Nixon Telma Rian

(16 марта 1912 года - 22 июня 1993) Тельма Риан Никсон, называемая просто Пат, была первой супругой президента, которую муж послал за границу с официальной дипломатической миссией. В мае 1970 года она вылетела в Перу, чтобы помочь пострадавшим от землетрясения. Перуанский президент, генерал Веласко Альварадо, наградил ее как первую американку Большим Крестом Солнечного ордена, самой высшей наградой в Западном полушарии. Хотя она и избегала публичных выступлений и никогда не давала интервью, пресса считала ее активной Первой леди. С января 1969 по август 1974 года присутствовала на 986 официальных мероприятиях.  

Первая леди против своей воли

Тельма Риан Никсон, называемая просто Пат, была первой супругой президента, которую муж послал за границу с официальной дипломатической миссией. В мае 1970 года она вылетела в Перу, чтобы помочь пострадавшим от землетрясения. Перуанский президент, генерал Веласко Альварадо, наградил ее как первую американку Большим Крестом Солнечного ордена, самой высшей наградой в Западном полушарии. В 1972 году Пат Никсон присутствовала вместо мужа при проведении к присяге президента Либерии. Часто ее называли "посланницей доброй воли".

Хотя ей и доверяли выполнение важных дипломатических поручений, в Белом доме она не играла никакой политической роли. Среди Первых леди Америки нашего времени она была одной из самых незначительных, не произносила официальных речей, не писала статей, на вопросы журналистов давала общие уклончивые ответы.

Ее биограф, Дэвид Лестер, назвал ее "одинокая дама из Сан-Клементо" (в калифорнийском Сан-Клементо находился дом Никсонов). Другие называли супругу Никсона "пластиковая Пат", "антисептическая Пат" или "Пат-робот". Люди видели улыбку Пат, но она производила впечатление искусственной. Говорили, что она похожа на пластиковую куклу, улыбающуюся все время одной и той же улыбкой, независимо от того, что происходит вокруг нее. Дочь Пат, Джулия, посвятила матери несколько публикаций, среди них и объемная биография, в которой утверждает, что люди ее недооценивали. Джулия видит мать в совершенно другом свете и описывает ее как энергичного, остроумного и мягкого человека.

Пат Никсон родилась 16 марта 1912 года в маленьком городке Айл, в горах штата Невада. Ее отец, Уильям Риан, работал на медном руднике. О рождении дочери он узнал, лишь вернувшись после ночной смены 17 марта, в день Св. Патрика. Недолго думая, Уильям Риан решил: раз дочь родилась 17 марта, то и быть ей Пат. И всю жизнь она отмечала день рождения 17 марта и, конечно, осталась с этим именем - Пат.

Ее мать, Кейт Хальберштадт Бендер, была родом из Гессена, вблизи Франкфурта-на-Майне. Когда Пат было два года, отец по состоянию здоровья оставил работу на руднике. В поисках нового места он с семьей переехал в Калифорнию и купил маленькую ферму в Атизине, в 30 километрах к юго-востоку от Лос-Анджелеса. Уже с детского возраста Пат вместе с двумя старшими братьями выращивала овощи.

В 1925 году, когда Пат было 13 лет, умерла ее мать. С тех пор наряду со школой она выполняла все обязанности домашней хозяйки: варила, чистила, помогала в поле. А два года спустя стала ухаживать за тяжело заболевшим отцом. Это была невыносимая нагрузка для молодой девушки. "Печальная была жизнь, но я пыталась и другим придавать силы", - вспоминала она позже.

Ее любимым развлечением были книги: "Книги оказали самое большое влияние на всю мою жизнь. Они расширяли мой горизонт. Таким образом я узнала, что на свете есть еще и многое другое, а не только то, что окружает нас".

