Natasha_&_Evgeniy

( .... )
Россия
«Я БОЛЬНА и очень одинока. Диагноз — церебральный паралич. Мои «ноги» — инвалидная коляска. Вряд ли я когда-нибудь буду, как все, полноценной…» — написала 14-летняя Наташа Искакова в журнал «Пионер» в 1985 году. Рядом с этим текстом были опубликованы ее пронзительные стихи. Со всего Советского Союза стали приходить ответы, среди которых оказалось и письмо… от будущего мужа.  

Автор: Ольга Рябинина

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Любовь, прикованная к креслу



ЕВГЕНИЮ, когда он наткнулся в журнале на письмо Наташи, было 15 лет. Симпатичный, высокий, темноволосый, с веселым характером — от девчонок не было отбоя. Но он почему-то крутить любовь ни с кем не торопился. Много читал и, как многие подростки того времени, любил пионерские журналы. Все хотел написать в один из них, но откладывал. И вдруг — эта ленинградская девочка с обжигающим душу посланием. Он почувствовал тогда, что она ему какая-то… родная. На страницы своего письма к Наташе Женя выплеснул все нахлынувшие эмоции: предлагал дружбу, помощь, рассказал о себе и своей жизни все, до последней мелочи… Отправил конверт и стал ждать ответа, пока еще не понимая, зачем ему это нужно.

Один шанс из тысяч

…СОЛНЕЧНЫЙ свет заливал письменный стол, над которым склонилась Наташа, читая письмо Жени Байна из Казани. То ли от слепящих полуденных лучей, то ли от добрых слов пишущего ей парня из глаз текли слезы. Что-то в его письме было особенно нежное и отличное от других.

Она ответила не сразу. А потом — как прорвало: переписывались взахлеб четыре года. Но эпистолярный флирт еще не был романом. Параллельно Наташа общалась с некоторыми из тех тысяч ребят, чьи письма мешками приходили после ее публикации в «Пионере». Многие, не зная точного адреса, писали просто: «Ленинград. Наташе Искаковой». Вера Николаевна, мама Наташи, вспоминает: «По письмам можно было проследить, где какое у детей образование, каков менталитет. Например, с Кавказа писали: «Наташа, пиши только мне, больше никому!» Самые грамотные дети были на Дальнем Востоке и в Сибири. Чудесные, душевные письма. Запомнила одно, от мальчика: «Наташенька, когда я вырасту, пойду учиться в медицинский вуз и обязательно тебя вылечу». Писали даже из-за границы.

Тем временем Женя успел отслужить в армии. Писал часто. Юморил, рисовал комиксы, сочинял стихи, чтобы хоть как-то подбодрить подругу. А как только демобилизовался, сразу же рванул с родителями в Ленинград. И зачастил…

Никто на земле еще не разобрался в механизме, который запускает чувство под названием «любовь». Тем более загадочны истории, в которых один из влюбленных не такой, как все. Наверное, счастье Наташи в том, что она не помнит себя в младенчестве, когда еще нормально ползала по полу, прежде чем с ней случилась беда. Для нее, как и для подобных ей, то физическое состояние, в котором она находится, — естественно, как бы ужасно это ни звучало.

Женю, наверное, многие не поняли, когда он связал свою судьбу с Натальей. Да и ее родители долго сопротивлялись, когда он пришел к ним просить руки их дочери. Несложно понять, почему Вера Николаевна долго не верила молодому, полному сил и здоровья 23-летнему парню. Она даже попросила священника отговорить «Ромео и Джульетту» от свадьбы. Но батюшка после встречи с ними сказал: «С Женей я поговорил как с мужчиной. Он сознательно идет на этот шаг. Возражать против этого союза я не вправе. Буду их венчать». Услышав это, Вера Николаевна разрыдалась. Перед ее глазами тогда пронеслось все, через что им с дочерью пришлось пройти.

Испытания

…НАТАША родилась на месяц раньше положенного срока и по всем показателям была вполне нормальным ребенком. В течение трех месяцев она хорошо себя чувствовала, активно набирала вес, но однажды начала капризничать. Доктор направила их с мамой в отделение пульмонологии. Там тело Наташи внезапно пожелтело, состояние стало ухудшаться с каждым часом. Она задыхалась, закидывала голову. Сильно похудела, стали пропадать слух, зрение. Три раза из ее позвоночника брали пункцию. Завотделением шепнула «по секрету» бабушке Наташи, что по всем признакам внучка жить не будет.

