Nikolaev

Летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза геперал-майор авиации Андриян Григорьевич Николаев. Родился в 1929 году в деревне Шоршелы Чувашской АССР. Член КПСС. Совершил два полета в космос:первый - в 1962 году, второй - в 1970 году.  

Летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации... Первый старт Андрияна Николаева, на "Востоке-3", состоялся в августе 1962 года, второй, на "Союзе-9", - в июне 1970-го. Первый раз он пробыл в космосе четверо суток, второй - восемнадцать...

Сначала мы не знали его имени. Знали только, что он дублер Германа Титова. Потом его стали называть космонавтом-3. Тогда, в 1961 году, эта "таинственная" личность неизменно присутствовала в рассказах Юрия Гагарина и Германа Титова. В своей книге "Семнадцать космических зорь" Титов писал:

"Одна из черт, совершенно необходимых космонавту, - хладнокровие и спокойствие в любых возможных ситуациях сложного космического полета".

...Он был уже опытным летчиком, когда во время тренировочного полета совершил вынужденную посадку на реактивном истребителе. Как говорят летчики, "сел на пузо" вне аэродрома. Остался жив и невредим. И машину спас. Редкий случай...

Даже в очень трудные минуты он не терял самообладания, анализировал, заставлял себя взвесить все "за" и "против", прежде чем что-то сделать, решить.

В кабине не новичок. Андриян Николаев не задержался на первой служебной ступеньке. После года пребывания в части стал старшим летчиком, потом адъютантом эскадрильи.

На старт он вышел в августе 1962 года и первым из землян пробыл четверо суток в космосе. И все эти долгие сутки с орбиты звучал его неторопливый, спокойный голос:

- "Заря", я-"Сокол". Полет проходит нормально. А мать не отходила от радиоприемника, не смыкала глаз. После ночи она ждала утра, после утра - ночи.

Тот августовский старт положил начало групповым многосуточным космическим полетам. Вслед за "Востоком-3" па орбиту вышел "Восток-4".

За годы, прошедшие после полета "Востока-3", в жизни космонавта произошло немало событий. Он окончил Военно-воздушную академию имени Н. Е. Жуковского. Был избран депутатом Верховного Совета Российской Федерации. Много поездил по свету, рассказывая людям о космосе, о полетах советских космонавтов, о своей Родине, о советских людях - великих тружениках-созидателях. Он побывал в Болгарии и Венгрии, Югославии и Франции, Монголии и Индии, Индонезии и Бирме, Непале и Цейлоне, Алжире и Японии, Гвинее и Бразилии. Слава и популярность не изменили его. Все такой же спокойный и скромный, добрый и чуткий человек, уверенный в себе, в своих силах, в своих знаниях.

Его работоспособности и упорству могут позавидовать многие. Он не уходил с тренажера, пока не чувствовал, что на сегодня он сделал все, что мог, что эта часть программы разобрана и усвоена, что он выложился полностью. Он сразу понял, что в делах космических нет главного и второстепенного. Любое упущение может дорого стоить. Свое пребывание в Звездном он как-то назвал мужской работой.

На вопрос, что он имеет под этим в виду, он ответил:

- Постоянное, неослабевающее преодоление сопротивления. Как в схватке...

Новый полет - новая ступенька в большой космос. Было много всяких "почему" и "как". Например, было известно, что человек довольно быстро приспосабливается (адаптируется) к условиям невесомости. Возникающие вначале "иллюзии положения" и неприятные ощущения при резких движениях скоро пропадают, работа органов кровообращения и газообмен приходят в норму, но в длительном полете может появиться вялость движений, пониженная реакция, могут накапливаться раздражения вестибулярного аппарата, а с ними и симптомы морской болезни. Прояснить картину должен был новый испытательный полет.

"Союз-9" стартовал 1 июня 1970 года. До этого полета максимальная продолжительность пребывания человека в космосе составляла от 5 ("Восток", "Союз") до 14 суток ("Джемини-7"). Аидрияну Николаеву и Виталию Севастьянову предстояло пробыть на орбите 18 суток. И при этом выполнить большую программу работ, которая включала как медико-биологические исследования, так и испытания бортовых систем, отработку ручного управления, проведение научных наблюдений и экспериментов.

К этому полету готовились дольше, чем к предыдущим. Времени было достаточно. Андрияну даже казалось, что слишком много. ("Мы ведь не железные люди, и нам тоже в какой-то мере присуще нетерпение".) Порой не хватало выдержки, и он спрашивал себя и других: "Когда же полетим?" Врачи проводили бесконечные обследования и специальные работы. Но проверки проверками, а основной экзаменатор - сам космический полет.

Сутки... третьи... пятые... "Союз-9" вел счет виткам па орбите. Позади небольшие перегрузки и вибрации старта. Впереди, кажется, нет ничего, кроме невесомого тела, невесомых предметов, черноты космоса и чрезмерно яркого Солнца.

Когда прошли 14-суточный рубеж, настроение поднялось. Но он не расхолаживал себя, не позволял расслабиться и товарищу. Еще до старта он "зарядил" себя на все 18 суток, на решительное и трудное испытание воли. Самовнушение, как сказал он сам, - это величайший аккумулятор душевного равновесия.

День начинался с физических упражнений. Потом завтрак, уборка помещения, фотографирование атмосферных образований, исследования физических характеристик явлений и процессов в космосе, испытания системы ориентации... И все это в невесомости.

Всему приходит конец. Кончился и 18-суточный полет. Включилось тормозное устройство, и начался спуск.

Земля...

Они успели уже чуть отвыкнуть от нее, от ее тепла, терпких запахов, от ее твердости и яркости красок... От напряжения дрожали руки, кружилась голова, было тяжело дышать. Казалось, все окружающее вдруг замедлило бег. Но часы уже отсчитывали земное время. Задание было выполнено.

"...Полученные в ходе исследований ценные медико-биологические данные о влиянии на организм и работоспособность человека факторов многодневного космического полета, длительная и всесторонняя проверка технических систем корабля и наземных средств обеспечения, осуществление широкой программы научных и народнохозяйственных исследований и наблюдений дают необходимый практических"! материал, который будет положен в основу будущих космических полетов, приближают время создания постоянно действующих орбитальных станций..."

Это строки из приветствия Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР тем, кто участвовал в подготовке и осуществлении рейса "Союза-9".

Родина наградила Андрияна Николаева второй Золотой Звездой. Ему присвоено генеральское звание. Он назначен на новую должность. Ныне Андриян Григорьевич Николаев - заместитель начальника Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина. А что же изменилось в нем самом? Прибавилось морщинок, да седины стало больше. Но те же вдумчивые, спокойные и на редкость молодые глаза. Чуть сдержаннее, размереннее стали движения. Но та же легкость, та же стремительность в походке.

Да, он оптимист. Не потому, что оптимизм, как говорят, прямо пропорционален числу удач в жизни человека. Просто он не только хочет, но и умеет быть оптимистом. Такой характер. Ну а книгу он все-таки написал. Хорошую книгу. Назвал ее "Космос - дорога без конца".

И в этом названии тоже его характер.


Источник: Советские космонавты