Чапмен

(Конец ХХ века) Убийца знаменитого экс-битла, Джона Леннона.  

"ДЖОН ЛЕННОН ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ..."

"Звезды" окружены не только "созвездиями" им подобных, вокруг них - завистники и неудачники; вокруг- фанатики с неуравновешенной психикой и просто психи.

"Если вы достаточно долго остаетесь в этом бизнесе, рано или поздно он вас доконает", -не раз говорил Джон Леннон о рок-н-ролле. Он это знал всегда и всегда боялся истеричности поклонников и лезших к нему психопатов. Но он ровным счетом ничего не мог сделать, чтобы защитить себя от них.

Он выжил, одолев всех внутренних демонов: сумасшедшую славу "Битлз", наркотики, алкоголь, развал семьи, ненависть и презрение публики. Изо всего этого он вышел, не утратив способности шутить, каламбурить и строить планы на следующие сорок лет работы. Для миллионов людей он был другом. Его творчество было таким личностным, он так открывал душу настежь... Одержимость Чапмена была результатом этой открытости...

В понедельник 8 декабря весь день работа не ладилась, и когда Джон Ленион покидал студию звукозаписи "Фабрика пластинок" в Манхеттене, был уже поздний вечер. Жена Джона Йоко Йоно предложила поужинать где-нибудь в городе, но усталый Леннон решил ехать прямо домой. Лимузин студии подвез их к дому на пересечении 72-стрит и улицы Сентрал-парк Вест, где живут многие известные представители артистического мира Нью-Йорка.

Леннон вышел из машины и направился к подъезду. Марк Чапмен поджидал его, спрятавшись в тени.

- Мистер Леннон!

Леннон оглянулся. В двух шагах от него стоял мужчина в джинсах, белой тенниске, бежевом свитере и авиационных очках. Леннон узнал его. Шесть часов назад он подписал ему пластинку - последний, только что поступивший в продажу диск "Двойная фантазия". На сей раз в руках мужчины был не диск, а револьвер 38-го калибра.

Леннон застыл. Мужчина пригнулся, держа револьвер на вытянутых руках, как его научили на стрельбищах, стал стрелять в экс-битла. Первый же выстрел навылет пробил грудную клетку и левое легкое. Затем последовало еще два выстрела.

Ровно за два месяца до этого - 9 октября 1980 года - Леннону исполнилось 40 лет.

Йоко Йоно опустилась на колени и, обхватив руками голову мужа, как бы укачивала его, а швейцар кричал Чапмену:

- Да знаешь ли ты, что наделал?

- Я только что застрелил Джона Леннона, - спокойно ответил Марк Дэвид Чапмен.

Убийца не собирался бежать. Он хладнокровно сунул револьвер в карман брюк, извлек из другого кармана книгу и преспокойно погрузился в чтение.

Книга, которая всегда была с ним - повесть Дж. Д. Сэлинджера "Над пропастью во ржи", которая когда-то, еще в 1974 году изменила жизнь Марка. Она стала гимном, символом для утративших иллюзии, разочарованных подростков во всем мире. Но никто не воспринял ее так близко к сердцу и никто не исказил ее смысл так сильно, как Марк Чапмен.

Его арестовали там же, возле дома, а Леннона срочно отправили в больницу имени Рузвельта. Он был в полубессознательном состоянии, но все еще жив, хотя и потерял очень много крови. "Его невозможно было спасти никакими средствами, -скажет несколькими часами позже доктор Стивен Линн, руководитель службы "скорой помощи". - Он потерял слишком много крови, около восьмидесяти процентов от общего объема. Йоко уже сообщили о смерти".

Марк Дэвид Чапмен был поклонником "Битлз" с детства. Он родился в Форт-Уэрте, штат Техас, в 1955 году, а вырос в тихом пригороде Атланты, штат Джорджия; Ему было девять лет, когда "Битлз" впервые совершили гастроли по Америке, и он, как и миллионы других детей, "заболел" их музыкой и впоследствии вошел даже в группу, где практиковались в битловских ритмах. Джон Леннон был для него главным героем. Марк его боготворил.

