Nikonenko Sergey

( 16 апреля 1941 года ) О чем спрашивать народного артиста России? Естественно, о ролях, работе в кино, театре, о творческих планах. Но у Сергея Никоненко, кажется, даже его Колобок из всенародно любимого телесериала "Каменская" отошел сейчас на второй план....  

Автор: Георгий Александров

Статья: Сергей Никоненко себя не узнал

Сайт: Все каналы ТВ



Сергей Никоненко себя не узнал

О чем спрашивать народного артиста России? Естественно, о ролях, работе в кино, театре, о творческих планах. Но у Сергея Никоненко, кажется, даже его Колобок из всенародно любимого телесериала "Каменская" отошел сейчас на второй план. Местом для беседы артист выбрал... музей, который сам и создал в память о Сергее Есенине. Здесь Никоненко работает и хранителем, и гидом, увлеченно рассказывая посетителям о судьбе своего знаменитого тезки.

- Сергей Петрович, когда же вы так "прониклись" к поэту?

- Еще в молодости - после главной роли в фильме Геннадия Шпаликова и Сергея Урусевского "Пой песню, поэт". С тех пор Есенин вошел в мою жизнь. Тогда и возникла идея создания его музея, ведь в Москве такого не было. Долго не мог найти адрес дома, связанного с жизнью поэта. Я знал, что это где-то в районе арбатских переулков. Перерыл в местных ЖЭКах груды старых домовых книг и нашел-таки - Сивцев Вражек, 44/14. Ба! Да ведь в этом доме я родился и живу до сих пор - мистика какая-то: Причем в его двор выходит черный ход еще одного здания, где родился и жил Андрей Белый. Рядом - Арбат, 53 - дом Пушкина. В соседнем доме останавливался Александр Блок, приезжая в Москву. Просто фантастика: окна домов, связанных с именами трех поэтов, выходили в один двор - тот же, где находится теперь наш музей. Надо сказать, что сам Есенин в этой квартире не жил - он был прописан в селе Константиново. Ни в Москве, ни в Петербурге постоянного дома не имел - останавливался в гостиницах, а вещи оставлял у знакомых и друзей.

- А что было в этом помещении до музея?

- Когда я сюда пришел в первый раз, тут жили бомжи, ведь квартира на первом этаже. Царила полнейшая разруха и беспорядок. Ремонт закончился только в феврале 1996 года. С того времени мне удалось немало сделать: и экспонаты собрать, и многих людей заинтересовать, и наладить контакты с есенинским центром в Константиново. У нас стоит мебель из домов людей, близких Есенину. Есть диван, на котором он сидел, а, может быть, даже лежал: Сейчас я охочусь за одной редкой кинопленкой. Говорят, когда Есенин с Айседорой Дункан приезжали в Америку, тамошние репортеры сумели их заснять. Как было бы хорошо показать сейчас людям живого поэта.

- Сколько стоит билет в ваш музей?

- Экскурсии у нас бесплатные, только надо заранее записаться по телефону 244-03-44. Если кто сможет принести какую-нибудь интересную вещь для экспозиции, буду очень благодарен.

- Говорят, на родине поэта вы помогли восстановить колокольню.

- В селе Константиново церковь Казанской иконы Божьей матери, построенную еще в 18-м веке, в 50-е годы один местный мужик оставил без колокольни: все лето выбивал из нее бесплатный кирпич для строительства своего свинарника. У меня возникла мысль вернуть храму первозданный вид. Колокольня же эта была известна еще и тем, что дед Есенина посылал маленького Сережу в пургу, в метель звонить благовест - церковь находилась как раз напротив их дома. А к тому времени, когда решили начать восстановление колокольни, от нее остался практически один вход.

Сейчас строительство уже завершено, колокольня стоит, как при Есенине. Жаль только, без колоколов. Теперь ищу добрых людей, может, кто откликнется и даст на них денег - сами мы этого не потянем.

- А желания снять документальный фильм о жизни поэта у вас не возникало?

- Сколько ни бились над сценариями о Есенине, все получается как-то однобоко. Есенин остается живым только в своей поэзии. Художественный фильм мне видится в каком-то одном ярком эпизоде жизни поэта. Вот документальный фильм можно было бы сделать - он был бы сейчас не менее интересен.

- У вас много ролей в кинофильмах, играете в нескольких спектаклях, снимаетесь в телесериалах. Как вы все успеваете?

- Сейчас меня буквально завалили предложениями. В прошлом году десять фильмов предлагали! Даже в порно звали сниматься. Я сказал: "Нет, ребята, тут вы ошиблись!" В спектакле "Нина", правда, раздеваюсь, но там - другое дело, это искусство.

- Вам ближе комедийные или трагические роли?

- Люблю комедии, такие как "Елки-палки" по рассказам Шукшина. Я вообще человек веселый: похохмить, анекдоты рассказать - хлебом не корми: Что может быть приятнее, чем дарить смех и хорошее настроение людям? В жизни и так много трагического.

- Одна из ваших "культовых" театральных работ - Чапаев в спектакле по роману Пелевина. Некоторые критики поругивают постановку. Не обидно?

- У меня Чапаев не фурмановский, не бабочкинский. Я больше ориентировался на фольклор. Мне даже анекдоты про Василия Ивановича помогают в создании образа. Я долго спорил с режиссером, говорившим, что роман романом, а мы будем думать о зрителе, который не должен чувствовать себя дураком. Сначала сценарий был в триста страниц, спектакль получался аж на шесть часов. Сейчас, слава Богу, мы укладываемся в три. Что же до критики: "Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца:" - сказал Пушкин, и мне его авторитета достаточно. Я в этом спектакле работаю с удовольствием - ощущаю взаимную симпатию со зрителями. Одно неприятно: больно сейчас билеты в театры дорогие - сначала чуть ли не по сто баксов были. Я бы сам не пошел:

- А другие спектакли?

- "Все проходит" - постановка, где я играю с Александром Абдуловым и Ириной Алферовой, шла при полном аншлаге. В спектакле есть момент азарта, творчества, и зал не остается равнодушным. Для меня праздник играть с Сашей: там так все выстроено, что я не очень затрачиваюсь - он и Ирина много берут на себя, настолько хорошо разогревают зрителя, что реакция - обвал смеха - начинается сразу после моего появления - с первой фразы. В кино же я сыграл уже 135 ролей - так что на театр времени почти не оставалось. Сейчас жалею очень. А вообще, кого я только не переиграл... Теперь меня частенько полковником кличут - Колобка, видимо, вспоминают. После таких нашумевших фильмов как "Шестой", "Инспектор ГАИ", "Трын-трава" меня и гаишники, и продавцы узнают.

- Приятно?

- Конечно. Хотя я звездной болезнью не страдаю. Смешно другое: сам себя перестал узнавать. Прихожу как-то после спектакля домой, попил чайку, завалился на диван, включаю телевизор - и вижу себя. Точно понимаю - я. Но где, когда снимался? Как жернова в голове заскрипели: "Как же это? С ума, что ли, схожу?" Потом на экране Санаев появился, а я никак не пойму, сон это или явь - даже за ухо себя дернул. Потом возник Толя Солоницын в парике, а фильм - абсолютно незнакомый. Только потом понял - это картина "Там, за горизонтом", 1974-й год. Тогда так получилось, что, отснявшись в ней, я сразу уехал и никогда фильма не видел. Позабыл, конечно, много лет прошло. Такая вот звездная болезнь...