Олбрайт Мадлен

, бывший госсекретарь США

  Вполне вероятно,что мир не узнал бы о Мадлен Олбрайт, если бы ранним январским утром 1982 года ее муж Джо Олбрайт, собираясь на работу, не произнес: "Я люблю другую".  

  У самой Мадлен Олбрайт этот день ассоциируется с одной из крупнейших авиакатастроф того времени. Когда самолет компании Air Florida, едва поднявшись с аэродрома Вашингтонского национального аэропорта, упал в ледяные воды реки Потомак. Семья, любовь, поцелуи в машине ("Кончайте обниматься, иначе мы врежемся!" - говорили ее подруги), мир, которым жила Мадлен,- все рухнуло. Тогда же, на волне страшной обиды, попранного чувства справедливости и стремления доказать, что она самая-самая, на свет появилась госпожа Олбрайт, о которой заговорил весь мир.

  Вскоре после назначения на пост госсекретаря Мадлен Олбрайт должна была посетить Хельсинки. Джо, бывший муж Олбрайт, в тот момент работал в Москве, и Мадлен предполагала, что он будет освещать ее визит. И очень боялась с ним случайно столкнуться. Тогда кто-то из друзей сказал: "Что ты волнуешься?! В конце концов, кто стал госсекретарем США - он или ты?"

  Государственный секретарь США Мадлен Олбрайт занимает четвертое место в американской политической иерархии - после президента, вице-президента и спикера палаты представителей, нижней палаты конгресса. Это пик ее карьеры и одновременно потолок: по американской конституции на высшие посты могут претендовать только те, кто родился на территории США.

  А Мадлен Олбрайт (ее девичья фамилия Кёрбел) стала американкой, когда ей было 20 лет. Она родилась в Чехословакии в 1937, году. Через год, перед угрозой гитлеровской оккупации, семья эмигрировала. Отец Мадлен был кадровым дипломатом, после войны работал сначала послом Чехословакии в Югославии, а с 1948 года - в ООН. Частые переезды имели свои плюсы: Мадлен Олбрайт с детства в совершенстве владеет чешским, английским и французским.

  В Штатах отец отдал ее в Кентскую школу для девочек, самую престижную частную школу в Колорадо. Но не потому, что семья была хорошо обеспечена и могла себе это позволить. Просто за хорошую учебу Мадлен удостоилась именной стипендии. По воспоминаниям одноклассниц, в Мадлен не было ничего особенного - она просто отлично училась и славилась прилежанием. И всегда знала, чего хочет в жизни.

  При этом она вовсе не была синим чулком. На школьном выпускном вечере в 1955 году Мадлен Кёрбел появилась с химической завивкой - эту моду ввела кинозвезда Элизабет Тейлор. На шее у нее была нитка жемчуга - тоже писк сезона.

  Мадлен Олбрайт приняли сразу во все пять вузов, куда она отправила заявки: в Стэнфорд, университет штата Пенсильвания, женский колледж Маунт Холиок, Денверский университет и Уэлсли, престижный частный женский колледж. Конечно, ей хотелось учиться в прославленном Стэнфорде. Но письмо о том, что Стэнфорд может предоставить стипендию, пришло с опозданием. Его опередило сообщение из Уэлсли - колледж предложил Мадлен самую высокую стипендию и к тому же оплатил ей проезд до кампуса.

  Мадлен мечтала стать журналисткой и много писала в студенческую газету Wellesley College News (на последнем курсе она "дослужилась" до замредактора отдела новостей). В 1959 году Мадлен с отличием окончила колледж Уэлсли.

  С Джо Олбрайтом Мадлен познакомилась летом 1957 года, когда после второго курса стажировалась в газете Denver Post. Она работала тогда в справочном отделе и целыми днями просиживала в библиотеке, отвечая на письма читателей. Когда Джо впервые появился в читальном зале, он сразу привлек ее внимание. Традиционное кольцо, указывающее, на каком курсе учится студент, он почему-то носил на левой руке. И Мадлен решила, что юноша женат. Однажды они разговорились. Выяснилось, что у них есть общие знакомые: оказывается, Мадлен встречалась с лучшим другом Джо.