В 17 лет она потеряла отца, что было большим горем для нее. Даже спустя много лет она признавалась: "Я не люблю вспоминать это время". Она добросовестно вела домашнее хозяйство, одновременно посещала старшие классы школы в Новоке и участвовала в представлениях самодеятельной труппы школы. В 1974 году, когда Глория Стайнем спросила ее о детстве. Пат печально ответила: "У меня было трудное детство. Я совсем не такая, как вы все, у вас все было легче".

Несмотря на такую трудную жизнь, она закончила полную среднюю школу и мечтала о путешествиях, чтобы познакомиться с жизнью в других странах. Так пришло решение учиться дальше. Она работала уборщицей, потом служила в Первом национальном банке в Атизине и параллельно посещала лекции в Филлетоне, в колледже с неполным курсом обучения.

В 1930 году решила попытать счастья в Нью-Йорке, а чтобы сэкономить деньги на поездку, нанялась водителем. С большим багажом, вместе с одной пожилой парой, отправилась Пат в самый крупный город США. Несмотря на тяжелый экономический кризис, Пат быстро нашла работу в больнице, где вначале она была два года секретарем, а потом ассистенткой у рентгенолога и ухаживала за легочными больными. "Ничего не дает человеку такого удовлетворения, как помощь другим", - говорила она. В Нью-Йорке Пат принимала активное участие в общественной жизни, но жила очень скромно, экономя на дальнейшее обучение. Спустя несколько лет у нее уже было достаточно денег, чтобы вернуться в Лос-Анджелес. Она поселилась в квартире братьев, Билла и Тома, и осенью 1934 года начала учиться в университете Южной Калифорнии. Пат была хорошей студенткой и специализировалась по торговому делу, но ей приходилось постоянно работать, чтобы обеспечить себе прожиточный минимум и обучение. Она работала в универмаге, потом телефонисткой, ассистировала зубному врачу, проверяла работы студентов и даже получила несколько ролей статисток в фильмах. Ее самая большая роль в фильме состояла из одного предложения, за нее она получила в Голливуде 25 долларов. Фрэнк Бэкстер, у которого Пат посещала семинар по Шекспиру, вспоминал позже, что она всегда приходила на занятия усталой. "Помню, как я зашел однажды в буфет столовой и увидел Пат. Она стояла за стойкой и выдавала блюда. Час спустя я встретил Пат в библиотеке, там она выдавала книги. Когда вечером я вернулся в университет, она проверяла работы студентов. Но несмотря на такую нагрузку, она была хорошей студенткой".

В 1937 году Пат закончила университет и хотела работать в торговле, но получила предложение работать в школе города Виттер, Калифорния, за 190 долларов в месяц. По тем временам это было чрезвычайно заманчивое предложение. Город был основан в 1887 году как поселение квакеров. Когда Пат приехала туда, он насчитывал 25 000 жителей, и там уже жили не только квакеры.

В средней школе она преподавала географию и машинопись. Впоследствии ее ученики вспоминали о ней как о молоденькой, стройной и привлекательной учительнице с рыжеватыми волосами, которая говорила мягким приятным голосом и предъявляла к ученикам чрезвычайно высокие требования.

Пат быстро вписалась в культурную и общественную жизнь. Молодой адвокат Ричард Никсон услышал о новой "очаровательной" учительнице, которая должна была играть в спектакле Александры Вулькут и Джорджа Кауфмана "Башня тьмы". Чтобы посмотреть на молодую особу, осенью 1938 года он пришел на репетицию любительского театра и даже получил там роль. Это была романтическая роль, и его партнершей была Пат. Позже он вспоминал об этой встрече: "Мне казалось, что я всех знаю в городе, и вдруг у меня перед глазами появилась красивая, энергичная женщина с волосами медного цвета, которую я до сих пор ни разу не видел. Я не мог отвести взгляд от нее". Она околдовала его. Для него это была "любовь с первого взгляда". Ничего нет удивительного в том, что в этот же вечер он сказал ей: "Мне хотелось бы с тобой встретиться". - "Я слишком занята", - ответила она. - "Не говори так, я все равно женюсь на тебе".

