Циммерман

Артур Циммерман, глава германского МИД, развернул активную деятельность, чтобы до 1 февраля заключить военный союз с Мексикой, обещая помощь в возврате ее территорий - Техаса, Аризоны, Нью-Мексико, аннексированных США в результате войны 1846- 1848гг.  

Всемирная история шпионажа / Авт.-сост. М. И. Умнов. В84 - М.: Олимп; ООО "Фирма" "Издательство АСТ", 2000. - 496 с.: ил.



С октября 1916г. провокации немцев против США участились. Кроме того, германская дипломатия прилагала все усилия, чтобы настроить Мексику против Соединенных Штатов. Однако президент Вудро Вильсон все же не решался ставить на карту нейтралитет Америки" Если бы Мексика напала на Техас, отторгнутый у нее наряду с другими южными штатами в XIX в., к чему ее активно подталкивала Германия, то американская армия оказалась бы вынужденной сосредоточить свои вооруженные силы вдоль южных границ, а это наверняка воспрепятствовало бы ее участию в войне в Старом Свете. В то же время германский флот готовился к войне на море, делая ставку на превосходство своих подводных лодок. Немцы открыто объявили, что будут без всякого предупреждения топить торговые корабли противника, а также все суда, вызывающие подозрение в перевозке военных грузов. Последнее решение было направлено в первую очередь против американских судов, снабжавших армии Антанты. Оставалось лишь назвать дату начала тотальной подводной войны. Гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц предполагал объявить ее 1 февраля 1917г. Все стороны понимали, что само провозглашение такого намерения приведет к вступлению в войну США.

Артур Циммерман, глава германского МИД, развернул активную деятельность, чтобы до 1 февраля заключить военный союз с Мексикой, обещая помощь в возврате ее территорий - Техаса, Аризоны, Нью-Мексико, аннексированных США в результате войны 1846- 1848гг.

16 января Циммерман посылает германскому посланнику в Мексике фон Экхардту депешу с подробными инструкциями но ведению переговоров с мексиканской стороной и заключению союза. Чисто технически связь между Германией и Мексикой осложнялась тем, что англичане в первые же часы войны вывели из строя международный трансатлантический кабель. Поэтому сначала депешу направили германскому послу в Вашингтоне фон Бернсторфу, который должен был передать ее в Мексику. Циммерман решил воспользоваться секретным кабелем между Вашингтоном и Берлином, который президент США Вильсон предоставил в распоряжение германского посла Бернсторфа, поставив при этом условие не использовать этот кабель для передачи любой информации военного характера. Возможно, Циммерман и раньше пользовался этим "мирным" каналом для передачи секретной информации, поэтому он решил применить такой прием и на этот раз. В целях страховки он все же отправил текст депеши еще по двум каналам: через самый мощный в Германии радиопередатчик в Науэне непосредственно в США, в надежде, что американские де-шифровалыцики не смогут раскрыть секретный код, и через Швецию, нарушая тем самым шведский нейтралитет.

17 января 1917г. депеша Циммермана попала в отдел дешифрования американского внешнеполитического ведомства. Американцы не смогли разгадать код и были вынуждены в зашифрованном виде передать депешу германскому посольству. Бернсторф заменил берлинский гриф "Телеграмма министерства иностранных дел от 16 января 1917г. Со- вершенно секретно" и серийный номер на собственный и отправил депешу в зашифрованном виде через американскую телеграфную сеть посланнику фон Эк-MP.KT.MW депеши Циммермана, и сразу же эксперты Room 40 принялись за расшифровку текста, содержавшего более тысячи цифровых групп. Радости британских дешифровальщиков не было конца, когда они установили частичное сходство дипломатического кода с тем, которым пользовался германский агент Васмус. Вскрыть неизвестную часть кодов депеши Циммермана было делом всего двух часов. Вскоре британские разведчики знали о планах Германии начать беспрецедентную войну подводных лодок, а главное, о казавшемся невероятным плане создания германо-мексиканского альянса против Соединенных Штатов и о предложении Японии войти в союз с Германией.

Вот полный текст перехваченной депеши: "Начало неограниченной войны подводных лодок намечено на 1 февраля тчк Несмотря на это пытаемся удержать Соединенные Штаты нейтральными тчк Если это не получится то мы предложим Мексике союз на следующей основе: совместное ведение войны совместное заключение мира масштабная финансовая поддержка и наше согласие чтобы Мексика вновь заняла утраченные районы Техаса Нью-Мексико и Аризоны тчк Урегулирование деталей оставляем на ваше усмотрение тчк Вам надлежит возможно более секретно довести вышеизложенное до сведения Президента [Мексики] немедленно как только начало войны с Соединенными Штатами станет фактом и добавить предложение чтобы он от своего имени призвал Японию к немедленному участию и выступил по средником между нами и Японией тчк Пожалуйста разъясните Президенту что неограниченные действия наших подводных лодок дают возможность через несколько месяцев вынудить Англию заключить мир тчк Подтвердите получение Циммерман".