  Вообще, эта крохотная, склонная к полноте женщина с крупным носом и яркими живыми глазами всегда умела нравиться. Юноши, мужчины и государственные деятели, которых она удостаивала своим вниманием, всегда что-то собой представляли.

  Джо жил в общежитии в двух кварталах от Кёрбелов, и мать Мадлен часто приглашала его в гости. Вообще, родители держали девушку в строгости. Папа Кёрбел всегда провожал и встречал Мадлен с вечеринок. И чести быть приглашенным в дом удостаивались немногие. Так что Джо повезло. Правда, сама Мадлен считала подобные приглашения неуместными.

  Поначалу Джо было не на что надеяться. Мадлен, которая у него на глазах сменила одного блистательного поклонника на другого, относилась к Джо по-приятельски.

  Ее не особо интересовало, кто он, из какой семьи. А ее мать, не подозревавшая, что Джо богат, настаивала, чтобы дочка не разрешала ему за себя платить. Так что в ресторане Мадлен и Джо платили каждый за себя.

  Джо обожал Мадлен. И свою дипломную работу снабдил посвящением: "Мадлен, с которой..." В том же году Джо сделал девушке предложение. Тут и выяснилось, что он из богатой семьи. Дед Джо по материнской линии был газетным магнатом - ему принадлежала газета New York Daily News. До самого своего развода Мадлен говорила подружкам, что она, как Золушка, вышла замуж за принца. Родители Джо разделяли это мнение: предстоящий брак с Мадлен казался им мезальянсом. Но, несмотря ни на что, 29 декабря 1959 года в New York Times было объявлено о помолвке.

  Свадьба состоялась в июне, через три дня после вручения выпускницам Уэлсли дипломов. Мадлен была очаровательна в белом платье с кружевным лифом. На шее - неизменная ниточка жемчуга. В руках букет из ландышей и роз. Медовый месяц молодожены провели на Карибском море, перебираясь с острова на остров и загорая на бескрайних песчаных пляжах.

  Джо работал в Chicago Sun Times. Но и Мадлен хотела попробовать себя в серьезной журналистике. Однако муж быстро пресек ее карьерные поползновения.

  - Дорогая,- мягко сказал он,- было бы нехорошо, если бы ты поступила в конкурирующее издание. А разводить семейственность в Sun Times неприлично. Так что придумай для себя что-нибудь еще.

  И Мадлен устроилась в редакцию Британской энциклопедии. На чисто женскую работу - отвечать на вопросы постоянных подписчиков. С точки зрения карьеры - братская могила.

  Вскоре у Мадлен родились близнецы, Энн и Элис. Девочки появились на свет недоношенными и нуждались в искусственной вентиляции легких. Они были так слабы, что матери в первое время даже не разрешали к ним прикасаться. Просто "женского счастья" Мадлен Олбрайт было мало. Бездеятельность ее угнетала.

  - Я читала, смотрела мыльные оперы, кормила малышек, ходила с ними гулять и думала: "Я должна что-то делать! Иначе я просто сойду с ума".

  Чтобы чем-то себя занять, Мадлен поступила на курсы русского языка. Она давно мечтала выучить этот язык, близкий к ее родному чешскому. (Следуя своей привычке все доводить до конца, Мадлен Олбрайт овладела русским в совершенстве. Много позже, когда она стала представителем США при ООН, произошел такой случай. Российский представитель Юлий Воронцов выступал с каким-то важным заявлением, как вдруг заметил, что Олбрайт сняла наушники с синхронным переводом. "Разве вам не интересно, что я говорю?" - удивился Воронцов. "Я вас внимательно слушаю",- ответила Олбрайт по-русски.)

  В 1966 году Мадлен Олбрайт снова забеременела. Беременность проходила с осложнениями. К тому же когда Мадлен была на первых месяцах, старшие дочки перенесли корь. Чтобы не думать о плохом, Мадлен взялась вязать свитер с очень сложным рисунком. Этот свитер она хранит до сих пор. Несмотря на инъекции гамма-глобулина, ребенок родился мертвым. Утешение пришло только в 1967 году, когда родилась младшая дочь, Кэтрин.

