Осинник Анфиса

, поэтесса, профессиональный переводчик с испанского и португальского

( 1957 [Иркутск])
Россия
Поэтесса, великолепно владеющая русским языком, но уже более 15 лет живущая в Мексике и переводящая с испанского на русский и с русского на испанский. Написавшая два поэтических сборника с удивительными и удивляющими названиями: «Диалекты огня» и «Стихи из платяного шкафа» . Женщина, рисующая тушью, и подружившаяся с Ночью. Женщина, не боящаяся , как я могла понять, пространства верлибра –« белого поля» свободного стиха, по которому « стихотворящие дамы» ступают издавна - редко и с пугливой осторожностью.  

Автор: Светлана Макаренко

Сайт: People's History

Статья: «Обрывки незаконченного интервью или загадка Любящей Ночь»



Анфиса Осинник: поэтесса, профессиональный переводчик с испанского и португальского.Родилась в 1957 году, в Иркутске. Училась в Москве в Литературном институте им. А. М. Горького. (семинар Льва Ошанина. ) Более 15 лет живет в Мексике.

Автор двух билингвистических поэтических сборников «Диалекты огня» и «Стихи из платяного шкафа.» Часто работает в жанре свободного стиха - верлибра или – «ритмической прозы». Участница Десятого Международного фестиваля поэзии Mujeres Poetas en el Pais de las Nubes", проведенного в Мексике (Оахака) в 2002 году.

Это странно – брать интервью по Интернету. Это почти невозможно – пытаться заглянуть в Душу через тысячи километров, через океаны и путаницу часовых поясов! Невозможно. Но я – упрямо пытаюсь.

Ибо для Поэта – нет расстояний, нет времен, нет ничего кроме огромного мирового океана души. Для постигающего, читающего Поэта – тоже нет ничего, кроме погружения в этот незримый, непостижимый, каждый раз изумляющий -Океан!

В плотную темноту одиночеств. В пучины раздумий. В мягкие волны созвучий. В мерный гул ритма.

Анфиса Осинник в течении почти трех с небольшим месяцев вдумчиво отвечала на мои вопросы.

Ее ответы были столь же ярки и неординарны, как она сама, Женщина - Поэтесса, великолепно владеющая русским языком, но уже более 15 лет живущая в Мексике и переводящая с испанского на русский и с русского на испанский. Написавшая два поэтических сборника с удивительными и удивляющими названиями: «Диалекты огня» и «Стихи из платяного шкафа» .

Женщина, рисующая тушью, и подружившаяся с Ночью. Женщина, не боящаяся , как я могла понять, пространства верлибра –« белого поля» свободного стиха, по которому « стихотворящие дамы» ступают издавна - редко и с пугливой осторожностью.

Похоже, Анфиса предпочитает его, это поле всем остальным, хоженным уже, поэтическим тропам. И строки ее, написанные в свободной, летящей манере такой вот, ритмической, прозы иногда удивительны, как мазки на холсте, как ренуаровские портреты. О картинах Ренуара, кстати, Анфиса Осинник написала вот эти строки, меня поразившие:

Ренуар

Ренуару нравилось

Удлиннять женские глаза,

Давать округлости щечкам,

Припухлость губам,

Ренуару нравилось играть женскими волосами.

Он был отменным художником,

И отменным шляпником,

Каждая шляпка, с его картин, кричит :

Я --

одухотворенная натура!

Когда он мешал на политре

кармин, киноварь и кобальт,

Он заменял оливковое масло -- солнечным.

Солнце шлялось по его полотнам,

запросто,

Не чувствуя рамок,

Когда он умер,

День был серым, серым,серым.

А, может быть, нет,

А, может быть, была ночь.

Но я думаю,

душа его

Глядела на собственный портрет,

Обрамленный рамкою гроба,

и думала:

-- Вот она…

Моя худшая картина.

А потом,

душа ушла,

Наверное, -- к солнцу,

Наверное, по женским шляпкам,

Наверное, рисовать ангелов,

С удлиненными глазами,

Округлыми щечками,

Припухшими губами,

И, наверное,

ангелы теперь

Используют шляпки, --

Ангелам нравятся

одухотворенные натуры.

Скажу сразу: к верлибру вообще привыкнуть трудно! Трудно тотчас войти в смысл строк. Но здесь, в этих, построенных лесенками фразах, все оказалось для меня просто, легко. В них была такая солнечность Ренуара, такая осязаемость его красок, и такое неподдельное изящество, что я пожалела о том, что не владею в достаточной степени – поэтически свободно - французским!

