Назарофф

  В 18 лет Елена Назарофф уехала из России. Всего 10 лет понадобилось ей, чтобы взойти на вершину одного из самых прославленных парижских домов моды - Дома Jacques Fath. ...Выбор пал на Елену, потому что она знает, что такое женственность. Она понимает современный стиль. Она не боится нетрадиционных решений и обладает чувством юмора. Она - женщина. И, кроме того, русская!  

Источник информации: Александра Харнден, журнал "ELLE Россия" No.15, ноябрь 1997.

  Назначение художественным директором Дома Jacques Fath возложило на плечи Елены колоссальную ответственность: она фактически призвана возродить легендарное имя. Основоположник моды 40-х годов, устроитель самых сумасбродных парижских вечеринок, Жак Фат упоминается не иначе, как в связке с Кристианом Диором. Эти два имени символизируют французскую элегантность. Жак Фат, всеобщий любимец, художник, вызывавший неизменное восхищение, умер слишком рано - ему было всего 42.


  ПРЕРВАННАЯ ИСТОРИЯ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

  Не похоже, чтобы перспектива возрождения былой славы Дома смущала Елену Напротив, она абсолютно трезво воспринимает стоящую перед ней ответственную задачу, как одну из ступеней на пути к осуществлению своих честолюбивых замыслов. "Жак Фат - неисчерпаемый источник вдохновения, - утверждает она. - Славное имя, история, прерванная на самом взлете. Для меня здесь непочатый край работы, именно поэтому я согласилась занять эту должность. Она дает мне возможность реализовать собственные идеи. Я хочу работать на всех направлениях, создавать туфли, сумки, перчатки... Это будут совершенно необычные вещи".

  Биографию Елены Назарофф можно читать, как приключенческий роман. Или сказку? Елена уезжает из дома, будучи на шестом месяце беременности. Практически не имея средств к существованию, она вместе с мужем вынуждена переезжать с места на место. Успела побывать и в Финляндии, и в Швеции, провела два года в германском лагере для беженцев, где вышла на Толстовский фонд. С его помощью перебралась в Южную Дакоту, откуда направилась в Лос-Анджелес. Талант и настойчивость помогли ей поступить в частный американский колледж прикладного искусства. "У меня не было ни рекомендаций, ни особых оснований претендовать на стипендию. Я просто уговорила директора устроить мне любой экзамен, по его усмотрению. Я была настолько настойчива, что поступила, - рассказывает Елена. - Моя жизнь - это вереница совпадений, но ничто не давалось мне само собой. Каждый шаг на пути вперед - бой. С 12 лет я уже знала, что уеду из России. Я всегда была своевольной и свободолюбивой натурой. Творческие люди, стремящиеся воплотить свои идеи в жизнь, неизбежно срываются с места".


  ОТМЕЧЕННАЯ СУДЬБОЙ

  Страсть к моделированию одежды она переняла у матери, дизайнера по трикотажу. Елена вспоминает, как в детстве часами рисовала наряды для кукол. Потом она увлеклась театром. Дед Елены, известный художник, автор исторических полотен, один из создателей "Сталинградской панорамы", каждую субботу водил ее в театр на спектакли и балеты. Девочка начала придумывать костюмы для сказочных пьес, которые сама сочиняла для родителей и их друзей. Отец Елены, доктор наук, был ее идеалом, и ей всегда хотелось блеснуть перед ним своими достижениями. Она была единственным ребенком в семье, но всегда чувствовала, что отличается от остальных ее членов. "Родные считали мои взгляды весьма экстравагантными, и никто не верил, что я смогу добиться своего". Однако жизнь распорядилась иначе.

  Расставшись в Лос-Анджелесе с мужем, Елена едет в Нью-Йорк, где учится в Parson's School of Design. Дальше события начинают развиваться лавинообразно. Ее модели покупают оптовые фирмы с 7-й авеню, она создает детскую одежду для Guess, открывает собственную марку в одном из нью-йоркских универмагов. В 1994 году вместе с русской моделью Евгенией Гроздецкой Елена начинает выпуск линии одежды EV&EL, которая немедленно встречает одобрение публики и критики. В списке постоянных клиентов Елены появляются "звездные" имена: Принц, Дрю Берримор, Иванна Трамп.

  Связь с Россией в силу обстоятельств прервалась на годы, но теперь, оказавшись в Европе, она чувствует себя ближе к родине и хочет вернуться. "До 1917 года Россия была чудесной страной, вобравшей в себя все лучшее, но все было погублено революцией. А как могло быть иначе, когда страной управляли вчерашние крестьяне... Слава Богу, теперь все по-другому". Елена помогла родителям перебраться из России в Германию, где они и живут благополучно по сей день, занимаясь воспитанием внучки, семилетней Жаклин. Девочка читает Чехова и говорит по-русски лучше бабушки. Недавно ее отдали в международную школу в Париже. Что касается Елены, то она наслаждается постижением русской культуры:

  "Я пересмотрела много старых русских фильмов, и они помогли мне многое понять в себе, - говорит Елена, - эту боль, трагизм... Всю свою жизнь я так быстро неслась вперед, ведь мне нужно было выжить, добиться успеха. Сейчас я впервые почувствовала, что могу позволить себе остановиться и подумать. Оглядываясь назад, я иногда чувствую себя лет эдак на 49. Зато когда рядом мама - мне не больше пятнадцати. Она готовит, убирает, а я лежу и отдыхаю".

