Orlov

( .... ) Как ни странно, не только работа, но и моя личная жизнь напрямую связана со спортом. В альпинистской секции людей объединяли общие интересы. Многие ребята женились на своих же подругах-альпинистках. Один шутник даже повесил в секции плакат "Альпинизм - школа замужества". Но шутки шутками, а жизнь гораздо сложнее. Кому-то из членов семьи обязательно приходиться жертвовать походами в горы, особенно когда появляются дети. У меня - три дочери. Моя супруга очень много времени посвящает их образованию, воспитанию. Увлеклась теннисом и дочерей приучила к занятиям спорта. Старшая дочь Наташа уже живет в Москве, воспитывает сына, Аня учится на третьем курсе в МГУ, а младшая, Ксюша, учится в 8 классе в школе-лицее N 3.  

Автор: Бэлла Нехорошева

Статья: Восхождение

Сайт: "Городской курьер"

Фото: "Городской курьер"



Чтобы страховка не подвела

В редакцию они пришли вчетвером, чем слегка меня озадачили. "Как же бросить товарища в беде, интервью - дело нешуточное, нужно выручать товарища", - так объяснили они свой коллективный визит. И лишь в процессе беседы выяснилось, что друзья Николая Ивановича здесь - лишь для подстраховки. У альпинистов принято по неизведанному маршруту ходить "четверками". И только самым опытным разрешается совершать восхождение "в двойке". Николай Иванович Орлов - неплохой рассказчик. Но во время нашей с ним беседы плечо друга, а вернее, плечи трех его друзей, с которыми он так или иначе шел по жизни рядом, вовсе не оказались лишними. В общем, страховка и на этот раз не подвела.

Василий Иванович Калачев и Альберт Трофимович Сухоруков вместе с Николаем Ивановичем совершили не одно восхождение в горы, прыжки с парашютом - тоже их общая страсть. И еще, волею судьбы все работают в 4 отделении ВНИИЭФ. А под началом Анатолия Петровича Зыкова Орлов начал свое "восхождение" по службе. 22 экспедиции на полигон - на счету ведущего инженера Николая Ивановича Орлова. И все-таки попробуем сохранить последовательность событий. Вот о чем посчитал обязательным для себя рассказать сам Николай Иванович.

Высота

В 1946 году отец вернулся с фронта, и нашей семье предстояло определяться, где жить дальше. Саров тогда набирал рабочих. И отец, по профессии водитель, решил переезжать.

Так из деревни мы приехали в город. Тогда я впервые ночью на улице увидел горящие фонари. Мне было девять лет. Учиться начал в городе со второго класса, занятия проходили в красном здании, сейчас административном. В этом здании была школа N 49. Жили около станции в бараке. А потом у меня появились еще братья, и нам дали комнату в другом бараке. Но так как жилищная проблема долго не решалась, отец решил перевезти дом из деревни. Так мы поселились на улице Мичурина. Руководство предприятий заботилось о людях: давались ссуды на строительство собственных домов, так и появлялись поселки за стадионом, на Маслихе. С 50-го года и до того времени пока я не женился, мы жили в своем доме. А сейчас этот дом снесен. Только по трем сосенкам мы теперь определяем, где он раньше был.

Жизнь протекала в постоянной работе. В семье было пятеро детей. Трудился папа, а у мамы хватало хлопот по дому. Уклад-то был крестьянский: держали корову, поросят и другую живность. Конечно, как все мальчишки, мы с братьями пытались иногда увильнуть от домашних обязанностей, хотелось погулять с друзьями в парке, побегать по улицам, сходить в кино. Но жить материально нашей семье становилось все труднее. Когда я закончил семь классов, мы поговорили с родителями и решили, что мне надо идти работать. Правда, отец сказал, если хочешь продолжать учиться, поступай в вечерний техникум. Так я и сделал. Поступил в наш политехнический. Так началась моя "борьба" со сном. Днем работал, вечером учился. Тогда же я и увлекся альпинизмом. Наши пути с альпинистской секцией пересеклись в 1955-ом.

В секции мы жили как бы одной семьей. Были у нас общие проблемы и радости. Чувство коллективизма сплачивало нас очень сильно. По-крестьянски практично рассуждал я поначалу: дел хватает и так, зачем еще лезть в горы? А потом понял, что альпинизм не просто спорт, это - преодоление недостатков собственного характера.

Первая поездка в горы состоялась в 1956 году. В самый разгар экзаменационной сессии нам предложили четыре путевки. Мы с товарищами Васей Смирновым, Валентином Поршиным, Васей Калачевым досрочно сдали экзамен и поехали. В то время ведь из города не выпускали, были возможны лишь коллективные спортивные вылазки. Так мы начали открывать для себя другой мир. Вместе с А.Сухоруковым, А.Давыдовым, В.Боборыкиным в 1960-м были в районе Безенги, совершали восхождения на Миссис-тау, Дых-тау. Иногда возникали аварийные ситуации, поэтому некоторые восхождения не засчитывались. Из-за погодных условий было прекращено восхождение на пик Корженевской. А на Кавказе, когда уже считали себя "матерыми волками", шли в связке с начинающими альпинистами. Новички решили пройти сложный участок налегке, а мы с Альбертом подстраховались, надели "кошки". Началась непогода, скала обледенела, и один товарищ сорвался, пролетев вдоль скал метров сорок. Но парню повезло, только плечо повредил. Можно было бы при выходе на связь с руководителем приуменьшить количество метров падения, и тогда, возможно, восхождение засчитали бы. Вершина была достигнута. Но ребята рассказали все как на духу, чем здорово напугали начальство (40 метров вдоль скал - смертельный трюк).

