Регина Кайзер Уве Карлштедт и

, история любви

( .... )
Германия
В Германии анонсирована как сенсация сезона книга с простым названием "Я тебя люблю", ее цена 19.90 евро. У книги два автора - бывший следователь IX Главного отдела Министерства госбезопасности ГДР ("штази") Уве Карлштедт и бывшая диссидентка Регина Кайзер, арестованная в июле 1981-го. Он вел тогда ее дело, и в итоге по приговору суда Кайзер за "антигосударственную, шпионскую деятельность" отсидела два с половиной года. Что не помешало ей полюбить молодого человека в погонах и донести чувство до наших дней. Об этом необычном романе и рассказывает книга.  

Автор: Георгий Степанов

Сайт: Известия

Статья: ЛЮБОВЬ И "ШТАЗИ"



Скоро свадьба Уве и Регины, которая сейчас работает бухгалтером. Он ее тоже любит, и всегда любил, только скрывал это. Тяжелая борьба с самим собой в коридорах Staatssicherheit ("штази", госбезопасность) дает о себе знать и сегодня: у 48-летнего Карлштедта потухший взгляд, седая голова, глубокие морщины. Его 53-летняя невеста, напротив, свежа - глаза блестят, копна каштановых волос отливает золотом.

В начале 80-х Регина была активисткой одного из запрещенных в Восточной Германии демократических движений. Амбициозный, дотошный офицер Карлштедт допрашивал ее после ареста три месяца, иногда по 8-12 часов в сутки. Всю нужную суду информацию, которой с лихвой хватило для обвинительного вердикта, он у нее выведал. Кайзер оказалась в женской тюрьме в районе Рудных гор. Там узница задавалась вопросом: "Как же он допустил, чтобы я попала в этот ад? Наплевал на справедливость?" Ответ прост: 26-летний следователь, "солдат" хонеккеровского режима, выполнял приказ. И рисковать карьерой не решился.

"Это была любовь с первого взгляда, - говорит сейчас Регина. - Когда он в первый раз вошел в комнату для допросов, я ощутила какое-то опустошение и сказала себе: этот человек не может быть моим врагом". "Она меня сразу пленила, - признается Уве. - Но место для любви было абсолютно неподходящее. Это примерно то же, что сойтись на Марсе".

Когда пришла пора расстаться, он дрогнул, признался ей в своих глубоко законспирированных чувствах. В комнате № 770 гигантского здания штаб-квартиры "штази" в центре Восточного Берлина они на мгновение впились друг другу в губы. Этот их единственный, столь экзотичный, столь скоротечный поцелуй стал концом "следственного романа": Регина отсидела срок и была под конвоем депортирована в Западный Берлин, а Уве дослужился до чина майора и проработал в министерстве до самого упразднения ГДР. Работал, но не забывал о Регине и терзался.

В 1997 году бывшей арестантке удалось получить доступ к агентурной картотеке "штази" (в комплексе МГБ на Норманненштрассе в берлинском районе Лихтенберг), точнее, ее части, поскольку в начале 90-х многие документы либо бесследно пропали, либо сгорели, либо были выкуплены ЦРУ за шестизначную сумму. В этом досье в графе "Источник" Регина нашла регистрационные номера и подлинные фамилии сотрудников МГБ, а в графе "Текст" - краткое резюме. Числился там и Уве Карлштедт, чей домашний телефон отыскался затем легко.

"Я хотела знать природу моей любви к нему, - объясняет Кайзер. - Может, то была некая манипуляция, психическое воздействие с его стороны. Чтобы разбить мою защитную оболочку и выудить из меня все, что ему нужно. Я хотела сойтись с ним на равных, а не как обвиняемая со следователем".

Уве сразу узнал ее голос в телефонной трубке. Подумал: "Слава богу, она не забыла меня". Карлштедт к тому моменту был давно женат, Кайзер - замужем, но оба быстро развелись и уже больше пяти лет живут вместе. А теперь вот намерены обменяться обручальными кольцами. Случай исключительный, невероятный, поскольку понятия "крепкая семья" и "штази" кажутся несовместимыми. Так, Регина - опять же из архивов МГБ - выяснила, что отец, мать и сестра годами доносили на нее в "штази". Такого рода "семейный стукаческий подряд" в коммунистической Германии был широко распространен.

Только внутри ГДР у "штази", второй по значимости после КГБ спецслужбы "социалистического лагеря", было свыше 90 тысяч штатных сотрудников и 170 тысяч добровольных осведомителей. Ее численность в 15 раз превышала численность гитлеровского гестапо, в ее штаб-квартире имелись досье на несколько миллионов человек, полки ее сверхсекретного архива тянулись в длину на 180 километров. Ее "длинные руки" дотягивались до беглецов-диссидентов даже за океаном, ее спецкурсы прошли 2 тысячи человек из 15 стран мира, в том числе боевики из Анголы, Никарагуа, Занзибара, Йемена, исламисты, объявившие войну Израилю. Один из документов свидетельствует, например, о том, что в 1983 году Организация освобождения Палестины Ясира Арафата приобрела при посредничестве "штази" боеприпасов к автоматам советского производства АК-47 на сумму 1 877 600 долларов.

Эта циклопическая мельница перемалывала в муку всех, кто оказывался между ее жерновов. Но есть, как выясняется, исключения - Уве Карлштедт и Регина Кайзер, их удивительная (хотя и несколько отдающая садомазохизмом) история.