«Вот бы перевести эти стихи!» - подумалась мне.. Прелестная французская мелодия нежной балллады. Отчетливо был слышен мягкий музыкальный ритм. Я покачала головой и подумала, что у автора должно быть, Душа – открытая солнцу, как у всех настоящих Поэтов!

Потом я осторожно, боясь спугнуть впечатление от услышанной мелодии первого стиха, заглянула на следующую страницу поэтического альбома Осинник и была поражена снова. Совершенно другие строки: Напряженные, полные глухой тоски и немного резкие.

О странности сравнений я говорить не буду. Неуместно. Ведь для Поэта, чем неожиданней сравнение, тем сильнее и ярче образ.

Разлука с любимым передана в строках через образы вечно бегущих поездов, которые догнать, остановить – невозможно!

Невозможно?...Расстояния.. Съедают ли они любовь? Убивают ли ее? Оставляют ли боль? Или разлука – лишь новый импульс к расцвету чувства Наверное нет. Об этом то и стихи, написанные теперь уже совершенно классическим размером: анапестом:

Поезда

Поезда, любимый, поезда.

Хворые трясучие вагоны,

Кто-то, в черном, мне билет продал.

Кто-то, в белом, мне паек подал.

Поезда, любимый, поезда,

По туннелям, -- как они бездонны.

Поезда, шлакбаумы, огни,

Багажи и руки без опоры.

Знаешь, ангел, что меня хранит, --

Это поезд, только поезд скорый.

Поезда, любимый, поезда,

Поезда не знающие станций.

Поезда, любимый, -- навсегда,

И умру, с билетом не расстаться.

Поезда, любимый,

багажи,

Багажи из росстаней и стрессов.

Хорошо, что ты не пережил

Гулкой сказки бешенных экспрессов :

Жил на свете глупый пассажир ,

Он гудел, гудком бесплатным,годы,

И покой, однажды, заслужил,

И засел ждать моря

у погоды.

Наконец-то, думал, --

опоздал,

Вот ладонь, без тяжести, воздену…

А по небу мчались -- поезда,

И товарный проносился веной,

Как туннелем…

Знаешь, -- поезда.

Тамбуры чихают сквозняками.

-- Вам куда?

-- Наверное туда,

Где проклятый поезд к черту канет,

-- Вам куда ?

-- Как думать, если

гуд

В голове,

такой оглушит бесов.

Не могу, любимый, не могу,

Не могу сойти с проклятых рельсов,

…поезда.

Я перечитывала это стихотворение Анфисы Осинник раза три. От начала и до конца. Снова и снова возвращалась к нему. И думала, какая же она все - таки разная. Непредсказуемая. С транная Печальная. Нежная. Резкая. Солнечная. С тенями Ночи и Неразгаданного в Душе.

Интересно, а какая она была девочкой? – думалось мне.

Наверное, чудачкой? Любила читать.. Или - смотреть на звезды? Или – лазать по деревьям? Или – рисовать? Я все угадывала, угадывала.. Потом -задала вопрос о детстве и, вообще - детских мечтах. И прочла в одном из ее писем ко мне:

«В основном, мои детские мечты не имели ничего общего с реальностью, разве только две - путешествовать и иметь собаку.

Любовь к путешествиям /лет в десять-двенадцать/во мне разбудили книги : «Фрегат Паллада» Гончарова, «Путешествие с комнатными растениями», «Сады и парки мира», «По следам Робинзона» Верзилина, «За стеклянным берегом» Махлина и «Записки» Брема.

Я ими зачитывалась, вообще мне помнится, я постоянно что-то читала, часто теряя меру,читала, пряча книгу под школьной партой, в читальном зале, ночью, в постели, и так как меня ругали за ночные чтения, и не позволяли включать света, я даже изобрела способ чтения при помощи блестящей никелевой кастрюли и отражаемого ею лунного света, но, как это потом оказалось, способ

уже был изобретен Алешей Пешковым/М.Горюким/, но я этого не знала и помню, при непaтентированном кастрюльном свете выучила «Через двеннадцать лет» А.Блока.

А любовь к собакам у меня осталась на всю жизнь, даже не любовь а настоящая мания.Homo sapiens для меня еще и Homo solitaris, даже наши друзья и любимые только катализаторы того огромного будущего Одиночества к которому мы идем и которым мы переполнены.Собака помогает его облегчить.Помню, читала:археологи обнаружили пещеру с останками корманьольского мальчика, похоже умершего от болезни, холода и голода, рядом с ним - скелет собаки, близкой по анатомии к

современным северным шпицам; собака умерла рядом с ребенком, наверное, согревая его до последних минут.

Каким одиноким должен был казаться им этот мир!

Этот мир, который остался тем же самым.

Хотела бы покинуть его, уткнувшись в теплый песий бок, чувствуя себя только ребенком с собакой...ребенком с собакой...и все.»