Пат не была в восторге от этого разговора. "Я даже не могла себе представить, что кто-либо может говорить об этом так, вдруг", -вспоминала она много лет спустя. Дома она рассказала подруге: "Сегодня я встретила парня, который хочет на мне жениться". Вскоре после той репетиции он сделал ей предложение. Внутренне она еще не была готова к браку, а тем более с человеком, которого почти не знала. Он терпеливо ждал, даже тогда, когда она встречалась с другими мужчинами. Они вместе ходили в кино, ели мороженое, на выходные ездили к морю. Пат любила кататься на коньках, и Никсон хотел научиться, но, неудачно упав на льду, отказался от этой затеи. Они стали чаще ходить на танцы. Он помогал ей проверять работы учеников, дарил цветы, писал любовные письма и стихи собственного сочинения. Иногда она делала вид, что ее нет дома, и он подсовывал письма под дверь. Бывали случаи, когда она посылала девушек, с которыми жила, на свидание, назначенное Никсоном. У него был автомобиль и он возил ее в Лос-Анджелес на свидания к соперникам. Там терпеливо ждал, а вечером отвозил ее домой.

Никсон был вознагражден за выдержку. Пат начала чаще встречаться с ним и все серьезнее стала относиться к его ухаживанию. Однажды она даже сказала знакомым: "Когда-нибудь он будет президентом". Она стала приходить к Никсонам, чтобы помогать его матери.

Осенью 1940 года, спустя два года после их первой встречи, Пат ответила Никсону согласием. В большом букете цветов она получила от него в подарок кольцо на помолвку.

21 июня 1941 года состоялась их свадьба, по ритуалу квакеров. Пат было 28 лет, Ричарду - 27. Пат вспоминала, что "это была красивая свадьба". В свадебное путешествие они поехали на машине в Мехико. Во время выборов 1968 года Никсон с тоской вспоминал об этом путешествии: "Иногда мы ехали всю ночь, чтобы сэкономить на отеле. Казалось, что на 178 долларов мы осмотрели все храмы и церкви в Мехико".

Никсон был адвокатом, и в Калифорнии у него было достаточно доходов, но он не собирался оставаться там навсегда. Пат продолжала работать в школе.

В 1941 году они переехали в Вашингтон, где Никсон получил место в бюро контроля цен. В Оттамуа, штат Айова, Никсон учился и получил звание старшего лейтенанта военно-морского флота, Пат работала в банке. Когда его отправили на юг Тихого океана в район активных военных действий, она переехала в Сан-Франциско и работала там до его возвращения с фронта в 1944 году. В этот период они ежедневно писали друг другу письма.

21 февраля 1946 года Пат родила в Калифорнии первую дочь. Ей дали имя Патриция, но родители называли ее Триция. Вторая дочь, Джулия, появилась на свет 5 июля 1948 года в Вашингтоне. В 1968 году Джулия вышла замуж за Давида Эйзенхауэра, внука президента Эйзенхауэра.

Политическая карьера Никсона началась после войны. Пат не интересовалась политикой, но ничего не имела против решения мужа выбрать себе политическую карьеру, поставив два условия. Во-первых: политика не должна вторгаться в их личную жизнь, чтобы она могла спокойно заниматься воспитанием детей. Во-вторых: муж не будет требовать, чтобы она выступала с политическими речами. Никсон, конечно, принял эти два условия. Излишне даже говорить, что оба условия были невыполнимы.

В 1946 году в 12-м избирательном округе Калифорнии Никсон боролся за место в конгрессе. Пат работала в его избирательном бюро, печатала на машинке тексты, отвечала на письма, распространяла листовки, но было достаточно хорошо видно, что это занятие не доставляет ей никакого удовольствия. Ее улыбка на предвыборных мероприятиях была искусственной, а поведение слишком нервозным. При непосредственных контактах всегда была напряжена. Ей предстояло еще многому научиться.

