваю идею купить ей собственную квартиру.

- А из небытовых?

- Довести до ума "Киношок", еще посниматься, еще поездить по миру.