Шаганов

Поэт-песенник, благополучно снабжающий музыкальную тусовку 100% -ными хитами уже более десяти лет, не давший зачахнуть от дефицита репертуара поп исполнителям Сергею Чумакову, Евгению Белоусову, Дмитрию Маликову, группам "Черный кофе", "Любэ", "Иванушки-international", благополучно перешагнувший через возраст Христа, но так и не забивший ни одного гола, играя в составе футбольной команды эстрадных звезд "Старко".  

Автор: Татьяна АЛЕКСЕЕВА

Статья: Александр Шаганов: Сочинять песни и "болеть" за любимую команду - это одинаково творческие процессы.

Сайт: Записки журналистов


- Саша, похоже, со спортом у тебя отношения не сложились?

- Скажу честно, я даже в детстве ничем не занимался, а уроки физкультуры не прогуливал лишь по причине своей дисциплинированности. Я ведь вообще был отличником. Я даже в походы не ходил и в пионерские лагеря не ездил, не любил подвижные развлечения. Правда, был у меня один грешок - не выучил биологию, ну и затолкал спичку в замочную скважину. Кабинет полчаса открыть не могли, потом выясняли, кто это сделал:так и не выяснили. В общем, урок сорвался. О моей причастности к этому хулиганству до сих пор, наверное, не догадываются.

- Теперь прочитают, удивятся?

- Еще бы. В третьем классе я начал писать стихи, про разных белочек, птичек, цветочки, ну и...

- До сих пор пишешь. Только теперь про кошечек, гадючек, девочек и облачка.

- Почему же, есть и более серьезные темы: "Батька Махно", "Атас".

- Согласна, но все же где любовь? Или обделен ею великий поэт?

- Любовь она во всем, и не обязательно о ней кричать. А потом, сейчас только и поют, что о любви, мне же хочется быть оригинальным, непохожим. Я очень трепетно отношусь к своим песням, они для меня, как дети, и за ними нужен глаз да глаз. Даже отдав их в "хорошие руки", я не престаю о них заботиться - езжу на концерты, выглядываю из-за кулис: "Как там моя песня себя на сцене чувствует?". Одно время пробовал сам петь, но понял, что мне это не дано. Нет, конечно, дома под гитару я пою, но петь со сцены - это совсем другой масштаб. Помню, вышел я первый раз к зрителям, стою, как дурак с микрофоном. Пять минут мне показались несколькими часами. Одно успокаивало, что около служебного входа дежурит скорая помощь: если плюхнусь от страха в обморок - откачают.

- Кому же теперь ты распеваешь свои песни?

- В основном, своим друзьям. Но, так как друзья мои - поющая братия, то мне все-время кажется, что они меня слушают с долей иронии и снисхождения, мол: "Ну, ладно, Великому поэту дозволено не иметь голоса и петь мимо нот". Самыми благодарными слушателями я считаю свою собачку по имени Жиголо и волнистого попугайчика. Кешка, так зовут попугая, вообще в музыкальном смысле очень подкованная птица. Когда-то мне его подарил Женя Белоусов, до этого птичка полгода жила у Женьки на студии и, похоже, вкусила все "прелести" общения с творческими личностями. Мало, того, что она твердила слова моих песен еще и требовала: "Выпьем! Налей, налей, во-до-чки!". Первое время я был шокирован таким требованием, звоню Женьке: "Что делать?", а он мне: "А ты налей, узнаешь". Плесканул я в поилку чистой водки, смотрю, птичка клюв туда опустила и, как заправский алкаш заглатывает зелье. Через мгновенье попугай, видимо, почувствовал себя звездой эстрады, стал издавать невнятные звуки и раскачиваться из стороны в сторону. И ведь что самое смешное, в этих звуках вполне отчетливо угадывалась знакомая мелодия. Это ж надо, из невинной птахи такую оторву воспитать!

- Исполнители твоих песен, как один жалуются на приставучих и нахальных поклонниц. Скажи, создателю нетленных стихов достается хоть немного славы?

