Ott

( .... ) В этом году исполняется 15 лет знаменитой передаче Урмаса Отта "Телевизионное знакомство". В последнее время звезда советского телевидения (а затем и российского - многие вспомнят его телеинтервью конца 90-х, которые он брал у ньюсмейкеров в ресторане "Прага") почти не имеет дела с телеканалами, зато активно пишет книги.  

Статья: УРМАС ОТТ, ТЕЛЕВЕДУЩИЙ: "Я СКУЧНЫЙ И НЕИНТЕРЕСНЫЙ ЧЕЛОВЕК"

Сайт: Известия.РУ



"Я скучный и неинтересный человек"

Удивительная вещь: автор громких интервью (с Майей Плисецкой, Звиадом Гамсахурдиа, Армандом Хаммером, Лехом Валенсой и многими другими) сам интервью давать не любит. "Я долгое время обвинял журналистов в том, что говорю одно, а пишется совсем другое. Потом понял, что это, наверное, моя вина, я все туманно объясняю на плохом русском языке, и человек не может понять, что я говорю", - сказал Урмас ОТТ корреспонденту "Известий" Александру БРАТЕРСКОМУ и добавил, что он вообще "скучный и неинтересный человек". Конечно, это неправда. В Отте интересно все: и знаменитый эстонский акцент, и глаза, спрятанные за стеклами темных очков, и серебристый "Мерседес", на котором он ездит по старым улочкам Таллина под музыкальное сопровождение любимого Моцарта. А интервью все-таки состоялось.

- Насколько мне известно, вы сейчас пишете новую книгу. О чем она?

- Так вышло, что благодаря моим предыдущим книгам я оказался среди акционеров одного небольшого издательства и до сих пор являюсь его совладельцем. Я сам ничего там не делаю, но даю кое-какие советы. А так как я люблю жанр длинного интервью, то сделал в этом ключе книгу для Детройтского симфонического оркестра - о его дирижере Неэме Ярви, эстонце по происхождению. Сейчас из печати выходит моя книга о двукратной олимпийской чемпионке по велоспорту Эрике Салумяэ (теперь она депутат эстонского парламента. - "Известия"): 300 страниц интервью с ней. Я всегда пытался сделать передачи, которые мне самому было бы интересно смотреть. И всегда пытался писать книги, которые мне самому было бы интересно читать. Может быть, у меня дурной вкус, но мне такое нравится, и я имел наглость себе это позволить.

- Мне очень понравилась ваша книга интервью "Playback", изданная в Эстонии на русском языке в 1995 году. Словно бы погружаешься в иную временную реальность.

- Надо учитывать тот факт, что я начал делать эту книгу еще в 1988 году - и делал в течение пяти лет. Сейчас это читать смешно, но для того времени интервью были достаточно крутыми, хотя, конечно, и в рамках дозволенного. Майя Плисецкая и Родион Щедрин, прочитав "Playback", сказали, что она рассказывает о времени. Кстати, я никогда не перечитываю то, что написал раньше, и не смотрю свои передачи - для меня они вчерашний день. Я изменился.

- Последний раз мы видели ваши передачи в 1998 году. Вы беседовали со знаменитостями в ресторане "Прага". Потом передачи вдруг исчезли. Что произошло?

- Я не рассчитывал вернуться на российское телевидение. Считаю, что в Москве есть свои хорошие журналисты и на российском телевидении передачи должны вести россияне. Поэтому предложение вновь делать телеинтервью было для меня совершенно неожиданным. Но меня устраивали и предложенный формат (именно что длинное интервью), и хорошие условия (в том смысле, что я мог делать что хочу и на меня не оказывали никакого давления). У меня в "Праге" было около пятидесяти встреч. Но в один прекрасный день передача просто исчезла из эфира. Мне никто из продюсеров ничего не объяснил. Полная тишина. Может быть, кого-то раздражала "Прага", может, кого-то раздражал я. Кроме того, никогда не был очень рейтинговым ведущим и думаю, что мой рейтинг не устраивал ни компанию, ни продюсеров.