  Тогда же Мадлен окончила аспирантуру и получила степень магистра политологии за работу "Советская дипломатия: профиль элиты". Она продолжала работать над докторской диссертацией, посвященной роли прессы в период "пражской весны".

  - Поэтому-то я и считаю, что у женщины должен быть выбор,- говорит Мадлен Олбрайт, очевидно, имея в виду выбор между семейными неурядицами и карьерой.

  Какие проблемы могут быть у самой благополучной женщины? Кроме здоровья детей, разумеется? Муж. Это почти всегда проблема. Спросите у Хиллари Клинтон или у Наины Ельциной, если вы не верите жалобам соседки.

  Джо был неплохим репортером, но на роль газетного магната не подходил категорически.

  Его звездный час пробил в 1961 году. Тогда Джо спрятался в ванной гостиничного номера, где кандидат в президенты Ричард Никсон тайно совещался со своими сторонниками. Материал Джо Олбрайта был напечатан на первой полосе и наделал много шума. После этого бездетная тетушка Джо, Алисия, владевшая влиятельной нью-йоркской газетой Newsday, пригласила его возглавить газету. Но Джо "не потянул". В 1963 году, уже после смерти тетушки Алисии, Джо вернулся к обязанностям издателя Newsday. И снова потерпел фиаско. Его назначили редактором субботнего приложения.

  В 1970 году семья продала все акции Newsday, а в 1971 году Джо окончательно ушел из газеты, которая когда-то была семейным бизнесом. Для него это было моральным поражением, но не финансовым банкротством: продажа акций принесла Олбрайтам $37,5 млн.

  Карьера Мадлен Олбрайт началась с того, что она вошла в попечительский совет школы, где учились ее двойняшки. Энергичная и образованная, она особенно преуспела в поисках спонсоров. Один из друзей дома, пораженный работоспособностью Мадлен, пригласил ее добровольной помощницей для кампании по сбору средств в поддержку Эдмунда Маски - сенатор решил в 1972 году баллотироваться в президенты. Эдмунду Маски суждено было остаться на посту сенатора от штата Мэн, президентом он так и не стал. Зато в 1975 году он пригласил Мадлен Олбрайт в свою команду главным юридическим советником по внешней и оборонной политике.

  Мадлен хорошо ладила с коллегами, большинство из которых составляли мужчины. Она не пыталась с ними соревноваться, а скорее, была готова уступать. Вела себя очень по-женски, от души смеялась их шуткам, всегда была веселой и дружелюбной, сразу располагала к себе. Кстати, эту способность посмеяться хорошей остроте она не утратила до сих пор. Как-то во время экономического саммита в Денвере в июне 1997 года Олбрайт присутствовала на обеде с Евгением Примаковым. В ресторане подавали всякую экзотику в духе Дикого Запада: гремучих змей и мясо бизона. Примаков повернулся к Олбрайт и, как всегда, обратившись к ней на "ты", сказал, что знает не совсем приличный анекдот по поводу таких блюд. Мол, не возражает ли Мадлен, если он его расскажет? Олбрайт не возражала. Примаков улыбнулся:

  "Как-то американская пара, отдыхающая в Испании, зашла поужинать в местный ресторан. Американцы не знали, что выбрать, и официант порекомендовал им специфическое национальное блюдо под названием "Коррида". Блюдо так понравилось, что на следующий день супруги вновь решили заказать его в том же ресторане. Однако на этот раз им принесли всего два небольших шарика. Они потребовали хозяина и пожаловались, что им подали не то блюдо, что вчера. "Блюдо то же самое,- ответил хозяин,- но вот только в корриде не всегда побеждает тореадор".

  Мадлен Олбрайт разразилась громовым хохотом.

