ОМэйл Грейс

, королева пиратов

( .... )
Великобритания
В ирландском местечке Карригаули до сих пор туристам охотно показывают развалины старинного замка и фамильного склепа О’Мэйл, в котором, глубоко под землей, покоятся останки «королевы пиратов». Но покоятся ли? 

Автор: Владимир Валентинов

Сайт: Тайны соблазна

Статья: "Секс-символ пиратов"



Эта удивительная история произошла в далеком XVI веке - столетии грандиозных политических катаклизмов, жесточайших войн и великих географических открытий. Достаточно вспомнить, что именно тогда в России взошел на престол Иоанн IV, прозванный Грозным, а донской атаман Ермак покорил Сибирь. Это был век отчаянных авантюристов, откровенных разбойников, хитроумных царедворцев, величественных государей и бешеного азарта буквально во всем.

В первой половине XVI века на скалистом побережье Ирландии рядом с удобной бухтой расселился многочисленный и храбрый клан О’Мэйл. Его предводитель Оуэн построил себе хорошо укрепленный замок и часто выводил дружину на морские разбои, нападая на проходившие мимо суда. Оуэн был храбр до безрассудства и удивительно удачлив, поэтому его клан богател, а принадлежавшие ему земли день ото дня увеличивались - потомственный ирландский аристократ расширял их с помощью золота, меча и... азартных игр: многие соседи продули ему пахоты и луга, играя в кости.

Счастлив был глава клана и в семейной жизни - в 1530 году жена подарила ему дочь, которую назвали Грейс, а четыре года спустя - сына, получившего имя Адульф, что со староирландского можно перевести как «вооруженный волк». Парню предстояло со временем заменить отца и встать во главе многочисленного клана, а дочери - помочь скрепить брачными узами дружбу с другим могущественным кланом. Но непредсказуемая Судьба распорядилась по-своему.

Времена диктуют нравы - чего греха таить: большинство дружинников Оуэна и даже его родные были полностью уверены, что барон закончит свои дни в одной из жестоких и кровавых схваток на море, во время очередного набега. Однако случилось совсем иначе. В один из дней 1549 года, как раз после удачного грабежа, глава клана устроил в своем замке пир, на который пригласил и некоторых соседей. В тот вечер Оуэн много пил и удачливо играл, а проигравшие лишь досадливо кусали губы и бормотали проклятья, мечтая когда-нибудь жестоко отомстить безрассудному баловню фортуны.

Пир закончился, гости уехали, дружинники разошлись по домам, а рано утром своды замка огласил жуткий горестный вопль - Оуэна нашли бездыханным! Никаких признаков насильственной смерти при осмотре тела не обнаружили. Но старейшины клана посчитали, что здоровенный мужчина, пару дней назад вернувшийся с моря, не мог просто так взять и умереть: скорее всего, барона отравили! Но кто? Смерть Оуэна требовала отмщения, однако не убивать же теперь всех соседей подряд? Кому отомстить - должен решить новый глава клана, и старейшины сошлись в зале замка на совет.

По большому счету они всего лишь отдавали дань традиции, поскольку Оуэн оставил сына и наследника. Адульф вырос крепким парнем и уже мог сражаться, прекрасно управляясь с веслом, парусом и оружием, а что до разных хитростей, на которые был горазд его отец, то старейшины сами его всему научат, если на то будет Божья воля. Они уже собирались объявить о своем решении, когда по каменным плитам коридора простучали чьи-то торопливые шаги, и высокие двери зала распахнулись. Вошла Грейс.

- Женщине здесь не место, - недовольно проскрипел один из старейшин. - Даже дочери Оуэна!

- Ты ошибаешься, - дерзко глядя ему в глаза, ответила девушка. Поскольку я старшая дочь Оуэна, у меня больше прав стать главой клана, чем у пятнадцатилетнего Адульфа.

- Но ты не мужчина!

- Это не имеет значения, - гордо выпрямилась Грейс. - Достаточно того, что я - О’Мэйл!

- Если Адульф не откажется в твою пользу, вам придется решить спор на поединке. Таков обычай, - решили старейшины.

Адульф не отказался. В назначенный день и час на скалистом берегу сошлись в смертельной схватке за власть пятнадцатилетний брат и девятнадцатилетняя сестра, одетая в мужской костюм. По обычаю им предстояло драться похожими на кинжалы длинными острыми ножами. Старейшины и воины встали в круг - все должны видеть, как поведут себя бойцы и кому достанется победа. И поединок начался!

Несмотря на юный возраст, Адульф не уступал в силе и ловкости взрослому мужчине. Смелости ему тоже было не занимать: он решительно пошел в наступление, надеясь быстро покончить с сестрой, но та тоже была О’Мэйл! Высокая, гибкая, с опасной грацией разъяренной пантеры и молниеносными выпадами ядовитой змеи. Зрители затруднялись, кому из наследников отдать предпочтение, но тут противники сошлись грудь с грудью, вцепились друг в друга и покатались вниз по склону. Невольный вскрик слетел с губ суровых морских разбойников, когда они увидели, как брат и сестра сорвались со скалы.

