Расторгуев Николай

, лидер группы "Любэ".

( .... ) Колоритный образ рубахи-парня в галифе с разухабистыми песнями запомнился с момента появления. В эпоху, когда эстраду атаковали слащавые мальчики а-ля 'Ласковый май', крепкие мужики из 'Любэ', словно зашедшие на эстраду с городских окраин, сразу полюбились публике. Причем завоевали обширную аудиторию - от малолетних девочек до воинов, прошедших Афган и Чечню.  

Автор: Татьяна Пономарева

Статья: Николай Расторгуев: комбат российской эстрады

Сайт: "Аргументы и Факты"



Кто-то ностальгировал под их напевы о московских улочках, а кто-то 'изучал' историю по песне 'Не валяй дурака, Америка' и получал пары в школе, утверждая, что Аляску продала Екатерина, 'та, что была не права', хотя эта 'заслуга' принадлежит Александру II. Ну а на 'Атасе' с 'Комбатом' все поколения радостно подпевали батяне Расторгуеву. Здоровый патриотизм без елейной патетики мало кого оставил равнодушным, наверное, поэтому на протяжении почти 15 лет у 'Любэ' есть свой постоянный слушатель.

- В ваших песнях много патриотизма, сейчас же многие смотрят и ориентируются на Запад. Не собираетесь менять свой стиль и имидж?

- Нет, я патриот. Даже если представить ситуацию, что окажусь за границей, то я понятия не имею, что там буду делать. У нас совершенно другой менталитет. Какими бы образованными мы ни были, все равно будем изгоями на Западе. Вообще, об этом не имеет смысла много говорить. Надо просто чувствовать свой народ, землю, иметь собственное достоинство... Я не люблю излишней патетики, но у нас есть песни, которые предельно искренне исполнены. Не потому, что я очень старался это сделать, а просто это глубоко сидит внутри меня.

- Настолько, что вы поучаствовали в рекламе отечественных сигарет, а сами-то курите 'буржуйские'...

- Надо поддерживать отечественного производителя, как говорится. Было дело, мы работали с табачной фабрикой, выпускающей 'Петра I', и я рекламировал этот товар. Но я вовсе не должен до конца жизни курить именно 'Петра'. А что касается личных пристрастий, то я курю только сигареты, купленные за границей и в аэропортовских магазинах. В молодости я до конца жизни накурился трехкопеечной гадости и сегодня могу побаловать себя дорогими сигаретами, раз уж не хватает силы воли бросить.

- Коли речь зашла о пороках... Какими еще обладаете?

- Ничем 'криминальным'. Люблю бильярд, посидеть в дружеской компании, кино хорошее люблю.

- О кино я хотела поговорить отдельно. В детстве вы мечтали быть киноактером, и вот недавно мы вас увидели в фильме 'На бойком месте', до этого - в 'Зоне 'Любэ'". Собираетесь переквалифицироваться?

- Нет! Какой из меня артист? В 'Зоне 'Любэ'" мы играли самих себя. 'Старые песни о главном' тоже на фильм слабо тянет. Вот в 'Бойком месте' у меня настоящая роль. И сниматься в этом фильме мне понравилось. Но я ни на одну из ролей не напрашивался. И о кинокарьере не помышляю. Все само собой получается. И менять свою нынешнюю профессию, которую люблю, - не собираюсь.

- Что касается дружбы в шоу-бизнесе... Помнится, чуть ли не бросались с кулаками на Шевчука, а теперь вы - не разлей вода...

- История с Шевчуком давняя. Где-то в начале 90-х был сборный концерт, все выпили, помянули Цоя. Шевчук что-то сказал, а я не понял. Юре показалось, что я сказал о нем какую-то гадость, и он начал на меня огрызаться. Ну и пошла разборка. В конечном итоге мы друг друга поняли, выпили коньяку и вместе орали песни.

- Да, в 90-х все пили повально: рокеры не гнушались и с попсой 'вмазать'... Многие, кстати, спились..

- Ну 'Любэ' нельзя назвать такой уж попсой голимой. А выпить мы и сейчас можем, если надо. В 80-е годы легко было спиться, тогда пила вся страна, и мы в том числе бухали по-страшному. А что было делать? Сейчас появилось огромное разнообразие спиртных напитков, и открылось столько всяких клубов, что, помимо пьянства, людям есть, чем вечером заняться. Хотя, выходя на сцену, я иногда шучу: 'Вы знаете, почему концерт задержали? Потому что все артисты пьяные'.

- Перед выходом на сцену придерживаетесь ли вы каких-то особых примет: поплевать куда-нибудь или постучать по деревяшке?

- Всегда обуваюсь с левой ноги, независимо от того, концерт впереди или обычный день. А если вдруг задумаюсь и до половины надену ботинок на правую ногу, то опять снимаю и начинаю с левой. Есть еще музыкальные заповеди, которым я тоже безропотно повинуюсь. Например: на гастролях запрещено грызть семечки - сборов не будет, афиши должны валяться на полу, и по ним надо ходить. Перед полетом нельзя бриться. Мне кажется, последнее поверье распространяется и на спортсменов: смотрю, теннисисты вечно все небритые играют.

- Какое место в вашей жизни занимает дом, семья?

- Дом это дом. Крепость. Что касается семьи, то я женат второй раз. От двух браков у меня двое сыновей: Павел и Николай. Старший, Паша, окончил институт, а второй еще мелкий, скоро в школу пойдет.

- На ваш взгляд, в чем успех 'Любэ', ведь мало кто может похвастаться таким долголетием на эстраде?

- Наша музыка несет народный дух, да и мой образ необычен для нашей музыкальной культуры. У нас есть разные песни: серьезные, легкие, веселые, для застолья, но мы не стараемся уходить от действительности. В песнях отражается наша гражданская позиция. Без этого нельзя. Если иметь в виду некую народность, патриотичность, то это не изживается. Это и есть та идея, которая существует в основе группы 'Любэ'. Кроме того, 18, 19, 20 марта в концертном зале 'Россия' состоятся наши сольные концерты. Новая программа называется, как и новый альбом, 'Давай за...'. Настроение альбома получилось очень жизнерадостным, с уклоном в прошлое, эдакое 'жесткое ретро'. Кстати, это первые наши сольники в 'России'. За все 13 лет существования мы отработали большие концерты в Москве два раза, причем на одной и той же площадке - в 'Олимпийском'. 'Россия' - одна из центральных площадок страны, поэтому хочется сделать праздник с красивыми декорациями, светом, звуком.