Хотя Никсон вел необычайно грязную предвыборную борьбу и многие критиковали его за это. Пат всегда поддерживала мужа. Чтобы помочь Никсону отбить атаки противников, она стенографировала их речи. Кроме этого, всегда старалась избавить его от ненужных забот, чтобы он мог сконцентрироваться на самых важных вопросах.

В 1952 году президент Эйзенхауэр предложил кандидатуру Никсона на должность вице-президента. Пат сомневалась, следует ли ее мужу принимать это предложение. Она не знала, сможет ли выдержать еще одни выборы, на этот раз по всей стране, и боялась, что может быть недостаточно внимательна к детям, но в конце концов согласилась. В 1952 году во время съезда республиканской партии в Чикаго она как-то обедала со знакомыми и вдруг услышала по радио сообщение, что ее муж аккламацией избран кандидатом на должность вице-президента. Она поспешила в зал заседаний и успела вместе с мужем и четой Эйзенхауэр подняться на подиум.

Предвыборную кампанию 1952 года Никсон и его жена провели "в одной упряжке", вспоминает Пат. Она встречалась с женщинами, выступала с обращениями, разносила листовки и отвечала на письма. На этот раз они посетили Айл в штате Невада, где сорок лет назад родилась Пат. Несмотря на то, что избиратели города в своем большинстве были демократами, им подготовили теплый прием.

В ходе предвыборной кампании стало известно, что Никсон тайно получил финансовую поддержку от калифорнийских предпринимателей. Он него потребовали снять свою кандидатуру. Никсон уже был готов согласиться, но Пат воспротивилась. "Ты не имеешь права сдаваться, - сказала она. - Если ты сейчас отступишь, Эйзенхауэр проиграет на выборах. Он может сам убрать тебя, если захочет. Но если ты не перейдешь в наступление, если пойдешь на попятный, то будешь уничтожен в политическом отношении. И вся твоя жизнь, жизнь твоей семьи и особенно дочерей превратится в несбыточную мечту".

Он провел консультацию со своими советниками и решил бороться. 23 сентября 1952 года выступил по телевидению с обращением, которое передавали на всю страну. Дрожащим от слез голосом рассказывал, в каких тяжелых материальных условиях живет его семья. У его жены нет даже шубы, как "у жен продажных демократов, она носит обычное республиканское пальто из дешевого материала. Я все время повторяю, что ей все к лицу".

В этом мелодраматическом обращении он оспаривал тот факт, что получал дорогие подарки, разве что его дочурке подарили маленькую собачку.

Пат очень страдала от этой аферы. Когда жена Эйзенхауэра ей сказала, что этот финансовый скандал навредил ее мужу, она возразила: "Ты даже и понятия не имеешь, что мы пережили".

После выборов Никсон сказал, что его супруга "сделает все, чтобы поддержать мою политическую карьеру, но она ненавидит политику и мечтает о том дне, когда закончится политическая глава в моей жизни".

Будучи супругой вице-президента, Пат вела домашнее хозяйство, делала покупки, варила, гладила, воспитывала детей. Всегда старалась быть на втором плане, избегала представителей средств массовой информации и любых высказываний, которые могли поставить в затруднительное положение мужа и администрацию Эйзенхауэра. Никсон гордился ею: "Пат настолько умна, что говорит только то, что нужно, и уклоняется от спорных вопросов". Если репортеры задавали более подробные вопросы, она мило улыбалась и молчала.

Друзья считали Пат прямой, сердечной и веселой женщиной, любящей пошутить. Она могла рассмешить даже вечно серьезного и несколько надутого Никсона, но делала это лишь в узком кругу друзей. Публично она ничего подобного никогда не допускала. Как-то вечером Пат вошла в салон, держа в руках поднос с различными лакомствами и подавая его друзьям, сказала: "Попробуйте! Это вкуснее, чем то, что Дик предлагает избирателям!"