И еще, уже из других писем:

« Люблю ночь, годы провела, как существо ночное... «Каждая ночь была похожа на другие, каждая ночь была вечностью»/Сиуран/.Черный кофе, моя черная собачонка у ног, строки, книги ...Сиурановской решительности не спать у меня, точно, не было, депрессии и отвращение к дневной жизни начинали беспокоить больше и больше , пришлось отказаться от удоволюствия проектировать в темноту...себя ж...себя же...себя же, анализировать бред и опираться на костыли чужих философий.И все же иногда себе позволяю...проводить летучих мышей на дневной сон.»

Да, Анфиса Осинник, как истинно Творящий Человек, прошла через все то, что обычно подстерегает настоящих Поэтов на их пути, дарованном или уготованном Небесами: депрессии, разочарование, неверие ….

Наверное, долгий и странный путь обретения Себя был очень трудным. Мы не говорили об этом. Но вот я читаю в ее письме в ответ на вопрос:

« Что Вы делаете, когда Вам плохо?»:

«Когда мне действительно - плохо, не могу писать, не могу слушать музыку, не могу находиться дома. Иду в большой парк недалеко от моего жилища.

Парк носит атцтекское назание - Макультепетль,что означает – «Холм пяти лепестков».Это гора вулканического происхождения, утопающая в растительности, с выложенными камнем, лентообразными дорожками, знаю каждый уголок этого парка, его особенности, его фауну и флору. Здесь можно встретить черноглазых крохотных саламандр - тлаконетес, зелено-бронзовых колибри, металлическое щебетанье которых похоже на трескотню кузнечиков, голубых , словно сделанных из пластмассы сороконожек, золотистых волосатых тарантулов,которых так приятно брать в руки,коралловых змеек и бабочек всех форм и окрасок. Есть бабочки с крыльями прозрачными, как у стрекоз, есть красно-бело-черные на крыльях которых каллиграфически,словно черной китайской тушью выведенно по цифре -88 ,они здесь так и называются - восемьдесят восемь, есть бабочки висящие вниз головой/в буквальном смысле, еще ацтеки дали им это имя/, а однажды мною была поймана простенькая белая бабочка, невзрачней нашей капустницы.

Поднесла ее поближе к глазам и, вот чудо,- спинка бабочки оказалась бархатно-лилового мерцающего цвета, а глаза прозрачными и смарагдово-зелеными.И название она имела необыкновенное - бабочка - мистерия...Так что, причастившись этих чудес, повалявшись в траве, пересвистнувшись с белками, чувствуешь что на душе полегчало и все не так плохо, как казалось...

…. Меня часто спрашивают, как она чувствуется – ностальгия?

Не люблю объяснять.Но вот сейчас мне в голову приходит одна простенькая личная притча, которой все, думаю,сказано...

Когда было семь лет мне ,у нас девчонок,была особенно популярна игра в «Любовь садовника».Ну, помните:-« Я садовником родился , не на шутку рассердился , все цветы мне надоели, кроме ...»?

И каждая девочка выбирала название цветка.В основном, цветы,

которые мы задумывали были непритязательными:ромашки, васильки, анютины глазки.И вот однажды толстенькая девочка Майя

из среднего подъезда сказала :»магнолия», а потом ,- «далия.»

Все чувствовали себя смущенными, потому что не знали экзотических названий.

А я сказала :»гербера», хотя мне хотелось сказать - подмаренник, всегда

хотелось сказать: « подмаренник», втайне я думала,что именно он является любовью садовника.Хотела, но не сказала, слишком простеньким после магнолий и далий показался мне подмаренник.

Игра на неделю, превратилась в компетенцию между мною и моей соседкой, другие девчонки начинали зевать от скуки,а для меня компетенция не была сложной, я имела энциклопедию.

И так мы дошли до гибикусов, эдельвейсов и даже до раффлезии арнольди,наконец я взяла реванш,сказав - страстоцвет, на этом игра и кончилась.Помню смотрела на этот страстоцвет в цветной вкладке энциклопедии и думала,что за чудо этот цветок, хотелось бы увидеть его...а вообще - то мне было стыдно перед

подмаренником, он был моим любимым растением, моим и моей бабушки Домны,помнилось как мы с нею растягивались в зарослях подмаренника,смотрели в небо, а крестовидные белые цветы, собранные в кисти, пахли медом....В Мексике, глядя на вездесущие страстоцветы всегда вспоминала подмаренник и нашу детскую игру, и как то раз листая ботаническую книгу на испанском языке,нашла подмаренник,сердце у меня екнуло, прочла его популярное название на испанском, оказалось: «Amor del`hortelano - Любовь огородника, любовь садовника.»..Он и был всегда настоящей любовью садовника.