- Они упали в расщелину, - вглядевшись вниз, определил один из старейшин. - Спустим веревку: возможно, Адульф еще жив?

Спустили веревку, но из расщелины выбралась одна Грейс. И когда она поднялась на скалу, старейшины и дружинники молча и почтительно склонили перед ней головы.

Став главой клана, юная ирландская аристократка решила пойти по казавшемуся ей наиболее легким пути - она устроила пышные поминки по отцу и брату, а потом затеяла азартную игру с соседними баронами, надеясь этим быстро добыть средства и расширить доставшиеся ей в наследство владения. Она же видела и прекрасно помнила, как легко это удавалось отцу. Но, видно, старый Оуэн не раскрыл дочери всех секретов удачливости в азартных играх, и Грейс лихо облапошили, как последнюю деревенскую дурочку. Потеря части владений, а самое главное - великими трудами достигнутого кланом престижа и уважения соседей, заставили старейшин и воинов открыто проявить недовольство: неужели женщина не понимает, что только покажи слабость - и тебя тут же разорвут на части?!

И тогда Грейс решилась выйти в море. Но, в отличие от отца, она предложила быстро построить кроме кораблей еще и легкие, верткие баркасы. Потомственные мореходы сразу поняли замысел своей новой предводительницы: попасть из корабельных пушек или из мушкетов в отчаянно плясавшие на волнах баркасы просто невозможно! Вскоре дозорные сообщили о появлении торгового корабля, и Грейс повела воинов клана в первый морской набег. Естественно, в жизни каждого из них, в том числе и юной леди, это пиратское нападение было далеко не первым, но как предводительница О’Мэйл выступала впервые.

Нападение оказалось весьма удачным, а Грейс показала себя во всей красе - высокая, с распущенными волосами, она как фурия впереди всех бросилась на абордаж и билась, не щадя ни себя, ни противников. Перегрузив добычу на свои баркасы, леди приказала пустить «купца» на дно вместе со всей оставшейся командой. Старая заповедь - никогда не оставляй свидетелей!

Очень быстро леди вошла во вкус морского разбоя, а ее воины и старейшины клана больше не роптали. Грейс основательно перестроила родовое гнездо, превратив его в неприступную ни с суши, ни с моря крепость с сильным гарнизоном: образ жизни обязывал! И - о, чудо! - удивительным образом к ней пришла удача в азартных играх! Приглашенные в гости соседи-бароны проиграли молодой хозяйке Карригаули ранее выигранные у нее угодья. Но только ли везенье оказалось на стороне леди Грейс? Возможно, удаче в игре помогла удача в морском разбое и жестокая слава девушки, уже получившей прозвище «королева пиратов». Так она сумела вернуть потерянное, но осталась не отмщенной таинственная смерть отца.

Через некоторое время Грейс встретила молодого отважного красавца Дональда О’Флаэрти - вождя одного из самых могущественных и богатых кланов в Ирландии. Между ними вспыхнуло сильное чувство, и жестокая предводительница разбойников вдруг сделалась мягче воска. Вскоре молодые обвенчались. Их семейная жизнь оказалась счастливой, но, к несчастью, короткой: Дональд погиб, и Грейс осталась молодой безутешной вдовой. Теперь, кроме набегов и памяти о муже, ею всецело владела только жажда мести! Она не жалела золота для шпионов и соглядатаев. Наконец, один из них принес ей долгожданные вести.

Тем временем руку молодой, красивой и очень богатой вдовы оспаривали многие ирландские бароны: сильные и гордые люди, кланы которых из поколения в поколение занимались прибрежным пиратством. Но повезло лишь Берку - предводителю береговых пиратов Южной Ирландии, прозванному Железный Дик. Грейс охотно заключила с ним брачный договор. Но, как вскоре оказалось, с ее стороны это была лишь хитрая уловка. Нанятый леди шпион донес: Железный Дик участвовал в отравлении старого Оуэна. Дочь решила отомстить за отца неожиданным способом.

Спустя несколько дней после «свадьбы», люди «королевы пиратов» неожиданно заняли все принадлежавшие Берку замки и укрепления, однако сам Железный Дик успел скрыться. Грейс тут же разорвала ставший ненужным брачный контракт и не стала преследовать бывшего «супруга», о чем ей впоследствии пришлось пожалеть.

Впрочем, возможно, ей стало просто не до Дика, поскольку «королева»... влюбилась! Это произошло совершенно неожиданно и при весьма романтических обстоятельствах. Выследив в море богатого «купца», молодцы из калана О’Мэйл лихо пошли на абордаж, но столкнулись с ожесточенным сопротивлением команды. Матросами командовал красивый испанец, удивительно ловко владевший клинком и сражавшийся, словно лев, проявляя чудеса отваги. Однако силы были неравными, и Грейс, успевшая «положить глаз» на идальго, крикнула ему, что гарантирует всем жизнь, если он сдастся. Испанец отдал ей свою шпагу из толедской стали и церемонно представился:

- Дон Рамиро Ла Молина из Кастилии.

