Нахапетов Родион

, актер режиссер

( 21.01.1944 года ) В СВОЕЙ книге «Влюбленный» Родион НАХАПЕТОВ написал, что в юности он мечтал сыграть Гамлета и Обломова, вкусить супружеской жизни, побывать в США, научиться управлять яхтой и играть в гольф. Ни Гамлета, ни Обломова он, увы, не сыграл. ЗАТО остальное, пусть частично, но сбылось. Супружеской жизни вкусил, даже дважды — сперва с актрисой Верой Глаголевой, затем с американкой русского происхождения Натальей Шляпникофф. В Америке Нахапетов живет уже 15 лет. Хотя его жизнь в США сложилась далеко не так успешно.  

Автор: Юлия Шигарева

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Родион Нахапетов. Как живет такой парень

Фото: Сергея Иванова



Начать с нуля

— Я УЕЗЖАЛ в Америку не потому, что собирался перевернуть кинематографический мир. Я знал, актер я очень хороший, но не владею в такой степени английским языком, чтобы блистать на западном экране. Как режиссер я могу делать хорошие картины. Но ведь нам, режиссерам и актерам, не выдают справок, в которых бы значилось: «Ты хороший режиссер». Ты должен доказать это на деле. Как? Надо сначала найти деньги.

И вопрос даже не в том, можешь ли ты открыть нужную дверь. Я могу зайти к директорам самых крупных кинокомпаний. Но они не решают, дать или не дать тебе денег на съемки картины, — это функция продюсера. Ты должен найти особую… жилу, что ли, которая поможет тебе стать успешным. И если твой фильм заработает большие деньги, все двери в Америке откроются перед тобой сами. Конечно, молодость — это важно, но не менее важна и удача.

— Вам удалось найти свою жилу?

— Нет. Хотя за то время, как в 1995 году мы с Наташей организовали свою компанию, мы сделали два художественных фильма и три полнометражных документальных фильма. Наша компания живет, может быть, скромной, но честной и порядочной жизнью.

— Вам не обидно, что за то время, пока вы покоряли Америку, в России успели забыть ваши прежние заслуги?

— А кому я должен объяснять, кто я такой? Молодым? Мне это ничего не даст. У них уже свой круг, свои истории, свои герои, с которыми они персонифицируют себя. Даже если бы я продолжал работать в России, что изменилось бы? Да, кто-то знал бы, что есть такой дядька с круглым лицом. Но я все равно бы старел со своим зрителем.

Рецепт счастья

— ЕСЛИ смотреть со стороны, картина жизни в Америке порой получается не самая радостная. Народ друг на друга стучит, полиция за малейшую провинность наказывает долларом.

— У американцев есть качества, которые могут раздражать. Например, их скрытность. На первый взгляд, они очень приветливы, но за этой приветливостью скрывается глухая стена. Их первая реакция — улыбка: «Хай! Как твои дела?» Но это вовсе не означает, что им действительно интересно. И если ты им захочешь душу открыть, моментально натолкнешься на отказ: «Ах, извините, я спешу…» И — боком, боком — человек исчезает. Если тебя устраивает жизнь на таких вот поверхностно любезных отношениях, то лучше американцев никого не найдешь.

Они предатели и на всех стучат? Нет, просто стараются обезопасить свою жизнь. И все не так однозначно. Сейчас там идет, к примеру, большой спор — стоит ли в микрорайонах частных домов устанавливать скрытые камеры наблюдения. С одной стороны — это защита от грабителей, с другой — от тайны личной жизни ничего не останется. Да, они действительно звонят с сообщениями. А хорошо ли, когда в России на выстрелы уже просто перестали обращать внимание?

— Русские в Америке создают смешанные браки или стремятся сохранить чистоту крови? Ведь говорил же Кончаловский, что, если ты хочешь быстрее проникнуть в систему того же Голливуда, надо спать исключительно с местными женщинами.

— Ну, у Кончаловского особый характер…

Я не берусь обобщать опыт эмигрантов. Те, кто уезжал в 70-е годы, хотели, чтобы их дети поскорее растворились в американской среде и стали большими американцами, чем сами американцы. Они не учили детей русскому языку, отдавали их в американские школы, давали им американские имена и пропагандировали смешанные семьи. Мне кажется, что эти люди многое потеряли. Обидно и жалко в один момент растерять то, что здесь воспитывалось, формировалось десятилетиями.

— Русские в американских фильмах всегда выглядели малопривлекательно, достаточно вспомнить роли того же Крамарова или Сичкина.

— Американцы не пытаются точно передать русский характер потому, что они его просто не знают. Однажды сложившийся стереотип так и кочует из фильма в фильм. Для американцев русский кто? Мафиози, жестокий и без моральных принципов. Хотя сейчас они изображают так же и арабов, и китайцев. Им главное — построить действие, и чем проще при этом будут характеры, тем меньше придется объяснять зрителю, меньше нюансов придумывать в сюжете, а больше упирать на зрелищность — машины бьются, дома в воздух взлетают.

Но сегодня образ русского как коварного врага уже не насаждается политиками, возможно, потихоньку будут меняться и фильмы.

— Сейчас Владимир Машков, Валерий Николаев, Ксения Алферова активно работают в Голливуде. Возможно ли, что они станут звездами голливудского масштаба?

— Я очень хорошо отношусь и к Валере Николаеву, и к Володе Машкову, но звездами они еще не стали. Американские звезды — это те, кого узнают. Не просто узнают в лицо на улице, а принимают их как героев, на которых хотелось бы походить. Наши же все равно выражают в первую очередь русский характер, а он еще не стал американцам в такой степени близок. Пожалуй, только Шварценеггер стал национальной американской звездой, не будучи американцем. Возможно, такое еще произойдет и с Машковым, и с Николаевым, но в их возрасте тех высот, каких достиг Шварценеггер, уже добиться сложновато.

— Как вы обустроились в Америке?

— У нас двухэтажный дом, очень комфортный. Нет бассейна, зато есть хороший сад. Высокий ли это уровень? Для меня, во всяком случае, достаточный. У моих детей тоже все в порядке. Анна танцует в Большом театре, Маша учится в Штатах, в компьютерной школе, а младшая, Катя, пишет стихи и песни и тоже учится в Америке в университете.

— Так все-таки, подводя итог разговору, ответьте: стоит ли уезжать из страны или где родился, там и сгодился?

— Универсального рецепта нет. Жизнь может ограничиваться одной комнатой, но при этом быть насыщенной, а можно колесить по всему миру и оставаться до отчаяния одиноким.

Что касается меня, то я уезжал к любимой женщине. Я не представлял жизни без Наташи, мне казалось, что мое место — там, рядом с ней, что мы созданы друг для друга. Конечно, мне хотелось бы, чтобы она приехала в Россию. Я хотел, но и боялся одновременно. Наташа, хоть и русская, родилась в Китае, жила в Чили, потом переехала в жаркую Калифорнию. А здесь — холода, и совсем другие люди, которые могут быть порой жестокими и грубыми. И если бы ей не понравилась Россия, мне пришлось бы разрываться между двумя странами. Но ей понравилось, несмотря на холода.