Думаю, этим все сказано...а я то...страстоцвет ...пассифлора!

Жаль, что этот сюжет нельзя назвать только ботаническим...»

Попав шестнадцать лет назад, в 1986 году, в Латинскую Америку Анфиса Осинник влюбилась в этот континент, в Мексику, почти сразу. Вот как она описывала свои первые мексиканские « чужестранные « приключения: «Приехала,взяв академический отпуск в

Литинституте им.Максима Горького и ,вот ведь как вышло, длится этот отпуск уже шестнадцать лет.С первых дней, с первых впечатлений об этой стране мне стал понятен источник поэтического реализма современной латиноамериканской прозы, скажем, Габриеля Маркеса,Фуентеса, М.Анхеля Астуриуса...

Вспоминаю один из первых дней в Мексике, когда я провела сутки в небольшом поселке, затерянном в Восточном Материнском Нагорье/Sierra Madre Oriental/.Мне, все еще не пришедшей в себя после длительного перелета из Европы в Америку, все казалось более сюрреалистическим.Поселок окружали бесконечные кофейные рощи в цвету, вперемешку с банановыми пальмами и деревьями с плоскими, как в саванне кронами, на ветках деревьев лепились

орхидеи и бромелии, дворы поселка с окрашенными в аляповатые тона домами , в основном, под черепичными крышами,пестрели цветами.Воздух насыщеныйвлагой,чад туманов над рощами и перелесками,чужие запахи : пряностей, чичаррона/типа

местных шкварок, которые здесь готовят в огронных тазах прямо на

улицах/незнакомых растений.

Помню,на обочине обнаружила цветы, которые меня черезвычайно удивили - небольшие бархатистые и совершенно...черные, только в

их глубоких воронкахмерцало что-то красноватое.Ну разве это возможно «Черный цвет - это

отсутствие какого-либо цвета.Как может быть черным цветок» Вспомнился Gaston Bachelard, написавший в одной из своих книг такие строки :»В ночи материи цветут черные цветы, уже обладающие бархатом и формулой своего аромата.Но эти цветы не росли в ночи материи, ни в моем воображении, они были настоящими и здесь ни в ком не вызывали удивления, ютясь на обочине, как непритязательные сорняки. На той же дороге повстречали конника - старика в

типичном сомбреро и пончо/sarape/,старик завел с нами разговор,а я глядела на профиль его белой нискорослой клячки, и думала...или со мной не все в порядке, или его кляча усмехается.

Никогда не видела подобной лошадиной

морды, растянутой в постоянную саркастическую ухмылку.

Заикаясь и путаясь, сказала старику: «Мне кажется или нет, что ваша

лошадь улыбается?

- Ну да, как же ей не улыбаться,-отвечает,-это порода такая - смеющаяся

лошадь,я ее в Хико купил на базарчике.

- Да не бывает такой породы!-возражаю.А с морды лошади не сходит

улыбка,прямо-таки- гротеск. Торопимся к дому ,совсем стемнело, а тут мне переползает дорогу нечто более гротескное -букашка не больше ногтя большого пальца,напоминающая формой

крохотный запарожец и с двумя зажжеными фарами впереди.Протерла глаза, не блажится ли, нет - вот она с двумя фарами имитирующими желтоватый электрический свет.

...Разумеется, всю ночь мне снилисьљ страннейшие сны, а поутру меня ждали и другие странности. Вышла в сад, как и полагается в субтропиках, весь в цветенье гардений , ибикусов, страстоцветов, и, услышав странные звуки, заглянула в садовый сарайчик...Да так и замерла, увидев огромную палевую крысу, величиной со среднюю собаку и с десятком крысят, уж и не говорю какого размера!

Крыса смотрела на меня,а я глядела на крысу, не в состоянии

шевельнуться,наконец ,бросив ей банан, попятилась к выходу...Впоследствие ,крыса оказалась не крысой ,а опоссумом,

замечательным и ныне любимым мною животным.

В основном, опоссум вегитарианец,как и я , как я любитель ночной жизни и одна из любимых его поз - висеть вниз головой, я тоже люблю это делать, в фигуральном смысле; и детей он на горбушке таскает,а какая либоопасность - упадет и притворяется мертвым, не любит чужаков на своей территории и, самое главное - имеет большой

карман на брюхе,как и полагается марсупиальным, то бишь, сумчатым, денег в кармане нет, а вот записная книжка и болиграф...кто знает...А закончился этот необычный день болезненным дерматитом с волдырями по всей коже.