В семейной жизни у них тоже были ссоры, главным образом из-за того, что муж редко бывал дома. "К сожалению, прошли добрые старые времена", - жаловалась Пат друзьям после избрания мужа на должность вице-президента. Если они начинали ссориться, Никсон звонил в Калифорнию матери, чтобы она успокоила его жену. Когда однажды конфликт между ними затянулся, он привез в Вашингтон мать, и она примирила их.

Пат принимала активное участие во всех предвыборных кампаниях мужа. Одевалась она скромно, но элегантно. Большое значение придавала своему внешнему виду и постоянно записывала, где и в каком платье была, чтобы дважды не появиться в одном месте в том же самом костюме.

Ее дочери учились в лучших частных школах, Чапин Финк в Нью-Йорке и Смит-колледж в Вашингтоне. Как супруга вице-президента она посетила 52 страны. К каждой поездке готовилась с особой тщательностью. Часто посещала школы, больницы, детские дома, охотно встречалась с представительницами женских организаций.

В мае 1958 года в поездке по странам Латинской Америки Никсоны были встречены массовыми демонстрациями и митингами протеста. В Каракасе, столице Венесуэлы, Никсона забросали камнями. В этой драматической ситуации Пат сохраняла полное спокойствие. Никсон вынужден был искать защиты в американском посольстве. Позже он писал, что "Пат была самым спокойным членом всей делегации". Один из сотрудников службы безопасности считал, что "она проявила больше мужества, чем некоторые мужчины". Она призналась, что была скорее в ярости, чем в ужасе. "В такой ситуации люди не думают о страхе. Плохо, что это случилось во время поездки, задуманной как тур доброй воли".

В 1960 году Никсон решил выставить свою кандидатуру на президентские выборы. Пат не была в восторге от этой идеи, но поддерживала мужа во время предвыборной кампании. Республиканцы считали Пат главным козырем своего кандидата и особенно подчеркивали ее значение: "Если вы выбираете Никсона, то тем самым выбираете и Первую леди, которая известна не только своей привлекательностью. У нее собственные задачи. Она представляет Америку всему миру. Пат Никсон принадлежит к сплоченной команде мужа. Больше, чем кто-либо другой, она подходит на роль Первой леди". Избирателям раздавали значки с портретом Пат.

Некоторые традиционалисты сомневались, стоит ли Пат принимать такое активное участие в предвыборной борьбе мужа. На это Пат ответила, что своим участием она демонстрирует растущее влияние женщин на политическую жизнь Америки. "Были времена, когда женщины сидели дома, теперь они добровольно начали бороться за те цели, в которые верят", - сказала она.

Пат Никсон сравнивали с Жаклин Кеннеди, и признали, что каждая из них приложила максимум усилий для победы мужа. В 1960 году Кеннеди победил Никсона на выборах, с преимуществом в 118 000 голосов, это была самая незначительная победа в истории Соединенных Штатов. Пат тяжело перенесла поражение мужа на выборах и впервые заплакала у всех на виду.

После неудавшихся выборов Никсон возобновил доходную адвокатскую деятельность.

Высокая прибыль, благодаря которой он мог поднять жизненный уровень семьи, была своего рода компенсацией за поражение на выборах. В Беверли-Хиллз он выстроил себе роскошный особняк с бассейном. Пат думала, что он уже навсегда ушел из политики, как она и мечтала. Когда в 1962 году он решил добиться поста губернатора Калифорнии, то сообщил ей об этом в самую последнюю минуту, за ужином в ресторане. Пат встала из-за стола и вышла в туалет, чтобы выплакаться там. "На этот раз я отстраняюсь от выборов", - решительно заявила ему она.

Никсон взял лист бумаги и начал писать заявление об отказе. "Подожди, - прервала она его. - Делай то, что считаешь правильным". Она положила руку ему на плечо и поцеловала его. Никсон разорвал лист, затем взял новый и написал заявление, в котором официально объявил о своем намерении бороться за пост губернатора Калифорнии.