Холл понял, что теперь, действуя осторожно и умело, он сумеет побудить Соединенные Штаты наконец-то объявить Германии войну. В то же время ему как истинному разведчику никоим образом не хотелось, чтобы в переговорах с американцами упоминался его отдел. Холл придерживался золотого правила разведчика: чем меньше политики знают о деятельности тайных служб, тем лучше для всех. Холл рассуждал так: узнав о планах немцев, Америка, скорее всего, вступит в войну, но деятельность Room 40 будет дезавуирована. Циммерман использовал секретный американский кабель для передачи дипломатических сообщений, из чего Холл сделал вывод, что немцы не догадываются о раскрытии их шифра.

В поисках возможности ознакомить американского президента с перехваченной телеграммой, не выдавая при этом факта существования Room 40, у Холла возникает блестящая идея. Необходимо завладеть той депешей, в которой Берн-сторф передал текст Циммермана в Мексику и которая наверняка содержит какое-то дополнение посла, тогда немцы посчитают, что содержание телеграммы было выдано союзникам после ее расшифровки в Мексике. Адмирал немедленно приступает к реализации своего плана. Он приказал британскому военно-морскому атташе в Мексике любой ценой добыть с помощью своих агентов телеграмму Циммермана.

В полдень 31 января 1917 г., всего за несколько часов до начала неограниченных действий германских подводных лодок, посол Бернсторф официально извещает об этом правительство Соединенных Штагов. Несмотря на предостережения британского Адмиралтейства, президент Вильсон и его кабинет надеялись, что зимой германские подводные лодки не смогут действовать в Северной Атлантике. Американский народ и Антанта с часу на час ожидали объявления Соединенными Штатами войны Германии.

Но через трос суток после долгих совещаний в Белом доме президент Вильсон заявил, что немцам не удастся спровоцировать его и заставить отказаться от выбранной им роли третейского судьи и посредника при заключении мира. Его министры и американская общественность поражены и разочарованы. Наконец 5 февраля 1917 г. Вильсон, хотя и не без колебаний, все же объявил о разрыве дипломатических отношений с Германией. Циммерман, рассчитывавший на немедленное объявление Соединенными Штатами войны, начинает паниковать, поскольку в телеграмме посланнику в Мексике говорилось, что предложение заключить альянс действительно только в случае объявления войны. В день, когда президент Вильсон объявляет о разрыве отношений с Германией, Циммерман посылает в Мексику вторую телеграмму, в которой предлагает посланнику фон Экхардту сразу же представить мексиканскому президенту предложение о создании военного союза.

Циммерман: "Полагая, что разглашение тайны перед Соединенными Штатами исключено, просим Ваше Превосходительство без промедлений поставить вопрос об образовании военного альянса. Если президент Мексики, опасаясь мер возмездия, откажется, то считайте себя уполномоченным предложить ему конкретную помощь при условии, что ему удастся привлечь к альянсу и Японию".

Циммерман отправляет телеграмму шведским путем, поскольку после разрыва с США это оказывается единственной возможностью связаться с Мексикой. Но эта депеша также попадает к Холлу. Видя, что США все еще не решаются объявить войну Германии,он предлагает больше не скрывать от президента США депешу Циммермана. Еще 5 февраля 1917г. Холл информировал министра иностранных дел лорда Бальфура о содержании расшифрованной телеграммы.

Через пять дней Холл наконец получает копию телеграммы, посланной Бернсторфом Экхардту в Мексику. Она действительно несколько отличалась от депеши Циммермана. Лорд Бальфур хотел немедленно воспользоваться этим успехом. Но он опасался, что американцы могут принять все это за британскую уловку. Несколькими днями позже сотрудники Room 40 Монтгомери и де Грэй завершили расшифровку телеграммы. Лорд Бальфур попросил адмирала Холла лично ознакомить с ее содержанием Уолтера Пэйджа, посла США в Великобритании. В тот же день Эдвард Бэлл, американский офицер и старый друг Холла, встретился с ним в Room 40. Прочтя депешу Циммермана в ее мексиканском варианте, Бэлл поначалу, как и предполагалось, счел это уловкой британской секретной службы с целью вовлечь США в войну. Но Холл поклялся честью британского офицера, что депеша подлинная и в конце концов сумел убедить в этом своего американского друга.

Оба разведчика немедленно направились в американское посольство и доложили обо всем Пэйджу. Посол опасает- ся, что президент Вильсон также сочтет эту депешу фальшивкой, поэтому все трое тщательно разрабатывают план официального ознакомления США с содержанием телеграммы. Они договорились, что лорд Бальфур передает депешу послу Пэйджу. Тот в 2 часа ночи 24 февраля 1917 г. отправляет государственному департаменту в Вашингтоне срочную телеграмму с уведомлением, что вскоре в адрес президента Вильсона и министра иностранных дел последует сообщение исключительной важности.

