Никифорова Калина

, На ее счету множество преступлений: валютные махинации, разбои, мошенничество, нет только убийства. Буквально все, к чему она прикасалась, превращалось в золото. Калина фактически стала первой женщиной - вором в законе

(... - 26 февраля 1998 года) О Калине Никифоровой в криминальном мире слагаются легенды. На ее счету множество преступлений: валютные махинации, разбои, мошенничество, нет только убийства. Буквально все, к чему она прикасалась, превращалось в золото. ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) и МУР голову сломали, пытаясь вычислить Никифорову и поймать ее за руку. Жена вора в законе, подруга знаменитого Япончика, мать вора, Калина Михайловна фактически стала первой женщиной - вором в законе.  

Автор: Галина Метелица

Статья: "Женщина в законе"

Сайт: АИФ

"Женщина в законе"

Ювелирная вдовушка

Если бы Никифорова была мужчиной, вором в законе она стала бы еще в 20-летнем возрасте. Но женщин, даже самых достойных, воровским венцом не коронуют. Тем не менее Калину вполне можно считать первой "женщиной в законе", свой венец она получила через сына Виктора Никифорова, которого короновали за заслуги матери и даже окрестили в ее честь, - он стал носить прозвище Виктор Калина.

Никифорова родилась в семье евреев-беженцев, рано вышла замуж за ювелира, который годился ей в дедушки. Брак был счастливым, но недолгим: скоро супруг отошел в мир иной, оставив Калине внушительную сумму на сберкнижке и в чулке, а также познания в ювелирном деле и необходимые связи. С таким наследством Каля могла бы не работать до пенсии и вовсю наслаждаться жизнью. Но юная вдовушка решает пойти трудиться и не куда-нибудь, а в знаменитую "Березку".

Одним из самых ценных качеств Калины было умение отыскать нужных людей. Симпатичная, внимательная, с приветливой улыбкой на лице, она умела понравиться и расположить к себе людей. Буквально за полгода она становится "своей" среди богемы, местных валютчиков, спекулянтов и чиновников. Несколько воров в законе берут ее под свою опеку, среди которых и Вячеслав Иваньков, всем известный Япончик.

Начинает Калина с простого - со спекуляции чеками и товарами. Но даже в пору ученичества для нее это было слишком мелко. Она втягивается в валютные махинации, по всей видимости, начинает сбывать краденое и "наводить" братву на живущих не по зарплате граждан. И вскоре получает свой первый и последний в жизни срок.

Искренний двурушник

Сидела Калина недолго. Из тюрьмы она вышла с твердым намерением не размениваться по мелочам и "работать" исключительно "мозговым центром". Вся ее дальнейшая деятельность сводилась к легкому флирту с законом. Она дает консультации по уголовному праву. Она организует сбыт реликвий за рубеж, руководит налетами на квартиры челноков и явно зажиточных граждан, будучи в курсе всех криминальных дел. Она делает деньги из воздуха...

"Поймать Калину за руку было просто невозможно, - говорит один из оперативников МУРа, - она, как вода, утекала сквозь пальцы. Ее нельзя было привлечь даже за соучастие".

А о каком соучастии и преступлении вообще может идти речь, если всю свою жизнь Калина Никифорова только и делает, что помогает людям. Когда открылась дорога в Израиль, сотни евреев обратились к ней с просьбой переправить ценности за границу, минуя таможню, пошлины и прочие унижения. Калина не могла им отказать. Драгоценности, картины, статуэтки и просто деньги она складывала в сундук, обещая "выслать" все это в Землю обетованную со своим человеком. Но ни один из эмигрантов, включая подругу школьных лет, назад свое добро не получил. И никто из них в милицию, естественно, не обратился.

Калина умела "ценить" друзей и всегда помогала, чем могла. Хотя бы советом. Один раз ей позвонила подруга-спекулянтка и, рыдая в трубку, объявила, что ее ограбили: "Все, что нажито непосильным трудом... 2 видика, 2 магнитофона, 2 шубы, деньги - унесли все. Сейчас дожидаюсь милицию. Что делать, ума не приложу. Навел ведь кто-то из своих... Узнать бы кто и найти этого гада!" - "Вот не знаю, кто мог тебе такое уготовить, - приговаривала Калина, в это же время жестами показывая сыну, куда ставить украденную аппаратуру, - но ясно, что свой человек. Ты сейчас вот что сделай: заявление забери, а то милиция станет спрашивать, откуда у тебя все это добро, сама под суд пойдешь. А мы вора по своим каналам найдем".

Обворованная женщина еще долго благодарила Никифорову за вовремя поданный совет. А оперативники, прослушивая телефон, локти кусали от злости - опять Калина всех переиграла и сорвалась с крючка.

Впрочем, Калина Михайловна сумела переиграть не только несколько отдельно взятых следователей, но и всю милицию с преступным миром одновременно. Сразу же после тюрьмы она идет работать... осведомителем в ОБХСС. И в течение нескольких лет уверенно и искренне сдает своих подельников и конкурентов, оставаясь "своей" и для тех и для других. Так, столичные пинкертоны не могли нарадоваться на свою "Юлю" (имя, под которым Калина была известна милиционерам). Валютные же махинаторы и спекулянты от всей души благодарили Никифорову за то, что она учила их уму-разуму, и грозились найти "стукача" и наводчика, который сдавал их ментам. Видеть преступницу и стукачку в едином лице Калины Михайловны и обэхаэс-ники и "толкачи" отказывались наотрез.

"Воровская семья"

Личная жизнь Калины Никифоровой также опутана легендами, одна из которых - ее связь с Япончиком. По воровским законам правильный вор не должен иметь ни жены, ни детей. Но эту пару считали воровской семьей.

Что их удерживало вместе, сложно сказать. Может, их отношения строились действительно на глубоком чувстве, и они встречались каждый вечер у памятника Пушкину, влюбленный Япончик дарил цветы и приглашал Калю в какой-нибудь уютный ресторан. А может, их покрепче цепи связывали общие дела, и они собирались вместе с подельниками на какой-нибудь квартире и обдумывали, кого бы еще грабануть.

Во всяком случае, когда Япончика собирались посадить за угон машины, Калина первая подтвердила его алиби, хотя сама в то время находилась в Можайской колонии. Вполне возможно, что она подсказывала ему нужные адреса состоятельных людей, по которым он позже наведывался со своими людьми.

С другой стороны, Виктор Никифоров также считался сыном Япончика. Иваньков назвал его перед братвой своим преемником и оставил ему все свое "воровское" наследство. Вряд ли такое можно сделать для чужого человека или для сына посторонней женщины.

Судьба семьи сложилась трагично: Виктора расстреляли в 1988 году в подъезде собственного дома, Калина вскоре умерла, а Япончик до сих пор сидит в американской тюрьме.

Разбитая мечта

К сорока годам Калина приобрела собственную нелегальную обувную фабрику, которая работала под крышей государственного производства. Она приносила приличный доход, и Калина собиралась и дальше ее развивать по последнему слову техники - даже заказала современное оборудование из Италии. Калина Михайловна стала миллионершей, но пользоваться в открытую своим богатством не могла: социалистическая система работала на все 100! И женщина решается на невозможное - перегнать самолет в Америку. Она все подготовила: и аэродром, и самолет, и свое добро. Зная характер Никифоровой, даже сами оперативники поговаривали, что ее бы ничто не смогло остановить - ни спецслужбы, ни милиция, ни стихия. Ничто и никто, кроме смерти...

Калина Никифорова умерла от сердечной недостаточности и похоронена 26 февраля 1988 года в Ереване.