Домой Наташу принесли едва живую. Ее организм отказывался переваривать пищу. Вера Николаевна несколько недель кормила ее жидкой рисовой похлебкой и конским щавелем. Когда дочь пошла на поправку, родителям уже с трудом верилось в то, что она действительно выживет. Но постепенно в течение полугода Наташа стала видеть и слышать. Только движения тела стали словно «размытыми», она еле стояла. Чуть позже ей поставили диагноз: «ДЦП. Лечению подлежит с четырех лет».

В три с половиной года Наташу обследовала знаменитая Наталья Бехтерева и сказала: «Девочка абсолютно нормальная, эмоциональная, а то, что двигательный аппарат нарушен, — уже не важно». После этого прошло шесть лет. Наташа передвигалась с трудом, точнее, с помощью Веры Николаевны. И тут кто-то из медиков увидел, что у девочки «уходит» в сторону левое бедро. В питерском институте ортопедии ей сделали операцию и прямо в гипсе отправили домой — предполагалось, на шесть — восемь недель. Но в итоге из-за нехватки больничных мест в таком состоянии она провела 13 недель. Тело превратилось в «скелет», обтянутый кожей, — так девочка похудела: в свои 10 лет Наташа весила килограммов 11. После снятия гипса вдруг выяснилось, что у девочки врожденный вывих бедра. Провели череду исправляющих операций — безрезультатно. Тогда решили пойти радикальным путем. К бедру прикрепили лавсановые нити, затем «прошили» ими вдоль позвоночника мышечную ткань, провели через позвонок и зацепили за правую лопатку, просверлив в ней дырку.

Через год после этой сложной операции Наташу должны были вызвать на консультацию. Но прошло шесть лет. Тело развивалось, а нити натягивались. У Натальи жутко болела спина. В институте специалисты схватились за голову, понимая, что случилось непоправимое. Самое большее, что теперь они могли сделать, — надсечь стянувшиеся нити, которые за это время намертво «срослись» с мышечным волокном, капиллярами. С того момента Наташа и говорить стала хуже, еще сильнее нарушилась координация движений…

Это было в 87-м году, Наташе исполнилось 16 лет. Она уже переписывалась с Женей, и у него сердце разрывалось, когда он читал о ее мучениях. Тогда парень и поклялся, что никогда не бросит эту девушку.

«Вместе навсегда»

СВАДЬБУ сыграли по всем правилам. Вера Николаевна связала дочери красивую пелерину. Наташа и Женя сразу же хотели зачать ребенка, но у них пять лет ничего не получалось. И когда уже перестали ждать, чудо произошло! Беременность проходила без проблем, не считая того, что на последних месяцах Наталья задыхалась, кашляла. Лежать было невозможно, они с Женей спали сидя, голова к голове. Наташа родила путем кесарева сечения прекрасную девочку, имя которой придумали заранее — Анна. В честь Анны Герман, любимой певицы Наташи.

После родов из-за общего наркоза состояние Наташи было критическим. Когда ей впервые принесли дочку, она сказала маме: «Если я сейчас умру, Анюта меня не запомнит…» Но все обошлось. Каждое новое движение девочки счастливые родители записывали в специальный блокнот. Сейчас ей 5 лет. Она — любимица семьи.

Наташа не хотела «сидеть на шее» у мужа — подрабатывала, делала переводы с немецкого для одного из местных театров. Раньше она училась на дому, учителя от ее способностей были в восторге. Но со временем найти работу ей стало труднее — машинописные тексты не принимают, а купить компьютер семья не может. Женя работает слесарем на питерском заводе, получает небольшую зарплату.

Эта необычная, но счастливая пара вместе уже 11 лет. По возможности они путешествуют по России, любят гулять по Петербургу, не пропускают ни одного городского мероприятия, много фотографируются. И никогда не расстаются. Говорят: «Мы не сможем друг без друга».

Кто видел людей, больных ДЦП, знает, как непередаваемо больно находиться с ними рядом. Сразу хочется перевернуть мир, чтобы чем-то им помочь. Если честно, я растерялась, когда увидела Наташу, сидящую в своей коляске и перетянутую специальным ремнем — чтобы не упала. Женя полюбил ее такой… И, кажется, теперь я знаю почему.