  Когда в 1976 году президентом США стал демократ Джимми Картер, Мадлен Олбрайт пригласили на работу в Белый дом. Дело в том, что советником по национальной безопасности Картер назначил Збигнева Бжезинского, преподавателя Колумбийского университета, у которого в свое время училась Мадлен Олбрайт. Едва получив назначение, Бжезинский тут же предложил своей бывшей студентке, которую очень ценил, должность референта по связям с конгрессом. В своих отчетах Бжезинскому Олбрайт так тонко подмечала чужие ляпы, что эти серьезные документы теперь читаются как юмористические рассказы. Как-то в конгрессе обсуждался вопрос об американских заложниках в Иране (их захватили в 1979 году, когда к власти там пришел аятолла Хомейни). И Олбрайт в своем отчете процитировала одного конгрессмена: "Я поддерживаю силовые действия в Иране при условии, что они не приведут к насилию".

  Мадлен всегда вела себя очень скромно, никогда не показывала, что она богаче или умнее других. Ее коллега Кристин Додсон вспоминает, как Мадлен пригласила ее на выходные к себе на ферму в Вирджинию. Перед зимой надо было почистить бассейн. Обычно люди с таким достатком, как Олбрайты, приглашают для этих целей рабочих. Но не Мадлен. В решетках, через которые спускается вода, женщины обнаружили колонии лягушек. Додсон до сих пор с содроганием вспоминает их холодные, скользкие тела.

  Вообще, энергии у Мадлен Олбрайт всегда была бездна. Правда, если речь идет не о сборе средств на предвыборную кампанию или об истреблении лягушек, а о чем-то более интимном, это называется темпераментом. Любовь Мадлен и Джо была даже чуть нарочитой. Джо никогда не стеснялся публично выражать свои чувства к Мадлен. Подруги вспоминают: Мадлен могла вести машину, а сидевший на заднем сиденье Джо обнимал ее сзади и осыпал поцелуями. На вечеринках он предлагал всем полюбоваться на жену: "Не правда ли, потрясающая женщина!"

  Фраза: "Я люблю другую" - прозвучала только два года спустя. Это было в восемь часов утра. Мир перевернулся. Больше всего поражало то, что гло-бальность катастрофы была несоизмерима с ничтожностью ее виновницы. Пассию Джо звали Марсия Канстел. Они познакомились в 1980 году в Детройте, на съезде Республиканской партии. Марсия была на десять лет младше Джо и работала репортером в той же газете.

  Подобные романы были обычной вещью для предвыборных марафонов тех лет. Журналисты вместе с командой кандидата в президенты разъезжали по стране, останавливались в лучших отелях, ели в лучших ресторанах, флиртовали друг с другом. Эта богемная жизнь время от времени прерывалась короткими наездами домой.

  31 января 1983 года, прожив вместе двадцать три года, Мадлен и Джо официально развелись. При разводе ей досталась значительная часть фамильного состояния Олбрайтов, а также изысканный трехэтажный дом красного кирпича в Джорджтауне, фешенебельном пригороде Вашингтона, и ферма в штате Вирджиния.

  Знакомые поговаривали, что, дескать, Джо всегда был бабником и еще в студенческие годы заглядывался на подружек Мадлен. Но большинство сошлись на том, что Джо разочаровался в браке: когда у него дела шли неважно, Мадлен, не обращая на это внимания, принялась делать собственную карьеру А не каждый муж согласится терпеть, когда его жена допоздна засиживается в Белом доме.

  Эту же версию выбрала для себя Мадлен. Свою обиду на мужа она и не пыталась скрыть. И часто говорила друзьям, что Джо завидовал ее успеху, не мог смириться с тем, что живет рядом с сильной женщиной. Что, если бы они не развелись. она так ничего бы и не добилась в жизни. Впрочем, друзья семьи уверены: вплоть до назначения представителем США при ООН Мадлен готова была бросить все, если бы Джо согласился вернуться. Но ей пришлось выбрать карьеру.

  Однажды, уже будучи госсекретарем США, она позвонила министру иностранных дел Великобритании Робину Куку. И начала разговор с обычного приветствия: "Как дела?"

  - Ужасно,- неожиданно ответил Кук.- Этот развод, все эти формальности. газетная шумиха...

  Олбрайт принялась искренне успокаивать коллегу. Когда она повесила трубку, помощники тут же рассказали ей, какую беспорядочную жизнь ведет британский министр. Оказывается, у него был страстный роман с секретаршей из палаты общин, а когда жена узнала о его любовных похождениях, им после двадцати одного года супружества пришлось развестись.