В этой предвыборной борьбе он называл Пат "тайным оружием", которое оказалось безуспешным. После поражения и на этих выборах стали распространяться слухи, что Пат думает о разводе. С этого времени отношения между супругами испортились окончательно. Когда Пат жила в Белом доме, она якобы призналась врачу, что с начала шестидесятых годов уже больше не спит с мужем.

В 1968 году вначале она была против участия мужа в президентских выборах, но когда увидела, как он стремится к выдвижению своей кандидатуры, обещала ему активно участвовать в предвыборной борьбе. По ее мнению, эта кампания должна была поднять его авторитет и изменить его имидж. Она представляла всем Никсона нежным мужем, заботливым отцом, остроумным человеком, а также ответственным и опытным государственным деятелем.

Один репортер спросил ее однажды, каким образом она помогает мужу, она ответила, что вселяет в него мужество, иногда дает ему советы, особенно если речь идет о мнении женской половины избирателей.

Со слезами на глазах Пат восприняла сообщение о том, что Хьюберт Хамфри, кандидат от демократической партии, потерпел поражение. Это были слезы радости. Дочь Никсона, Джулия, сказала: "Наконец-то отец будет на том месте, где он сможет быть полезным не только нашей стране, но и всему миру".

Когда накануне приведения ее мужа к присяге, в январе 1969 года, ее спросили, поддерживала ли она его в его политической карьере, она честно сказала:

"Нет. Я никогда не хотела, чтобы он был политиком. Я вижу его теперь значительно реже, чем бы мне этого хотелось. Так трудно жить".

После победы на выборах Никсон подарил жене бриллиантовую брошь с жемчужиной и серьги.

Вначале Пат не очень хорошо чувствовала себя в роли Первой леди. Она была скованной и чрезмерно напряженной, но со временем стала свободней и завоевала симпатии многих людей. Постепенно ей начинала нравиться ее работа в Белом доме. Она охотно принимала гостей - отечественных и зарубежных политиков, пожилых людей, сирот и инвалидов, постоянно поддерживала контакт с женскими организациями, на приемах принимала участие в беседах с гостями и проявляла понимание к их проблемам.

Хотя она и избегала публичных выступлений и никогда не давала интервью, пресса считала ее активной Первой леди. С января 1969 по август 1974 года присутствовала на 986 официальных мероприятиях.

В марте 1969 года Пат предприняла длительное путешествие по Соединенным Штатам, убеждая американцев помогать бедным и инвалидам, призывая женщин активнее участвовать в политической и общественной жизни.

Пресса начала писать о "новой миссис Никсон", которая резко отличалась от той робкой, скованной и не очень общительной дамы, известной всем в прошлые годы.

Хотя Никсон при случае тепло отзываться о жене, в Белом доме он плохо относился к ней. Охваченный жаждой власти, он так демонстративно пренебрегал ею, что сотрудники Белого дома сочувствовали ей и часто брали ее под свою защиту.

Когда 9 августа 1974 после скандалов по делу "Уотергейт" Никсон был вынужден покинуть Белый дом, он в прощальной речи упомянул мать и ни единым словом не обмолвился о Пат. Биографы Никсона указывали на то, что публично он никогда не говорил о любви к жене, никогда не брал ее за руку, как это обычно делали другие американские политики в угоду избирателям.

Дочь Никсонов, Джулия, оправдывая их, заявила, что ее родители не любили открыто выражать чувства, в то время как биографы утверждали, что Никсоны стремились создать впечатление идеальной пары, которой они на самом деле не были. Адъютант Никсона, подполковник Джек Бренан, пошутил однажды, что в его обязанности входит научить президента, как надо целовать жену.

Майкл Джон Салливан пишет, что уже давно было заметно безразличное отношение Никсона к жене. "Он подавлял ее, считал ее личной собственностью и требовал от нее безупречного выполнения обязанностей во время предвыборной кампании; она была как дрессированный зверь. Получив высокий пост, он отвел ей роль молчаливой тени. Ее задача состояла в том, чтобы укрепить его пошатнувшееся Я и беспрекословно поддерживать его. Он низвел ее до мебели на сцене. Она должна была постоянно улыбаться и восторженно смотреть на него, когда он в пятидесятый раз произносил одну и ту же речь. Все сочувствовали ей".