Ничего необычного в его детстве не было. Такую жизнь вели миллионы сверстников во всем мире. В четырнадцать лет он сбежал из дому на целую неделю, в пятнадцать стал "последователем Христа" - с длинными волосами, в рубашке, подвязанной веревкой, с большим крестом на шее и неизменной Библией под мышкой. Всегда впечатлительный, в состоянии постоянного высочайшего напряжения и с острым желанием самоутвердиться, он бросался от одной прихоти к другой, включая и наркотики.

Однако Марк не увяз в наркотиках, как многие его сверстники, и когда ему исполнилось шестнадцать, он покончил с марихуаной, заявив: "В моей жизни произошло событие, намного значительнее всего, что я пережил до этого. Господь Бог говорил со мной и дал мне понять, что я должен проявить все лучшее, что заложено во мне". Чапмен стал помощником директора летнего лагеря Христианского союза молодежи. В 1975 году, прослушав курс лекций в колледже, Марк Чапмен по заданию союза уехал в Бейрут. Но его миссия вскоре завершилась, поскольку в Ливане началась гражданская война.

После Ливана Чапмен уехал в штат Арканзас, куда переместился лагерь Христианского союза молодежи для оказания помощи вьетнамским беженцам.

И в личной жизни Марка все складывается достаточно хорошо - он познакомился с девушкой по имени Джессика Блэнкеншип. Марк обожал ее, и она отвечала взаимностью. Однако после отъезда в декабре 1975 года из Форт-Чаффи настроение Марка резко изменилось, и Джессика этого не могла не заметить.

Марка ввергло в депрессивное состояние то, что он стал быстро полнеть. Собственный внешний вид раздражал его, и с каждым днем он все больше озлоблялся.

Все чаще он размышляет о смерти, о том, что история рода человеческого -это история борьбы. Находясь под воздействием таких мыслей, он постепенно убеждает себя в собственном ничтожестве и несостоятельности, из чего единственный выход видит в самоубийстве.

Вскоре он принимает решение свести счеты с жизнью. Произошло это в 1977 году, когда после развода родителей Марк улетел в Гонолулу, на Гавайские острова. Однажды, взяв напрокат машину, он отправился в живописное место, прикрепил один конец шланга к выхлопной трубе автомобиля, а другой вывел в салон. Его спас прохожий, постучавшийся в окно. Чапмен находился в загазованном салоне пятнадцать минут и потом все удивлялся, почему не умер. Понял это, осмотрев наружную часть шланга: горячий выхлопной газ прожег в нем дыру. Чапмен разозлился, что план его самоубийства не удался.

В июне 1979 года, за восемнадцать месяцев до убийства Джона Леннона, Марк женился на Глории Абе, американке японского происхождения. Из-за сумасбродного поведения Чапмена вскоре стало ясно, что брак не будет удачным. Отношения между супругами дали серьезную трещину. Это было время, когда будущий убийца начал вести разговоры о "предательстве Джона Леннона".

Глория выслушивала его напыщенные монологи, в которых он обвинял певца в ослеплении богатством и изменении взглядов на жизнь, на мир, на любовь. Но молодая женщина не могла себе даже представить, что за этими словами ее мужа стоит безумное желание отомстить своему бывшему кумиру. Она не придала особого значения тому, что 23 октября Марк прикрепил над своим рабочим столом листок с надписью "Джон Леннон", а четыре дня спустя купил короткоствольный револьвер. Ей и невдомек было, что эти события укладываются в план мести.

Однако в воспаленном воображении Чапмена этот план уже существовал, а остановить Марка было некому, так как к тому времени он уже целиком отдалился от своих бывших друзей, родных и семьи. Через несколько дней после приобретения револьвера Чапмен был уже в Нью-Йорке.

В начале декабря он появился около "Дакоты" среди поклонников Леннона, постоянно собиравшихся у ворот и наблюдавших за приходом и уходом Леннонов и их сотрудников - привычная картина в течение почти семнадцати лет. К вечеру 8 декабря он увидел своего кумира, - возможно, в своем больном воображении он видел в нем также вторую половину себя самого, - выходящего из "Дакоты", и тогда-то и попросил автограф, запомнившийся Леннону.