Пришли соседи и знахарка /curandera/ ,оказалось что подобная аллергия возникает от контакта с местным растением чичикастле и никакая медицина помочь от нее не может,болезненная реакция проходит сама, недели через две.

Единственный метод излечиться за день-два такой : нужно найти чичикастле, именно ту особь, которая тебе нанесла вред, повязать на кустик красную ленточку и поговорить с ним, пока не войдешь в доверие,а уж потом непременно нужно пообещать этому растеньицу в жены дочь или сестру,или племяницу на худой случай/если чичикастле является мужской особью/, а если растение женской особи,тут пригодится иметь сына или брата . После таких переговоров,можно смело вернуться домой и болезнь ...как рукой сняло.Так как я не помнила, где столкнулась с злостным сорняком, целую

неделю терпела непересказуемые муки.

А курандера ежедневно мазала меня меня вонючим палковым маслом/aceite de palo/.Самое забавное,что если я рассказываю кому-нибудь как меня ужалил чичикастле,не дослушав мeня, говорят:да ты должна была найти растение, повязать на него красную ленточку,поговорить с ним по душам, да пообещать в жены племяника, брата или сына...будь мой собеседник медиком или юристом,или торговкой с базарчика ,в шутку или всерьез,они мне обязательно

дадут те же самые советы...Все это понятно и замечательно.Подобные отношения к различным растениям и животнымљ я встречала многократно за эти годы.Это часть натуральной философии/witchcraft/ и это имеется у всех народностей.Вот уже шестнадцать лет прошло с этого дня,а поводов удивляться у меня не убавилось!» - с доброй усмешкой писала мне Анфиса в феврале 2003 года .

Но Мексику она любит не идиллически. Отнюдь нет. Вот беспристрастный и строгий анализ сутуации, обстановки в Мексике, который она дала в одном из ответов на очередное письмо.

Мне отчетливо запомнилось ощущение скрытой горечи, с которой это все было написано : « Было бы приятно описывать этот мир буколически, но Мексика не только страна чудной природы, это - страна проблем,.страна которая занимает четвертое место в мире по колличеству миллионеров, и половина населения которой живет в крайней нищете.

Кроме того - коррупция,политическая ипокресия,отупляющая индустрия телевизионных каналов, культ насилия, думаю подходят сюда строки из

поэммы одного из любимых мною поэтов Франциско Эрнандеса :

«Я устал от всего, Роберт Шуман!

От этого тяжкого вымени, истекающего свинчаткой,

От этой прекрасной страны попрашаек и лихоимцев,

Где любовь - гавно полицейских шавок,

А милость - выстрел в темя ребенка...?

(Перевод автора письма – С. М.)

Да разве это только проблемы Мексики?

Недавно читала статистические данные, которыми хочу поделиться:

Если население нашей планеты пропорционально уменьшить до размера поселка в тысячу человек, то половина взрослого населения поселка не будет уметь читать, 800 человек из тысячи будут жить в нищите, многие из них не будут иметь крова, в поселке будут иметь только одного медика/не для всех/, только 300 жителей будут христианами, другие - 650 поселенцев будут исповедовать другие религии...Думаю, читая это, стыдно усесться на свою собственную жердочку/интеллектуальную,социальную,экономическую или

религиозную/ и успокоиться на ней.» (из письма Ан. Осинник – автору статьи – интервью, от 31 января 2003 года)

Анфиса и не успокаивается.. Участвуя в составлении антологии детского творчества (один из любимых ее проектов, которым она занималась в последнее время), она с удивлением писала мне о том, как безгранично талантливы дети, пищушие рассказы и стихи, сказки и новеллы, как мало читают детской литературы те учителя, которые с ними занимаются!.... И как, порой, хитры бывают те же самые дети.. Некоторые из маленьких участников конкурса были уличены ею в плагиате!

Анфиса Осинник – человек очень увлекающийся.Она рисует тушью. Иллюстрирует пособия для школы на английском языке, где учатся ее дети. С горячим интересом познает азы прежде неведомого ей языка канонического пали. Составляет антологию русской поэзии для испаноязычного читателя, и… горячо спорит со мной о том, что современная поэзия находится в кризисе: этого не может быть, ведь она открыла для себя, подбирая строфы в антологию, столько интересных имен! Она собирается путешествовать, «оторваться от зависимости компьютерного экрана», от подступающей депрессии, «от жизненной рутины» И тут же - она грустит и пишет о сложностях жизни, и о том, что «спрятала от них, как страус, голову в песок».. Она - такая, какой я ее почувствовала, представила по нашему странному, прерывистому общению в веб паутине: Близкая. Далекая, как звезды галактик. Живая. Солнечная. С тенями ночи в Душе. Раскрытая для улыбки. Сдержанная и замкнутая. Разная. Анфиса Осинник. Просто – Человек. Просто - Поэт. Истинно Творящий. Одинаково прекрасно, летящим, летучим пером, обмакнутым в чернила ночи, в стихах или прозе. Это - естественно. Ведь она любит Ночь и ее Волшебство..