Около полудня Пэйдж передал в Вашингтон полный текст телеграммы Циммермана. Кроме того, он сообщил президенту Вильсону о том, что англичане завладели германским дипломатическим шифром, и просил его непременно сохранить последнее сообщение в тайне. В то же время он отметил, что Великобритания не возражает против обнародования телеграммы Циммермана. Вскоре Пэйдж передал и вторую телеграмму главы германского МИД. Прочтя обе депеши, Вильсон вскипел от негодования. Он ни секунды не сомневался в их подлинности. Заместитель госсекретаря (самого Лансинга в тот момент в Вашингтоне не было) запросил у компании "Вестерн юнион" копию телеграммы фон Бернсторфа Экхардту, но руководство компании поначалу отказалось ее выдать. Тем временем один из сотрудников госдепартамента вспомнил о зашифрованной телеграмме, которую фон Бернсторф совсем недавно отправил по секретному кабелю в Мексику. Проверка показала, что это была депеша Циммермана.

Наконец "Вестерн юнион" предоставляет копию зашифрованной телеграммы, отправленной в Мексику. Через четыре дня после того как о телеграмме Циммермана узнали в Вашингтоне, госсекретарь Лансинг лично излагает и комментирует текст депеши агентству Ассошиэйтед Пресс. На следующее утро, 1 марта 1917 г., газеты вышли с аршинными заголовками на первых полосах: "Германия ищет союзников против Соединенных Штатов".

Но Вильсон все еще не решался объявить войну Германии. Тем временем из Германии поступила сенсационная новость: на пресс-конференции в Берлине Циммерман подтвердил аутентичность своей телеграммы! Но он заявил, что эта телеграмма не передавалась в Мексику. Циммерман лихорадочно пытается выяснить, каким образом содержание его телеграммы стало известно американцам. В то же время он не оставляет попыток создать альянс с Мексикой и продолжает засыпать Экхардта телеграммами. Причем эти телеграммы шифруются тем же кодом, что и раньше! Немцы по-прежнему убеждены, что попавший в руки американцев открытый текст - следствие чьей-то неосторожности. Виновными в этом промахе считают либо посла фон Бернсторфа, либо посланника Экхардта.

Бернсторф отправляется в Европу на борту парохода "Фредерик VIII". В Room 40 развлекались чтением телеграмм, которыми обменивались германский МИД и посол в Мексике Экхардт. Шифруя свои послания прежним кодом, Циммерман, в частности, задавался вопросом: каким образом произошло разглашение содержания телеграммы? Тем временем "Фредерик VIII" по указанию британских властей заходит в порт Галифакс. Канадские таможенники тщательнейшим образом проверили багаж Бернсторфа и даже произвели личный досмотр.

По указанию Холла пароход в течение 12 суток удерживался в канадском порту. Холлу было известно содержание телеграмм, в которых бывший германский посол убеждал Циммермана воздержаться от каких бы то ни было провокаций в отношении американцев. Британский адмирал стремился во что бы то ни стало воспрепятствовать тому, чтобы Бернсторфу по приезде в Берлин все-таки удалось убедить германское правительство согласиться с мирными предложениями президента Вильсона. Германский посол допустил роковой промах, когда взял с собой чемодан шведского посла в Вашингтоне со шведской дипломатической почтой, что являлось нарушением нейтралитета Швеции. Поэтому канадские власти в Галифаксе конфисковали чемодан. Пресса сообщила, что в чемодане помимо шведских документов находились секретные бумаги Бернсторфа. Канадцы утверждали, что сургучные печати были уже сломаны к моменту передачи чемодана. Это могло произойти между 9 и 16 февраля 1917г., то есть примерно на пути между Нью-Йорком и Галифаксом. И хотя на самом деле в чемодане ничего существенного не было, Холл поручает своим агентам в Нью-Йорке всеми способами способствовать распространению слухов о том, что среди бумаг Бернсторфа найдена копия пресловутой телеграммы. Это позволяло ответить на щекотливый вопрос, каким образом правительство США получило текст телеграммы. Таким образом, подозрения падают на Бернсторфа. Кайзер и глава МИД Циммерман срочно ищут козла отпущения, а история с чемоданом усиливает их недоверие. Когда Бернсторф наконец прибыл в Берлин, он потребовал немедленной аудиенции у кайзера, чтобы попытаться убедить его в необходимости переговоров с правительством США. Но разгневанный кайзер не принял его. И только через семь недель Вильгельм II согласился на встречу с Бернсторфом.

22 февраля 1917г. германские подводные лодки в Северной Атлантике без предупреждения атакуют и топят три американских судна. А на следующий день, 23 февраля 1917 г., в России разразилась революция. Царь свергнут, и 2 марта власть перешла к Временному правительству. Эти события существенно подорвали лагерь союзников и укрепили в странах Центральной Европы надежду на благоприятный исход войны. 21 марта 1917г. Вильсон созывает чрезвычайную сессию конгресса. Президент заявляет, что, несмотря на все его попытки избежать войны, теперь выбора не остается, так как последние акции немцев - это не что иное, как фактическое начало войны против правительства и народа Соединенных Штатов. Вильсон заявил: "Мы принимаем вызов врага".