Ричард Бергхольц из "Лос-Анджелес Тайм" писал:

"Он все время издевался над ней, разве что только не физически".

В Белом доме Пат потребовала для себя отдельную спальню, заявив при этом: "Я хочу иметь собственную комнату. Никто не сможет спать с Диком в одном помещении. Ночью он просыпается, зажигает свет, пишет что-то или наговаривает на ленту". Во время продолжительных полетов они тоже спали в разных салонах. Когда самолет приземлялся. Пат будили, чтобы она вышла вместе с мужем. Счастливо улыбаясь, оба появлялись у двери самолета.

В Белом доме Никсоны жили в разных крыльях здания, расположенных друг против друга. С супругой он виделся не более одного часа в день, обычно за обедом, они почти не разговаривали. Если за столом не было никого, кроме жены, то официанты торопили персонал кухни с подачей блюд. "К чему такая спешка?" - спросил как-то один из поваров официанта и получил ответ: "Каждая минута длится слишком долго, если за столом молчат".

Сотрудница Пат в Белом доме, Канди Строунд, однажды в разговоре с биографом Пат Лестером Давидом сказала: "Она очень много отдала и взамен получила слишком мало так необходимого женщине: внимания, тепла, общества. Иногда он был так жестоко равнодушен к ней, что я от обиды за нее плакала".

Пат не оказывала никакого влияния на политические решения мужа и не хотела этого. В одном из интервью Никсон сказал, что он иногда говорит с Пат об общественных делах, но никогда не интересуется ее мнением и не спрашивает совета. Сама же она сказала как-то: "Я не имею права давать ему советы. Он сильный человек".

По многим политическим вопросам у них было разное мнение. Никсон был противник абортов, Пат считала, что женщина должна иметь право сама решать этот вопрос. Пат высказывалась и за право женщин работать в Верховном суде, ее муж и слышать не хотел об этом.

Супруга Никсона получала около 1 000 писем в неделю, стараясь читать каждое письмо и отвечать на него. Это отнимало у нее 4-5 часов ежедневно, и все равно она не успевала. Один из журналистов спросил ее, зачем она тратит на письма так много времени, она ответила: "Если ответ из Белого дома получат в маленьком городке, то письмо будут показывать соседям, оно появится и в местной прессе. Это будет большим событием в жизни человека".

12 июня 1971 года в розовом саду Белого дома состоялась свадьба дочери Никсона, Триции, с Эдвардом Коксом. На приеме в день свадьбы Пат танцевала с Ричардом Никсоном, что казалось невероятным событием. Когда Пат положила руку на плечо мужа, раздались аплодисменты. Позже Никсон объяснил, что родители были квакерами и не одобряли танцы. На вопрос, будет ли он танцевать и на последующих приемах в Белом доме, последовал решительный ответ: "Конечно, нет".

Пат уделяла большое внимание интерьеру Белого дома. Некоторые считали, что она хотела убрать все, что напоминало о Жаклин Кеннеди. Было куплено около 500 новых картин и антикварная мебель. В феврале 1972 года Жаклин Кеннеди впервые после смерти мужа посетила Белый дом и похвалила Пат за ее старание в обновлении обстановки.

Как супруга президента Пат часто ездила за границу, она проделала путь в 200 000 км. Во время войны с Вьетнамом была в Южном Вьетнаме. Кроме Элеоноры Рузвельт, только Пат Никсон побывала в районе военных действий. В 1972 году сопровождала мужа в поездке в Китай.

Андрей Громыко, много лет работавший в Вашингтоне, сказал однажды: "Я знал многих жен президентов, но Пат Никсон была среди них самой приятной".