Она обещала написать мне, любит ли радугу.. И ответить еще на целый ряд вопросов. Пока не ответила. Как всегда, внезапно замолчав. Значит – уехала путешествовать. Или увлеклась чем то новым. Или – пытается преодолеть очередные трудности, подружившись с чернильным облаком ночи, улегшимся на страницы новой книги.. Это значит, что наш главный с нею разгновор еще – впереди. Все только начинается. Я еще не взяла у нее самого главного интервью. Еще не разгадала главной загадки Анфисы Осинник – современного испаноязычного поэта, с русскими корнями. Все только - предстоит..

___________________________

9 мая 2003 года . Макаренко Светлана.

Анфиса Осинник о самой себе. И о мире вокруг. Небольшое интервью в качестве послесловия:

(Ответы на мои вопросы, не вошедшие в основной текст статьи)

Книга, которую Вы взяли бы на необитаемый остров :

Или «Упанишады», или «Метаморфозы» Овидия.Трудный выбор. «Метоморфозы» хороши для необитаемого острова, в них все комплексы и мечты человеческие, к тому же помогут не встать на четвереньки от потерянности и одиночества,читая о причине данной нам богом вертикальности :

«...поднятый лик дал человеку и повелел смотреть в небо...»

Что Вам нравится в людях?

Не знаю, нравятся ли мне люди, похожие на море или ручьи...Скорее, похожие на огонь, как у Жака Керуака:»Меня интересуют только безумцы...люди , которые никогда не зевают. и не говорят об общих местах,только горят, горят , горят, как те замечательные желтые ракеты, которые, взрываясь пауками между звездами, вспыхивают таким синим цветом,что весь мир выдыхает:-« ах-х-х!»

Мой любимый цвет:

Черный, как начало всех мистерий, как Атор, Кали, сирис и прекраснейший из богов - черный Кришна, как черная песня Орфея: «Воспою ночь, мать богов и людей, ночь - начало всего созданного и да будет имя ей – Венус».

А вот одеваться мне нравится в белое...

Любимая музыка:

Классика. Имею давнее пристрастие к музыке барокко :Генделю, Вивальди, Баху/особенно люблю у него Брандебургский концерт, Мессу си минор, и сонаты/. Постоянно слушаю Моцарта , Бетховена, Грига.

А вот когда сижу за компьютером - слушаю оперу,особенно часто «Сомнамбулу» Беллини.

Любимая фраза из Библии?

Я не христианка.Моя любимая фраза,часто

употребляемая в священных книгах индуизма, : «Тат твам аси. »- Ты есть Тот.» - эта фраза вмещает все мои теологические воззрения.

Верю в Абсолют, Мировую энергию, считая себя ее частью.

Мне совершенно чужд библейский Яхве , зачастую похожий на мстительного преступника и дуальный по-человечески.Напротив, мне

близка идея,которую высказал Eckhart :»ДОлжно любить Бога ни как Бога, ни как Духа, ни как персону, ни как образ; должно любить в нем то,чтоон представляет - Чистый Абсолют, отделенный от всей двойственности ,в который мы должны совершенно погрузиться...».

Фраза из Нового Завета,которую я частенько себе повторяю :

«Лазарь, встань и ходи!»...

Любимый художник :

Иеронимус Ван Акен/Босх/, Пикассо, Ренуар,

из женщин: Леонор Каррингтон и Ремедиос Варо.

Люблю Данте Габриеля Россетти,особенно его картину «Beata Beatriz» ,

слабость к ней разделил со мною даже Генрих Гессе .И какая символика цветов у Прерафаэлитов!

Ваша любимая книга, автор:

У меня множество любимых книг.

Не устаю перечитывать Шекспира ,Достоевского, Борхеса, Гессе.

Из философов - Сиорана, Хуксли, Башеляра, Платона.

Нет, невозможно перечислить любимых авторов...

А вот поэзия действует на меня иногда просто разрушительно,читая некоторые стихи - отключаюсь,раньше так действовали на меня, например, «Плаванье» Бодлера и «Записки у изголовья» Сен Сенагон/сейчас ее многие читают из-за популярного фильма Питера Гринуэя/,я ее прочла в прекрасном переводе в книге «Проза Далюнего Востока»/ Библиотека Всемирной литературы/, когда мне

было лет двадцать, к подобным остродействующим стихам могу отнести некоторые из Сильвии Платт, Франциско Эрнандеса, Цветаевой и стихотворение Эзры Поунда «Praise of Ysold».