С тех пор они стали неразлучны. Храбрый кастилец сумел завоевать искреннее уважение ирландцев и из почетного пленника превратился в гражданского мужа Грейс и активного сообщника ее морских набегов. Дальнейшая судьба идальго неизвестна. По одним сведениям, он поссорился с возлюбленной и вернулся на родину, по другим - ла Молина погиб в одном из боев. Говорили также, что храбрый дон Рамиро задумал грандиозную авантюру, связанную с Новым Светом, и, отправившись в море, больше не вернулся к ирландским берегам. Кто знает, где скрыта истина?

Тем временем ирландским и английским властям изрядно надоело постоянно получать множество жалоб на бесчинства и разбои леди Грейс, предводительницы клана О’Мэйл, баронессы Карригаули и владелицы многих земель. Конечно, им не стоило лицемерить: прибрежное пиратство и морской разбой были в то время обыденным и даже уважаемым занятием. Знаменитый сэр Френсис Дрейк, чьим именем назван пролив, был не кем иным, как самым натуральным пиратом, а хитрая английская королева Елизавета Тюдор втихомолку привечала морских разбойников, наносивших немалый урон Испании - врагу и сопернику Британии. Но леди Грейс перешла все границы дозволенного и затмила своими «подвигами» похождения любого из прибрежных ирландских баронов. Но как ее наказать: не посылать же королевские войска на штурм замка Карригаули?

Однажды Железного Дика отыскал незнакомый человек. Он положил на стол перед Берком кожаный кошель с золотом и загадочно улыбнулся:

- Это задаток!

- Вот как? - пират взвесил кошель на широкой ладони. - Как вас называть, уважаемый?

- Мое имя вам знать необязательно, - незнакомец понизил голос.

- Если вы хотите получить вдвое больше и вернуть свою славу, помогите захватить «королеву пиратов».

- Грейс О’Мэйл? Да вы с ума сошли! - расхохотался Дик. - Нужна целая армия, чтобы взять ее замок, а ирландцы дерутся, как черти!

- Это если не знать системы укреплений Карригаули и излюбленной тактики леди, - спокойно заметил незнакомец. - Но как раз вам все это отлично известно. Ведь вы числились в ее мужьях?

- Весьма недолго, - помрачнел Берк.

- Тем больше оснований для окончательного сведения счетов!

Они проговорили почти до рассвета, и наутро Железный начал действовать. Он нанял команду смельчаков, усилил ее солдатами и привел к замку Карригаули. Расчет правительственного агента, завербовавшего Дика, оказался верным - люди Берка обманом проникли в крепость, вырезали часовых и застали гарнизон врасплох. Воины клана О’Мэйл отчаянно сопротивлялись, сама Грейс билась не на жизнь, а на смерть, но все-таки ее схватили и заковали в кандалы.

Судили «королеву пиратов» вдали от дома, в Дублине, и за все преступления и прегрешения приговорили к смертной казни. Однако Грейс удивительно повезло - воины ее клана незаметно просочились в город и дерзко напали на тюрьму, где содержали их предводительницу. Никто не ожидал такого среди бела дня, и нападавшим удалось отбить «королеву пиратов». Железный Берк вновь почел за благо немедленно исчезнуть.

После неудачной попытки осудить и казнить ее Грейс полностью уверовала в свою счастливую звезду. Леди окончательно распоясалась, совершенно перестав обращать внимание на местные власти, а они предпочитали не связываться с «королевой», которую считали сумасшедшей старухой. Да, леди О’Мэйл уже стукнуло 60 лет!

Наконец слухи о неистовой «королеве пиратов» дошли и до Лондона. И вот в 1593 году, когда Грейс исполнилось 63 года, она неожиданно увидела у ворот своего замка посланцев, доставивших ей личное письмо королевы Англии! Елизавета Тюдор приглашала в гости «королеву пиратов», гарантируя ей полную неприкосновенность! Дочь Генриха XIII и Анны Болейн была всего на три года моложе Грейс и успела свершить немало: хотя бы расправилась с Марией Стюарт и разобралась с испанской армадой. И Грейс решилась отправиться в далекий Лондон.

Несколько недель она тщательно готовилась к путешествию и поехала полная смутных надежд и неясных страхов. Но Елизавета приняла ирландскую баронессу очень радушно. «Королева пиратов» долго беседовала с королевой Англии и Шотландии, которая сделала Грейс неожиданное предложение: поступить на службу в королевский военно-морской флот!

- То, что вы женщина, не имеет значения, - тонко улыбнулась Елизавета, - английской короне нужны ваши способности!

И все же Грейс отказалась. Трудно судить, по какой причине, а строить досужие домыслы не хочется: ее жизнь и так словно захватывающий роман, а имя окружено легендами.

Через несколько лет Грейс О’Мэйл скончалась, как и ее отец, в родовом замке Карригаули и была похоронена в фамильном склепе.

Говорят, узнав о смерти «королевы», в Ирландию неожиданно вернулся ее последний возлюбленный - дон Рамиро ла Молина. Ночью он выкрал из склепа тело Грейс, погрузил его на корабль и отчалил от берега. Больше никто никогда их не видел...