- Однажды досталось так, что воспоминаний на долго хватило. Случился со мной день рождения. Это происходит со всеми, как минимум один раз в год. Но это был незапланированный день рождения, точнее, рождение мое было запланировано многими годами ранее, а вот то, что в этот день я окажусь в Москве произошло неожиданно - из-за погодных условий не смог улететь на гастроли. Сижу я в пустой квартире, ни гостей, ни праздничного стола, только не распакованный чемодан. Звонок в дверь. Открываю. Стоят две девушки, симпатичные, с цветами: "Мы тебя поздравляем!". В общем, за час организовали мне праздник, ну а я кое-кого из друзей разыскал. Чем закончился вечер, помню смутно, а вот с чего началось утро, не забуду никогда. Открываю глаза, надо мной на потолке стоят тапочки: Нащупываю халат и пытаюсь его одеть, в результате бесполезных стараний обнаруживаю, что оба рукава, почему-то справа, а слева вообще отсутствует хоть какой-нибудь выход для руки. Захожу в ванную и вижу в зеркале над моим лицом совершенно фиолетовую шевелюру: Первая мысль, которая появилась в моей опустошенной голове: "Сейчас отдерну шторку, а в ванной купаются зеленые человечки".

- Тебя посетили глюки?

- Глюки исчезли, когда я вымачивал в отбеливателе волосы, а потом отрывал от потолка тапки. Еще мои гостьи успели перешить пуговицы на рубашках: застегиваешь и не понимаешь, почему остается лишняя дырочка; и накачать штемпельной краской помидоры: откусываешь, а по языку разливаются фиолетовые чернила. В общем, проведена грамотная работа по сведению меня с ума. Эту шутку я оценил и в сердцах написал песню "Гадюка".

- Скажи, для того, чтобы сочинять стихи, надо иметь какой-то особенный склад ума? Как создаются рифмы?

- Стихи рождаются в тишине, по крайней мере, это у меня так. Целый день я хожу по квартире, а в голове тем временем зарождается песня, точнее ядро песни, потом это ядро начинает вращаться, наматывая на себя слова, фразы, ну и к вечеру, при удачном развитии появляется песня, если, конечно ни что не помешает.

- Что может тебе помешать?

- Что угодно, например, футбольный матч по телевизору, я же футбольный фанат, болею за "Торпедо". Это перешло по наследству, за "Торпедо" болел мой отец. Но вообще мне очень нравится эстетика черно-белых цветов. Я вырос в Кузьминках, это рабочий район, и такое строгое сочетание черного и белого отражает суть рабочих кварталов.

- Ты ходишь на стадион, или предпочитаешь поболеть дома у телевизора?

- Когда есть возможность, иду на стадион. Это же особая атмосфера! У меня от дома совсем недалеко стадион "Торпедо". Честно признаюсь, на матчах я позволяю себе оторваться по полной программе: кричу, размахиваю руками, оглашаю трибуны бульварным свистом, могу даже выругаться в сердцах. Однажды даже в милицию попал. Это было еще в Советские времена, на стадионах пытались поддерживать "больничную тишину", и всяк, нарушивший порядок, препровождался к милицейскому "козлу". Я, кажется, слишком радостно выразил свой восторг по поводу забитого гола, за что и был тут же схвачен под руки. К счастью, сержант оказался просвещенным в вопросах отечественной эстрады, меня узнали и отпустили.

- Сам не пробовал выйти на поле?

- Ну почему же, я играю в составе "Старко", не могу сказать, что делаю это хорошо, но зато с удовольствием. Иногда мне кажется, что я только мешаюсь под ногами, тогда я сижу на трибуне и "болею" за своих.

- Как часто на тебя накатывают приступы подобного самокритизма?

- Человек я творческий, а всякой творческой личности присуще копание в своих недостатках и сомнения по поводу собственной состоятельности. Я даже если гол забью, все равно потом долго буду анализировать, все ли правильно сделал. Я знаю наверняка, что если я сижу на трибуне, мои ребята из "Старко" обязательно выигрывают, это проверено неоднократно, если я кричу: "Леха, бей!", то Леха обязательно забьет, я чувствую верный гол, или, может быть, даже зазываю этот гол. Болельщик я хороший - это точно!