Верю ли в любовь с первого взгляда?

Верю, хотя объясняю такую вспышку авто - эротизмом, интеллектуальной спекуляцией и ,подсознательной или нет, эстетической идеей...

Когда выходили или выходят ли сейчас Ваши книги? Как Вы начали писать и издаваться?

Первая книга, «Диалекты огня» выйдет в конце мая под эгидой

мексиканских издательств «Conaculta»; и «Mantis».

Книга билингвистическая - на русском и испанском языках и в сокращенном варианте/ 63 стихотворения из 83/,в полном варианте будет издана в следующем полугодии, книга тоже переводится на английский .Сейчас в Мексике переводится и мой следующий стихотворный сборник

«Naturaleza intima».А вообще, у меня уже четыре книги стихов,но в

печать только-только выхожу.Долгие годы издавать что-то меня не

интересовало.я имела другие компромиссы с действительностью,хотя писать стихи никогда не перестала,они стали для меня чем-то интимным,стали своеобразным стержнем биофилии.

Я годы складывала рукописные листы в пустой платяной шкаф,

а потом оказалось,что половину рукописей, нацарапанных карандашом, и разобрать было невозможно.Тогда я и решила перевести «Диалекты огня» и стихи были приняты испаноязычными журналами и сетевыми, и обычными, их опубликовали Мексике, Испании, Аргентине,Чили, Бразилии, Португалии а также - в Германии и

США.Тут же возникло предложение опубликовать книгу.

Все это началось совсем недавно, более - менее...год назад и несет свои сложности и удовольствия. …

Что Вы не любите в людях и способны ли Вы прощать?.

Не люблю людей соединяюыих в себе тупость и самодовольство, чистоплюев и любителей навязывать другим свои идеи, людей шагающих по жизни под знаменем своей адекватности...

А вот насчет способности прощать...Наверное ,смысл бытия в том ,чтобы суметь

простить - ВСЕ, себе, другим и жизни.Только это невероятно трудно, и труднее всего - простить самого себя.

Ваше понятие дружбы?

Думаю лучший друг человека - он сам, и это не девиз мизантрa, просто

мне кажется , научившись понимать и принимать самого себя, сможешь дать намного больше своим друзьям!

Ваше определение любви?

Не имею определения, сегодня оно может быть одно, а завтра - другое.

Сколько определений было перечитано начиная с корявостей нацарапанных кем-то на школьных партах и, кончая высоким слогом суфистов.

В строках некого немецкого поэта герой вопрашает: «Скажите мне,о скромнейшие мудрецы, мудрецы.постигшие все тайны Вселенной...как был полонен уздою и сбруей этот жеребенок

...как случилось со мною это...любить?./ приблизительно/.И если нам

продолжить историю.Представим себе,что мудрецы возьмут да скажут вопиющему

герою:-?А мы тебе сейчас точнехонько объясним, что такое любовь и как с тобой это случилось...?. 1-ыи вариант: он и слушать не захочет.

2-ой вариант: выслушав универсальную идею любви и

таинствe мук любовных,он забудет все через полчаса и ,оставшисю наедине со своими эмоциями, возвопит:-«...О, мудрецы,...как был полонен уздою и сбруей сей жеребенок...как случилось со мною это...любовь?»

И современные мудрецы нам дадут сотню определений, химик скажет, что виноваты феромоны, идеалист сунет нам под нос теорию Платона, Тимур Кибиров свое замечательное – «блю,бля.и жить не могу,бля!»...

Так что забыв об определениях,скажу об одном качестве любви: она дает нам ощущение особенности, уникальности. И Гельдерлин, создающий Диотиму, и незадачливый подросток, скребущий на парте: «Любовь - это зубная боль в сердце!», несмотря на пропость между ними,чувствуют уникальность своего чувства...Все мы, когда влюблены, чувствуем уникальность произошедшего и верим, что это - настоящее,хотя редко ad multos annos (это из прошлого, уже было… - испан. С. М.)

__________________________________________

Стихотворения, отбранные самим автором, по моей просьбе, в качестве дополнения к статье . Большинство из них написаны в «классической» манере:

КО ЛЫБЕЛЬНЫЕ ПЕСНИ

Баю-баюшки-баю,

Не ложися на краю ,

Придет серенький волчок ...

Колыбельные песни исконно звучат

Над головками внучек желанных.

Вы не пойте им , бабки , про серых волчат,

Вы про молодцев пойте румяных.

Безыскусный напев -- величайший искус ,

И для детского рта , не случайно ,

Угрожающе мил волчьей ягоды вкус,

С ветки жостера , сорванной тайно.