- Разве про вас можно сказать "нерейтинговый"?

- Вы понимаете, когда я начал работать на советском телевидении, еще не было такой ситуации, как сейчас, когда короля играет свита, то есть большой круг людей работает на одного и таким образом делается звезда телевидения или эстрады. Вдобавок жил в Таллине, вдалеке от московских игр, и у меня не было влиятельных продюсеров. Я просто не вписался в этот новый круг. Просто наступил конец.

- Но все ведь хотели попасть к вам в передачу!

- Думаю, это миф. Я не помню, чтобы был очень популярен - как ребята из "Взгляда" или Владимир Молчанов. Меня, кстати, это полностью устраивало.

- Тем не менее вас по-прежнему любят российские зрители, которые считают, что Эстония - это Урмас Отт. Вы хотите вернуться на российское телевидение?

- Если бы вы задали этот вопрос десять лет назад, я бы нагло спросил: "А на каких условиях?" Сейчас я сперва задал самому себе другой вопрос: "Смогу ли я соответствовать тем требованиям, которые мне предъявят продюсеры и зрители?" Я ничего не исключаю, но не стремлюсь к тому, чтобы вернуться. Достаточно поздно в моем возрасте делать какие-то "камбэки".

- А что вы вообще можете сказать про сегодняшний уровень российских телеканалов?

- Мне очень нравятся ваши новости, хотя я не верю, что есть независимая журналистика, о чем в России очень много говорят. Кажется, подобные разговоры - детская болезнь раннего капитализма. Бывает, что сама по себе новость мне лично не интересна, но я все равно смотрю телевизор с большим удовольствием, потому что она хорошо подана. Сам я, кстати, в таких жанрах полный ноль. Я бы не смог сделать телерепортаж на восемь минут.

Говорят, что телевидение - зеркало общества. Судя по этому зеркалу, российское общество выглядит достойно. Что касается моего жанра, то часто все приводят в пример Ларри Кинга. Я не считаю, что Кинг какой-то особенный гений: если слушать его вопросы, они достаточно тривиальны. Просто его передачу видят во всем мире. Но когда сравниваешь, приоткрывается другая проблема: мы к подобным передачам еще не готовы. И мы, и вы не доросли до того уровня, когда сидит один человек и тридцать лет делает на экране одно и то же, так что все к нему привыкли. Он может быть не очень рейтинговым, но это бренд, "торговая марка". У нас же все постоянно в поисках и забыли, что существует классика жанра.

- Общаетесь ли вы с героями ваших передач?

- Нет. Я не из того сорта людей, которые ищут знакомств со знаменитыми людьми, чтобы потом общаться. Я прекрасно понимаю, что между нами была договоренность на передачу и не больше. Бывают, конечно, исключения: с Плисецкой и Щедриным мы, например, иногда созваниваемся, впрочем, редко.

- Работаете ли вы на эстонском телевидении?

- Уже четыре года как нет. Эпизодически я осуществляю некоторые телепроекты. Год назад, в связи с выборами в Эстонии, делал серию передач со всеми кандидатами на пост президента под названием "Семь дней в мае". Накануне нового года вышла моя четырехчасовая передача под названием "Незабываемый первый", посвященная первому году нового тысячелетия. Это было гала-шоу с известными людьми. Но постоянного контракта нет, хотя время от времени я веду переговоры на эту тему. Как и переговоры о политической карьере. Впрочем, к политическим предложениям отношусь с осторожностью: если хочешь что-то еще сделать на телевидении, нельзя связывать себя с политикой.

Я ничем особенно не занимаюсь, но у меня всегда мало времени, и я постоянно безумно занят. Играю в теннис, смотрю фильмы и, если есть возможность, смотрю или слушаю две-три оперы в день. У меня большая коллекция классической оперной музыки - в свое время скупал ее чемоданами в Нью-Йорке и Амстердаме. Я живу замкнуто, но в свое наслаждение. А если вас интересует моя личная жизнь, то я скажу так: у меня болит спина, и это сегодня и есть моя личная жизнь.