Совершались восхождения на Памире, в горах Тянь-Шаня. Была преодолена и самая высокая вершина Советского Союза пик Коммунизма - 7 тысяч 495 метров.

В юности хочется попробовать свои силы во многом. Параллельно с альпинистской секцией работала парашютная. В город приехало много молодых ребят, которые на "большой земле" сделали не по одному прыжку. Я в силу своего робкого характера как-то колебался, смогу ли я прыгнуть. Но Вася Калачев меня уговорил. А в 1957 году была организована первая поездка для прыжков. Аэроклуб располагался на Мызе (под Горьким). Рано утром выехали на Борисовские поля. Предварительно провели облет. Самолетик ПО-2 - с кабиной на двух человек. Когда я впервые увидел землю с высоты 300 метров: подумал, ни за что на свете не вылезу на крыло самолета. Но инструкторы - народ хитрый. Первой прыгающей командой была команда девушек. Ну и мужикам после женщин было стыдновато струсить. В общем, самолет набрал высоту, вышел на точку сброса. Пилот дает мне команду: "Вылезай!" Я собрался с духом, мысленно проговариваю все свои действия, чтобы не дай бог чего-нибудь не забыть. Пилот, конечно же, увидел, какие у меня большие глаза, поэтому мне слегка помог. Только приготовился к прыжку, как пилот поддал газу и я слетел с крыла. Чувство невесомости. Летишь с закрытыми глазами, а кажется, что не двигаешься. И не знаю, сколько бы это длилось, если бы не раскрылся основной парашют. Тут только открыл глаза, начал замечать окружающую красоту. Радовался тишине, мотор самолета ревел уже где-то далеко.

Стали приближаться верхушки антенных мачт, до земли метров сто. Башни стремительно растут. Приготовился в приземлению. Земля. Стукнулся. Все в порядке. Подбегают дети из пионерского лагеря, интересуются, как и что. Я счастлив и делюсь своим счастьем с ребятами. Напрыгал за свою жизнь 830 прыжков.

Первым мастером спорта Советского Союза по прыжкам с парашютом в нашем городе стал Анатолий Балиевский, затем - Володя Кукушкин и в 1971 году на соревнованиях во Владимире нормативы мастера спорта выполнил я. Но считаю, что в альпинизме я еще не доходил, многие горы так и остались мечтой, например, Ушба, а в парашютном спорте - не допрыгал. И теперь уж вряд ли получится. Остаются только лыжи. Мы с товарищами, хоть и в ветеранской команде, но по-прежнему участвуем в городских гонках.

В городе и поныне работают альпинистская и парашютная секции, теперь они называются федерациями. В силу финансовых причин альпинистам и парашютистам живется теперь гораздо сложнее, чем в годы становления секций. Редкими стали прыжки, да и восхождений на вершины гор стало поменьше. Хотя этим летом неплохо сходили на Кавказ наши ребята и совершили ряд сложных восхождений. Секцией в настоящее время руководит Павел Соснин.

Полигон

Получив специальность физика, я некоторое время работал на электромеханическом заводе учеником электрика.

Но ребята-физики, с которыми мы дружили с юности и вместе занимались в альпсекции, меня все же перетащили в институт в 4 отделение к Цукерману. Так уж получилось, что спорт сыграл не последнюю роль в определении моего места работы. В этом году исполняется 40 лет, как я работаю в 4 отделении. Попав в среду ученых, я стал "тянуться" за ними. Поступил в 1961 году в институт. Очень долго оттягивал я это дело, опять-таки из-за своей нерешительности. Как только наступала пора вступительных экзаменов, говорил ребятам: "Плохо я подготовился, лучше поедем в горы". Но все же в конце концов решился: поступил и окончил институт. А затем еще много занимался собственным самообразованием, чтобы не отставать от своих коллег. Работа меня захватила полностью. Большую ответственность я почувствовал, когда меня назначили руководителем полигонной вакуумной группы. Мы занимались откачкой больших вакуумных каналов для вывода излучения от изделия. Почти каждое лето, начиная с 1972 года, - поездки на "большую" землю, в Семипалатинск.

Школа мужества

Как ни странно, не только работа, но и моя личная жизнь напрямую связана со спортом. В альпинистской секции людей объединяли общие интересы. Многие ребята женились на своих же подругах-альпинистках. Один шутник даже повесил в секции плакат "Альпинизм - школа замужества". Но шутки шутками, а жизнь гораздо сложнее. Кому-то из членов семьи обязательно приходиться жертвовать походами в горы, особенно когда появляются дети. У меня - три дочери. Моя супруга очень много времени посвящает их образованию, воспитанию. Увлеклась теннисом и дочерей приучила к занятиям спорта. Старшая дочь Наташа уже живет в Москве, воспитывает сына, Аня учится на третьем курсе в МГУ, а младшая, Ксюша, учится в 8 классе в школе-лицее N 3.

И если меня теперь спросить, о чем я больше всего мечтаю в жизни, так это помочь всем моим дочерям "крепко встать на ноги", получить хорошие профессии, жить безбедно. Так что в жизни я не преодолел пока своей главной вершины. Очень хочется успеть помочь своим детям. Недавно даже представилась небольшая возможность подработать. Три бывших альпиниста красили трубы на ТЭЦ. Тряхнули стариной, полазили по высоко расположенным трубам: удовольствие и деньги - одновременно. Но ничего, думаю, что и эти трудности временные. Прорвемся!

Беседа наша подошла к концу. А мне, честное слово, жаль было расставаться с этой великолепной четверкой, моими собеседниками. Подумалось, какие же они счастливые и молодые душой люди. Какой интересной, насыщенной жизнью жили и остались оптимистами по сей день. Вот они - настоящие мужчины, чья жизнь - сплошное восхождение!