Nozier

(начало ХХ века) Эта восемнадцатилетняя красивая девушка, чье имя вошло в историю французской криминалистики, околдовала как публику, так и поэтов, которые превратили ее в символ жрицы любви. Сюрреалисты посвятили Виолетте Нозьер восторженную книгу, где собраны стихи Андре Бретона, Бенжамена Пере, Поля Элюара.  

УНИКАЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ ФРАНЦУЗСКОЙ ЮСТИЦИИ

Поль Элюар написал следующие строки, посвященные молодой парижанке:

Виолетта пыталась распутать

И распутала

Ужасный змеиный клубок

Кровных связей.

Все, кого привлекал острый запашок преступления и прелюбодеяния, пытались взять приступом Дворец правосудия в те октябрьские дни 1934 года.

Там проходил судебный процесс над Виолеттой Нозьер, обвинявшейся в отравлении родителей и кровосмешении.

В семействе Нозьер, живущем на улице Мадагаскар, неподалеку от Лионского вокзала, Виолетта - единственная дочь, предмет безграничного обожания и слепого доверия родителей. Ее отец - Батист Нозьер - машинист локомотива, кому доверена честь водить поезд самого президента республики. Репутация его безупречна во всех отношениях: прекрасный работник, муж и отец. Его семья кажется всем очень дружной и счастливой. Но под бременем родительской любви Виолетта начинает буквально задыхаться.

Когда ей исполняется шестнадцать, появляется первый любовник, а вскоре она уже не знает удержу и меняет мужчин одного за другим. Чтобы с у довольствием: проводить время, карманных денег хватает, но их недостаточно, чтобы "держать марку". Ведь Виолетта всех уверила, что отец у нее инженер, мать работает у знаменитого модельера Пакена, а сама она манекенщица. Поддерживать такой имидж непросто - нужны деньги, и чтобы их раздобыть, она время от времени подрабатывает проституцией. Это приносит доход, но в конце концов награждает сифилисом. Узнав об этом, Виолетта с ужасом раздумывает, как признаться родителям? Она решает представить себя невинной овечкой: уговаривает лечащего врача доктора Дерона выдать ей справку о том, что она девственница, а это значит, что ее болезнь носит наследственный характер.

Родители, конечно же, верят.

Верят они дочери и в тот мартовский вечер 1933 года, когда та приносит, якобы "от врача", лекарство, которое они должны принять, чтобы избежать Заражения. Супруги Нозьер без тени сомнения глотают громадные дозы веронала. Дозы огромны, но недостаточны...

Приняв "лекарство", Нозьеры ложатся спать. Они стонут во сне. Виолетта поджигает штору, вызывает пожарников. Возможно, она хочет представить дело так, будто родители задохнулись от дыма? Или испугалась?

На этот раз для супругов Нозьер все заканчивается сильнейшим недомоганием.

Это первая попытка отравления. Но не последняя...

В начале лета 1933 года Виолетта знакомится со студентом факультета права двадцатилетним Жаном Дабеном и влюбляется в него. Ее избранник также кажется безумно влюбленным: едва выдается свободная минутка, молодые люди запираются в номере того или иного из отелей. У Дабена денег мало, а у Виолетты они есть: втайне от своего любовника она занимается проституцией.

Влюбленные хотят жить вместе, но для этого надо освободиться от опеки родителей: девушке надоело хитрить и врать по каждому поводу. Но больше всего ей нужны их сбережения - сто восемьдесят тысяч франков.

Приняв окончательное решение, вечером 21 августа Виолетта приносит родителям пакетики с белым порошком. Она снова повторяет все то, что однажды уже проделала. Тридцать шесть таблеток веронала растерты в порошок и разложены в два бумажных пакетика. Третий пакетик приготовлен для себя: предполагается, что она принимает то же лекарство, что и родители, ведь лечение сифилиса продолжается. Но содержимое этого пакетика безвредно, да и по форме он отличается от двух других. Виолетта не боится ошибиться. Она запаслась поддельным письмом от доктора Дерона, и у родителей не возникает никаких подозрений.