  - Черт,- произнесла Олбрайт.- Я ему сочувствую, а он поступил с женой так же, как когда-то Джо со мной!

  После развода Мадлен Олбрайт всерьез задумалась о будущем. Наука, с ее точки зрения, была надежнее, чем политика. И Мадлен выбрала преподавательскую работу. Тем более что она уже защитила докторскую диссертацию, была научным сотрудником в вашингтонском Международном центре поддержки ученых Вудро Вильсона и писала работу о роли прессы в становлении движения "Солидарность" в Польше (одновременно Мадлен Олбрайт изучала польский язык). В 1983 году она стала преподавателем сравнительной политологии на факультете дипломатической службы при Джорджтаунском университете. Именно о такой работе она мечтала. Да и находился факультет в трех кварталах от ее особняка, так что можно было ходить домой обедать.

  Вскоре у Мадлен появился друг - Барри Картер, преподаватель юридического факультета, в прошлом влиятельный правительственный чиновник, сотрудник Совета национальной безопасности в никсоновской администрации. Они познакомились незадолго до разрыва между Мадлен и Джо на обеде в честь Уолтера Мондейла. В свое время Барри был женат на Марджи Макнамара, дочери министра обороны в администрациях Джона Кеннеди и Линдона Джонсона, а после развода встречался с самыми яркими и красивыми женщинами вашингтонского бомонда.

  Барри всерьез взялся ухаживать за Мадлен: приглашал ее в рестораны и на светские рауты, а однажды устроил поход на каноэ. Барри, у которого не было собственных детей, подружился с дочками Мадлен, порой даже выступал в роли "дуэньи". Ради Картера Мадлен начала бороться с собственной полнотой и плавать в бассейне. Их сближали общие интересы: оба были активистами Демократической партии и регулярно посещали политические совещания у Уолтера Мондейла, который в 1984 году готовил свою предвыборную кампанию. Вскоре они стали советниками по внешнеполитическим вопросам у Джералдин Ферраро, которая баллотировалась в вице-президенты при Уолтере Мондейле. Счастье длилось недолго. Барри хотелось иметь собственных детей, Мадлен не была к этому готова. Но теперь г-жа Олбрайт хорошо знала, как бороться с сердечными недугами: трудотерапия и на этот раз не подвела.

  Вскоре она возглавила Центр национальной политики (общественная организация, призванная укрепить Демократическую партию политически и морально). Мадлен Олбрайт привлекла в правление организации толстосумов, которые принесли с собой деньги. И получила возможность самостоятельно разрабатывать внешнеполитическую доктрину демократов. Ее связи невероятно расширились. И в 1988 году Майкл Дукакис, кандидат в президенты от Демократической партии, пригласил Олбрайт стать его основным советником по международным делам. Дукакис был человеком упрямым. Порой, чтобы его уломать, приходилось приглашать людей со стороны. Однажды, чтобы подготовить Дукакиса к теледебатам с его противником Джорджем Бушем, в Вашингтон пригласили губернатора штата Арканзас Билла Клинтона. Так Олбрайт впервые познакомилась с Клинтоном.

  А в 1989 году, когда Клинтон, который готовился к собственной избирательной кампании, решил вступить в Совет по международным отношениям, влиятельную общественную организацию США, Олбрайт дала ему необходимую рекомендацию. И нынешний президент США не забыл, кто оказал ему эту услугу. Кроме того, говорят, что Олбрайт просто очень нравится Клинтону. По опыту общения с Хиллари Клинтон понял, как удобно работать с сильными женщинами. Рассказывают, однажды ему дали на утверждение список приглашенных на какой-то митинг. Увидев имя Олбрайт, Клинтон подчеркнул его и написал "отлично!" на полях.