Волчью ягоду брать - бирюком завывать

По крутищам , яругам да чащам.

Только руки запретную веточку -- хвать .

Ай,не видели ягодки слаще?

Пела бабка и волчий мотив про волчат

С колыбелью моей колыхала,

Вот и радостей мирных запас непочат,

Все о волке , о волке б вздыхала.

Сколько молодцев добрых сманила с пути ,

Сколько душ замутила кручиной ,

Но черешней благой не умела цвести .

Беззаконной цвела бирючиной...

Колыбельные песни исконно звучат

Над головками внучек желанных.

Вы не пойте им ,бабки ,про серых волчат,

Вы не пойте про них , окаянных.

Старинный друг,все в этом доме всуе,

Давай сбежим на волю из застенков,

Там,полночь черных осликов рисует

На полотне кромешного оттенка,

И чьи-то боли,чьи-то скорби вьючит,

Без устали, на тварей длинноухих...

Быть может,нас с тобой она научит

Избавиться от горькой невезухи.

ЖЕНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

В эмпирическом мире без дела,

В провожатых,- измызганный изм,

Ах,

во что бы себя не одела:

В аскетизм,в гедонизм,в соллипцизм...

Все он новый,все изм,да не этот,

Силлогизмы,как дождички льют.

Вся беда,чтопрактический метод,

Обломился об твой абсолют.

Дедуктивно б тебя доказала,

Только в области знаний - пролом.

Дедуктивного нет матерьяла,

Сплошь теории без аксиом.

Радикальностью,

выйду из измов.

Жизнь,перцепцию лозунгом дашь!

Хватит женщина персонолизмов.

Матерьяльный сюда персонаж!

ОДНАЖДЫ УТРОМ

Однажды утром,

Проснешься

От осени мертвым .

Абулия кафедральная

неба,

С небрежным зевком,

Обронит

твое досье,-

Листок исписанный общих сводок.

Итак :

Постмортум.

А ты шагаешь,простак,

Бедняк,

Стеарин на коже,

От осени мертвый,

Мертвым лицом отражаешь черты прохожих,

И вдруг постигаешь,

в шарнирной спешке,-

Ее статичность,

Но все же

Бипедный свой механизм торопишь,

С посторонним шумом

Пытаясь смешать,

Свои децибелы:

Хрипы...

Неровный вздох,

Торопливость затяжки,

Выдох..

И тут

Пятерней

листок кленовый

Хватает тебя за лацкан,-

Инструкция постмортального кодекса:

Начни цепляться,

Еще: будь точным.

Стань себе

барометром,-

Влажность,-

Сунь пуговицы в петлицы,

Хронометром,

Актинометром,

Пикнометром...

пригодится.

Стань себе

термометром:

Тридцать шесть и пять,точнейших ,-

для соития,

Если Она

не страдает некрофилией...

Короче,

будь точным,как смерти дата ,

И особая часть : стань себе

спиртомером -

П2 -

Украшенье

для нашего брата

покойника,

Вспомни это,

когда проснешься от осени мертвым,

И вечность

покажется,

Худшею крысоловкой Бога.

Однажды утром,

Проснешься

От осени мертвым...

мертвый.

И это,

ну как тебе мягче сказать...

надолго...

ЧЕРНЫЙ АНГЕЛ

Эссенция девочки,

Эссенция лунных скважин,

Ночной мелассы,где пузырятся звезды,

Черную снедь

выпрашивающая у полдня,

Ты помнишь детство?

Красные,черные,белые козы,

Знойно.

Смуглый пастух

у порога

торгует сыром,

И ты,

за подол материнский цепляясь,

просишь :

?От черных коз,купи мне черного сыра,

Аммона,

Матерь??...

Не зря просила :

Сегодня - не Суламита,

Чарав,

сегодня ,

Навек останешься

скважиной черною,

Черным сыром,

Сурьмой на снеди.

Аминь,Чарав,-

Теневая фаза моих свечений,

Мой ангел

черный.

ДУАЛИЗМ

Я говорю : птица.

Ты говоришь: песня.

Я говорю : море.

Ты говоришь: якорь.

Я говорю: дорога.

Рубишь с плеча : к дому...

Гладью - твое тело.

Гладью,

без тайн,без зыбей...

Тайна - мое тело,

Лодкам твоим - гибель.

Ты говоришь : птица.

Я говорю : пуля.

Ты говоришь : море,-

Слово волной рушу.

Ты говоришь : дорога.

--В море дорог нету...

Р.S. Автор сердечно благодарит Анфису Осинник за любезное разрешение воспользоваться при написании статьи текстами писем и стихотворений, присланных ею в течении января – апреля 2003 года. Макаренко Светлана.