Яд делает свое дело. Несколько часов Виолетта проводит, прислушиваясь к хрипам и стонам родителей, изредка заходит в спальню; Когда отец с матерью затихают, Виолетта обыскивает дом в поисках денег, но обнаруживает всего три тысячи франков. Она захлопывает за собой дверь квартиры и исчезает в ночи.

Целые сутки она бесцельно бродит по городу и возвращается домой вечером 22 августа, чтобы довести дело до конца. Мертвый отец лежит в постели. Подушки запятнаны кровью. Мать свалилась на пол и находится в бессознательном состоянии; Виолетта волоком подтаскивает ее к кровати, затем укладывает рядом с отцом и раздевает. После этого открывает газ и будит соседей. Ее родители, объясняет она, покончили с собой. Только что, придя домой, она обнаружила их мертвыми.

Полиция тут же устанавливает, что о самоубийстве не может быть и речи. Цифры на счетчике свидетельствуют, что с момента последнего снятия показаний расход газа был весьма незначительным. Кроме того, у госпожи Нозьер характерные признаки отравления ядом. На следующий день полицейские приводят Виолетту к постели лежащей без сознания матери. Охваченная паникой, Виолетта в ужасе убегает. Теперь нет сомнений, преступление совершила она.

Виолетту арестовывают пять дней спустя. Ее приводит в полицию мужчина, к которому она подошла на Марсовом поле и который узнал ее по портрету, помещенному на первых полосах газет.

Следователю Виолетта заявляет, что отец сожительствовал с нею с тех пор, как ей исполнилось двенадцать лет. По ее словам, она против своей воли была в течение последних шести лет любовницей собственного отца. За это она и отомстила ему. Что же касается матери, то Виолетта утверждает, что у нее не было намерения убивать ее.

В начале октября 1934 года начинается судебный процесс над Виолеттой Нозьер.

Первые же слова председателя суда Пейра звучат очень резко:

- Одна из черт вашего характера - склонность ко лжи, - говорит он. - Вы лгали своим родителям, своим друзьям, своим любовникам. Иногда без всякой надобности. Сегодня вы стоите перед лицом судей. Готовы ли вы говорить правду?

- Да, господин председатель.

У нее слабенький голосок, в ней сохранилось что-то от малого ребенка.

В суде Виолетта молчит, скованная устремленными на нее взглядами. Председатель суда беспристрастно спрашивает:

- У вас было намерение отравить родителей?

- Да, господин председатель.

Ответ едва слышен. А Пейр уже переходит к ужасному вечеру 21 августа. Ледяным тоном он произносит заключительные слова:

-Я напрасно пытался найти хоть какой-то факт, могущий служить смягчающим обстоятельством. И ничего не обнаружил. Если подобный факт есть, я разрешаю вам заявить о нем, девица Нозьер.

Девица Нозьер! Унизительное обращение. Виолетта поднимается с места. По-видимому, она глубоко взволнована:

- Господин председатель, я прошу у вас прощения, я прошу прощения у всех за то, что я сделала. Я молю, чтобы мать простила меня!

После той ночи, когда было совершено преступление, Виолетта с матерью видятся всего один раз. Это происходит в больнице Сент-Антуан, несколько дней спустя после того, как мать приходит в сознание. Виолетта падает перед нею на колени, умоляя простить ее. Монотонным, глухим голосом, доносящимся словно из могилы, госпожа Нозьер произносит:

- Я прощу тебя только после твоей смерти.

Она не хочет присутствовать на открытии процесса, но на второй день судебного заседания занимает свое место истицы.

- Госпожа Нозьер, - спрашивает председатель, - можете ли вы сообщить господам присяжным причины, по которым вы решили выступить истицей?

- Чтобы найти сообщников преступления и обелить память мужа, - отвечает Жермена Нозьер твердым и спокойным голосом. - Я любила мужа. И не в силах вынести, чтобы кто-то, пусть даже это родная дочь, чернил его.