  Став президентом, Клинтон назначил Олбрайт представителем США при ООН. Прилетев в Нью-Йорк, Олбрайт поняла, как изменилась ее жизнь. Она, столько лет проработавшая в Белом доме рядовым сотрудником, теперь стала членом президентского кабинета. А как впечатляюще звучит ее должность: госпожа представитель! Длинный бронированный лимузин, сверкающий в солнечных лучах, ожидал ее у трапа. Водитель распахнул перед ней дверцу. Г-жа Олбрайт широко улыбнулась и села на заднее сиденье. Олбрайт умеет добиваться своего. Однажды, когда в Совете Безопасности ООН шло голосование по антикубинскому заявлению, а китайский представитель никак не мог получить указания своего правительства, Олбрайт не давала членам Совбеза разойтись до четырех утра, пока Китай наконец не проголосовал А когда иракская пресса назвала ее змеей, Олбрайт явилась в Совет Безопасности с брошью в форме змеи Нынешний премьер-министр России Примаков, много общавшийся с Олбрайт в бытность свою министром иностранных дел, называет ее "госпожа Сталь".

  Когда Мадлен Олбрайт появилась в ООН, российский представитель в этой организации Юлий Воронцов был буквально очарован ею. Как-то на заседании Совета Безопасности в 1994 году он наклонился к маленькой Олбрайт и сказал:

  - Вы будете следующим госсекретарем США.

  - Что вы,- ответила Олбрайт,- Америка еще не готова, чтобы этот пост заняла женщина.

  Тем не, менее 5 декабря 1997 года Клинтон объявил о назначении Олбрайт госсекретарем США. Сенат проголосовал единогласно. 23 января 1998 года Олбрайт приняла присягу.

  За пятнадцать лет, прошедшие после развода, Олбрайт отвыкла от семейной жизни. В быту она крайне неорганизованна. Друзья рассказывают, что Мадлен бросает вещи там, где сняла. Спасает положение домработница. А вот трогать что-либо в кабинете домработнице не позволяется. Кристин Додсон долго пыталась убедить подругу, что такой беспорядок просто недопустим, даже засняла кабинет на пленку и подарила фото Мадлен. Тогда Олбрайт вызвала архитектора и попросила перенести кабинет с первого этажа на третий.

  Она склонна к полноте. И это при росте метр пятьдесят восемь! Все ее попытки соблюдать диету долгие годы были тщетными. Тем более что она очень любит сладкое - мороженое, пирожные, печенье. В конце концов ей пришлось обратиться к диетологу и перейти на малокалорийные лук-порей, брокколи, цветную капусту и тыкву. С тех пор как Мадлен стала госсекретарем, о ее личной жизни ходит множество сплетен. Как-то на обеде, устроенном президентом Клинтоном в честь только что назначенного председателем Госсовета КНР Цзян Цзэминя, Мадлен появилась в обществе актера Патрика Стюарта. Это была сенсация: по протоколу госсекретарь должен входить в зал без сопровождения! Но вице-президент США Альберт Гор лично разрешил нарушить протокол ради Олбрайт.


  При всем том, что г-жа Олбрайт имеет в жизни, ей, как говорят друзья, явно не хватает мужчины. Мадлен нравится все, что дает брак: спокойствие, близость, любовь, возможность обсудить проблемы, которые никому больше не интересны. Ей хотелось бы, чтобы рядом был человек, с которым можно смеяться и плакать, делить победы и поражения. "Думаю, она знает, какую цену платит за карьеру,- говорит подруга Мадлен.- Ей не хватает любви. Она такая страстная. И очень любит обниматься".

  - Конечно, в моей жизни были моменты, особенно после развода, когда мне хотелось завязать серьезные отношения с мужчиной,- сказала Мадлен Олбрайт в одном из интервью.- Но сейчас я ощущаю полную удовлетворенность жизнью.- Олбрайт стучит по дереву.- Мне нравится то, что я делаю. Я могу посвятить этому все свое время. Конечно, я встречаюсь с мужчинами, но теперь чаще всего на моих условиях. Это чувство полной свободы: я могу делать что хочу и когда хочу и не спешить домой, чтобы приготовить обед, не бежать на свидание, переживая, что кто-то мерзнет, ожидая меня перед кинотеатром.

  На вопрос, хочет ли она снова выйти замуж, 62-летняя Мадлен Олбрайт отвечает быстро, без колебаний: "Нет".

Источник информации: Елена Туева, "Карьера", 1999, N 4.