Пат очень переживала, когда возникло дело "Уотергейт". Вначале она считала, что вторжение в главную квартиру демократической партии, в высотный дом Уотергейта, и установка там подслушивающих устройств является искусственно раздутым делом. Никсона подозревали в том, что он спровоцировал эту акцию. Впервые в истории конгресс возбудил судебный процесс о соответствии должности, очевидным исходом которого была отставка Никсона. Позже ей казалось, что демократы хотели погубить политическую карьеру мужа. Тогда появились слухи, что Пат начала пить. Когда в палате представителей было сформулировано обвинение против Никсона, она сказала журналистке Элен Томес: "Вы знаете, как я верю моему мужу и как я его люблю".

Дочери Никсона, Джулия и Триция, убеждали отца не сдаваться и бороться до конца, так же думала и Пат. Джулия писала: "Что касается дела "Уотергейт", то моя мать больше всего сожалеет о том, что отец не последовал ее совету в отношении магнитофонных записей, пока они не были обнаружены. Мать настаивала на уничтожении этих лент". Никсон вспоминал: "Мой уход был для жены намного тяжелее, чем для меня, она считала, что я не должен был отступать. Я до сих пор не перестаю ей удивляться, она 48 часов без сна наблюдала, как упаковывали наши вещи перед отъездом из Вашингтона в Сан-Клементо".

9 августа 1974 года Никсон с семьей покинули Белый дом. Пат была настолько подавлена, что даже не попрощалась с персоналом, а когда Никсон прощался с сотрудниками, она молча стояла рядом с ним и с трудом сдерживала слезы.

Позже она поделилась с Джулией: "Ничего никогда меня так не удручало, как дело "Уотергейт". В этой афере Пат во всем обвинила ближайшего сотрудника Никсона, Роберта Холдемана. В Сан-Клементо Пат полностью ушла в себя, отклоняла все интервью. Не поддерживала никаких контактов даже с близкими друзьями.

В отличие от прошлых лет, когда Никсон не уделял жене никакого внимания, после дела "Уотергейт" он почувствовал потребность в ее обществе, в беседах с ней. "Не знаю, как оценит меня история, но точно знаю, что Пат всегда будут считать удивительной женщиной". Пат, согласно опросу мнений, даже после скандального дела была самой уважаемой женщиной Америки.

В октябре 1975 года Никсон лежал в больнице, и Пат не отходила от него. Он писал: "Моя опасная для жизни болезнь легла тягчайшим грузом на плечи Пат, Я был физически и психически конченным человеком, но она выдержала меня".

8 июня 1976 года Пат разбил паралич, вся левая половина тела была парализована. Ей было трудно говорить, но благодаря ежедневным систематическим упражнениям она постепенно начала передвигаться.

Она много читала, прежде всего исторические и биографические книги, ухаживала за своим любимым садом и слушала музыку. Ее видели с мужем в плавательном бассейне, но она по-прежнему избегала журналистов и активной общественной деятельности, объясняя это состоянием здоровья.

В феврале 1980 года Никсоны переехали из Калифорнии в Нью-Йорк, чтобы быть ближе к внукам. В октябре 1981 года они обосновались в Сэдл-Ривер у Нью-Джерси, недалеко от Нью-Йорка.

Осенью 1983 года у нее произошел второй приступ, на тот раз менее опасный. В 1984 году она отказалась от предоставленной ей личной охраны, придерживаясь мнения, что ее незначительные контакты с внешним миром не оправдывают того, чтобы за счет налогоплательщиков держать около себя телохранителя круглые сутки. Через год Никсон поступил так же. Сэкономленная сумма составила три миллиона долларов в год.

22 июня 1993 года Пат Никсон умерла в возрасте 81 года в резиденции Никсонов в Парк-Ридж, Нью-Джерси. Причиной смерти был рак легких. За несколько лет до смерти она написала себе эпитафию:

"Хотелось бы, чтобы в памяти людей я осталась как супруга президента".


Источник: "Первые леди Америки"