Выступать истицей против собственной дочери нелегко. И наверное, поэтому после недолгого молчания мать Виолетты Нозьер произносит:

- Я больше не испытываю ненависти к моему несчастному ребенку!

Председатель обращается к обвиняемой:

- Виолетта Нозьер, что вы можете сказать по поводу показаний вашей матери? Виолетта вскакивает и кричит:

-Мама! Мама!

Госпожа Нозьер поворачивается к дочери и, громко рыдая, протягивает к ней руки.

- Виолетта, дочь моя, то, что ты сказала о своем бедном отце, - немыслимая, ужасная ложь, но могу ли я забыть, что ты мое дитя?!

Виолетта тянется к матери. Будь это возможно, они упали бы друг другу в объятия. Пейр в затруднении. Он обращается к Жермене Нозьер:

-Вы свободны, мадам. Суд благодарит вас и искренне сочувствует вашему горю.

Госпожа Нозьер на мгновение останавливается перед присяжными. Заломив руки, она молит:

-Пожалейте! Пожалейте мое дитя! Для дачи свидетельских показаний вызван Жан Дабен - любовник Виолетты. Не глядя на Виолетту, он рассказывает о связи с ней и заканчивает следующими словами:

- Несмотря на все случившееся, я сохраняю о мадемуазель Нозьер самые лучшие воспоминания. Ее поступок представляется мне необъяснимым.

- Вы обесчестили свою семью! -звучат слова прокурора. - Вы жили за счет несчастной девушки, которую я должен обвинять. Весьма жаль, что вы не предстали перед судом. Но вы заслужили всеобщее презрение, знайте это!

Третий и последний день процесса Виолетты Нозьер, Метр Буатель, представитель гражданского истца, произносит:

- Госпожа Нозьер сказала мне: "Не надо обвинять Виолетту. Передайте, что я прощаю все причиненное ею зло. Я прощаю ей все, даже мерзкую ложь".

Первый член суда присяжных, генеральный инспектор Академии, зачитывает утвердительные ответы на все вопросы, обрекая таким образом подсудимую на смертную казнь. Не было найдено ни одного смягчающего обстоятельства. Зал молчит.

В тот же вечер директор тюрьмы Птит-Рокет, знакомя Виолетту с тюремным распорядком, говорит;

- Теперь ведите себя хорошо. Увидите сами: заслужив помилование и снижение срока наказания, вы окажетесь на свободе через десять лет. Вы еще будете молоды.

"Ведите себя хорошо..."

С этого дня во французских тюрьмах ни один заключенный не ведет себя более образцово, чем Виолетта Нозьер, которая страстно желает обрести свободу.

В 1934 году президент Альбер Лебрен смягчает ей наказание: ее переводят в эльзасскую тюрьму Агно. Мать часто навещает ее, они переписываются. В 1937 году Виолетта в письме к матери публично отказывается от обвинений в кровосмесительстве, которые она выдвигала против отца.

28 августа 1945 года, ровно через двенадцать лет после своего ареста, Виолетта Нозьер выходит на свободу. Рядом с нею улыбающийся молодой человек галантно несет ее чемоданчик. Это ее жених. В декабре 1946 года Виолетта выходит за него замуж. Она забирает к себе мать.

Виолетта умирает раньше матери. Ее хоронят в одной могиле с отцом. Но та, которая покоится рядом с убитым ею человеком, уже не преступница. Ее образцовая жизнь и упорство адвоката де Везин-Ларю привели к совершенно невероятному результату: в марте 1963 года Виолетта Нозьер, отравительница и отцеубийца, была реабилитирована судом города Ренн и полностью восстановлена в правах; более того, с нее полностью была снята судимость - совершенно уникальная мера в истории французской юстиции по отношению к приговоренной к смерти преступнице.

Следует упомянуть, что, обретя свободу, выйдя замуж и став примерной и преданной супругой и матерью семейства, Виолетта Нозьер превосходно воспитала своих детей.


Источник: Самые опасные маньяки