Помощник окружного прокурора Ким Хогрефи предъявил Чапмену обвинение в убийстве Джона Леннона. Назначенный судом адвокат Герберт Алдерберг утверждал, что его подзащитный - "потерянная личность, которая не понимает, что происходит и не отдает себе отчета в своих поступках". Помощник прокурора решительно возражал. Он говорил, что Чапмен действовал "сознательно, спокойно, хладнокровно, преднамеренно", что он купил револьвер, занял 2 тысячи долларов и приехал с Гавайских островов в Нью-Йорк специально для того, чтобы убить.

Выслушав обе стороны, судья Мартин Реттинджер распорядился "отправить Чапмена в госпиталь "Беллвью" на 30-дневное психиатрическое освидетельствование".

Дело об убийстве Джона Леннона слушалось в августе 1981 года.

За день до своего убийства экс-битл пожертвовал 10 тысяч долларов на приобретение пулезащитных жилетов для нью-йоркской полиции. Самому Леннону пулезащитный жилет не пригодился. Он пригодился его убийце - Марку Давиду Чапмену. Не в смирительной рубашке, а в этом самом жилете доставили его в здание суда.

Адвокат Герберт Алдерберг заявил судье Роттинджеру, что отказывается вести дело клиента, ибо опасается за свою жизнь. Судья счел причину адвокатского самоотвода вполне уважительной. Он удовлетворил просьбу адвоката и назначил Чапмену нового защитника - Джонатана Маркса, который выступил против утверждений, что Марк выслеживал Леннона, как бы подкрадывался к нему, а после убийства не испытывал раскаяния. Он характеризовал его как человека с глубоко расстроенной психикой, особо подчеркнув: "Все отчеты содержат одно и то же заключение: Марк Давид Чапмен - ненормальный человек. Это не было обдуманное преступление. Оно было совершено в состоянии безумия".

Сам Чапмен признал себя виновным в убийстве. Когда ему в суде предоставили возможность сказать несколько слов, он просто процитировал отрывок из книги "Над пропастью во ржи": "Я рисую всех этих маленьких детей, играющих в какую-то игру на этом большом поле ржи. Тысячи малышей и ни одного взрослого человека, за исключением меня".

Наиболее убедительную версию мотивов преступления выдвинул гавайский психиатр Роберт Марвит. Он утверждает:

"Марк начал подписываться именем Леннона. Можно с уверенностью утверждать, что он верил в то, что был Ленноном или превращался в него. В критический момент Чапмен мог сказать себе: "Господи, Леннон знает, что нас двое. Я должен уменьшить их до одного".

Срок заключения Марка Дэвида Чапмена - до 2000 года. За время пребывания в тюрьме Чапмен получил больше смертельных угроз, чем любой другой заключенный в Америке. Поклонники "Битлз" не простили его. Даже отец не смог простить его и ни разу не навестил в тюрьме. Однако Чапмен надеется со временем вымолить прощение у Бога и у людей.

В 1998 году Марк Чапмен согласился дать интервью о событиях, которые привели его к роковым выстрелам. Он утверждает, что слышал зловещий шепот: "Сделай это! Сделай это! Сделай это!"

Он рассказывал: "Я чувствовал себя совершенно разбитым. Меня бесило сознание того, что я буду лже-Ленноном. Я рассматривал его фотографии. Поставьте же себя на мое место. Вот он стоит на крыше роскошного здания. Так молод и прекрасен! Он призывал нас развивать воображение, не быть жадными. И я верил ему! Все стены моей комнаты были увешаны фотографиями "битлзов". Я верил, что они все это делают не за деньги. С десяти лет я пропитывался правотой Джона Леннона, я принял его всем сердцем...

Но вдруг я обнаружил в своей голове "маленьких-человечков". И это они убедили меня убить знаменитого музыканта Джона Леннона.

Я оставался один. И тогда я срывал с себя одежду, ставил записи "Битлз" и молился сатане. Я визжал и пронзительно кричал в магнитофон: "Джон Леннон должен умереть!? Джон Леннон обманщик!"

Его колебания между Богом и сатаной продолжались в 1980 году два месяца, а затем он пошел в магазин и купил скорострельный револьвер.

- Сделай это! Сделай это! Сделай это!" - твердили демоны. И он сделал это.


Источник: Самые опасные маньяки