  "Помню, как когда-то в России я восхищалась одной старой женщиной. Это была наша соседка, из очень аристократического рода, чуть ли не царских кровей. В прошлом ей принадлежали особняки, лошади... Когда я с ней познакомилась, ей было 82 года, и она жила в своем же бывшем доме, куда подселили еще 23 человека... Несмотря ни на что, в любое время дня она была безупречно одета и подкрашена. Среди окружавших ее алкашей и тараканов она была воплощением достоинства. Как я люблю таких людей! Это ни с чем не сравнимый склад души..."


  ПРИРОДА ВДОХНОВЕНИЯ

  "Сейчас я чувствую себя более зрелой. Главная задача - не только успешно продолжить дело Жака Фата, но и сохранить собственное направление. Тут возникают известные проблемы, связанные с необходимостью разграничить два вида деятельности: работать на успех другого Дома и бороться с раздвоением личности. Это умение восхищает меня в Карле Лагерфельде, ведь ему приходилось одновременно работать на пять разных Домов".

  "Амбиции обладают свойством расти. Теперь я мечтаю только о том, чтобы открыть свой собственный Дом моды с центрами в Париже и Нью-Йорке. А почему бы и не в Москве?

  Сегодня трудно выйти на достаточно высокий уровень, ограничиваясь всего одним городом. Вещи, отмеченные настоящим талантом, продаются по всему миру. Я бы хотела открыть свой магазин в России, узнать побольше о том, что делается в российском мире моды. Я знаю, что русские женщины любят одеваться с шиком. В России у меня должно быть много покупательниц!"

  "Я хочу создавать одежду для женщин, потому что я их люблю. Женщины - прекрасные и хрупкие создания. В их жизни так много трудностей, что зачастую женственность утрачивается вместе с попытками пробиться в этой жизни". Елена имеет свои представления о сексуальности одежды: "Платья, в которых женщина чувствует себя сексуальной, не обязательно должны быть открытыми. Сексуальная одежда только подчеркивает то, что присуще женщинам изначально. Каждая женщина хочет, чтобы за ней ухаживали, соблазняли, хочет быть любимой и желанной. Как модельер, я испытываю необыкновенную радость, помогая женщинам ощутить себя именно такими".

  "Из того, что я до сих пор делала, мне больше всего нравится линия асимметричных моделей, включающая жакеты и пальто с одним рукавом. Они, кстати, имели самый большой успех". На Елене - стильная майка, которая непринужденно спадает с одного плеча и открывает другое в глубоком вырезе. Сейчас она работает над бесшовным кроем плеча. "Я сама ношу свои модели, чтобы понять, что не получилось и что можно улучшить, - объясняет она. - С современными тканями интересно работать, потому что они всегда превосходно и по-новому ложатся. Их неоспоримые преимущества в равной степени имеют отношение и к удобству, и к красоте. Мне нравится некий парадоксальный эффект, возникающий при использовании суперсовременных тканей в элегантных классических вещах. В наше время женщинам приходится много путешествовать. Это диктует потребность в одежде, которую можно просто достать из чемодана и надеть, не тратя времени на поиски утюга".

  "Вдохновение я главным образом черпаю в природе. И это связано не только с ее богатой цветовой палитрой. Меня особенно поражает, что природа вечна и в то же время всегда выглядит по-новому. Как-то я сделала коллекцию, основанную на теме волн".

  "Любимые модельеры? Здесь все очень просто. Мне нравятся все знаменитые модельеры - Шанель, Диор, Фат... и, конечно, те, кому сегодня удается неповторимый собственный стиль. Чей почерк легко узнаваем и никогда не выглядит подражанием чужой работе. Мне нравятся Мюглер, Лакруа, Готье, Версаче, Вествуд. По правде говоря, мне очень хотелось бы добиться признания таких профессионалов. Может быть, чуть больше других я восхищаюсь Готье из-за его устремленности в будущее. Он сумел сказать новое слово в моде, введя татуировки. Это очень редкое качество: способность заглянуть в будущее и предложить людям то, что сейчас кажется неприемлемым, но через некоторое время становится новым популярным направлением в моде".

  "Манекенщицы должны быть разными, не обязательно молодыми. Главное, чтобы они умели представить модель, образ на подиуме. Мне все равно, из какой они страны, главное - чтобы были профессионалами своего дела".

  ...И ни слова о своей новой коллекции. Она хочет оставить после себя имя, империю моды. Сомнений не остается: ее энергия, живость, отвага и решимость... Елена явно из тех людей, что пришли в этот мир, чтобы завоевать его.