Myshkin

  Родился в 1955 году в Кирово-Чепецке. Вратарь. Клубы: "Олимпия" (Кирово-Чепецк), "Крылья Советов" (Москва), "Кристалл" (Саратов), "Динамо" (Москва), "Лукко" (Финляндия). В чемпионатах СССР сыграл 481 матч. Чемпион мира (1979, 1981-1983 и 1989), чемпион Европы (1979, 1981-1983, 1985 и 1989), обладатель Кубка Канады (1981). Закончил выступать в возрасте 36 лет. С 1994 года работал тренером в швейцарском "Давосе", с недавнего времени тренер по подготовке вратарей московского "Динамо". Жена Татьяна. Две дочери - Ирина, 22 года, и Настя, 8 лет.  

Источник информации: Ольга Ермолина, журнал "МК-Бульвар" No.8, 2000.

  Ему суждено было быть вторым. Не из-за отсутствия таланта и способностей, а вследствие обстоятельств. Тогда на хоккейном небосклоне взошла звезда Третьяка, и им стало тесно вдвоем - напористому, уверенному в себе Владиславу и мягкому, покладистому Владимиру Мышкину. Возможно, что любой другой, окажись он на месте второго голкипера, просто ушел бы в тень. Но Мышкин не отступился, доказав в первую очередь самому себе, что и он способен на многое. После завершения спортивной карьеры экс-динамовец, лишенный возможности в России самореализоваться на тренерском поприще, на пять лет исчез из виду. Никто не знал, где он и что с ним. Поговаривали даже, что Мышкин вообще забросил хоккей. А он работал в Швейцарии, отвечал за подготовку вратарей в "Давосе". Недавно Владимир Семенович вернулся с семьей в Москву.

  - Владимир Семенович, в то время как многие наши спортсмены стараются подыскать работу за рубежом, вы вернулись в родное "Динамо". Почему?

  - Причина проста: швейцарцы не предложили мне нового контракта после того, как из клуба (а меня пригласили работать в "Давос") ушел президент. Сменившие его люди превратили ХК в акционерное общество и, подсчитав затраты, решили не раскошеливаться на подготовку вратарей. Когда недавно я ездил с "Динамо" в Швейцарию и виделся с коллегами по "Давосу", они сказали, что очень сожалеют о моем вынужденном уходе. Но от мнения тренеров мало что зависит. Все решают новые хозяева, располагающие средствами.

  - А как вы оказались в Швейцарии? Неужели знающему специалисту не нашлось места дома?

  - Дома работа была. В 1993 году, через два года после того, как я закончил хоккейную карьеру, мне предложили поработать с динамовскими вратарями. Но так совпало, что примерно в это же время мне позвонил из Швейцарии хоккеист Женя Папихин (он тоже закончил выступать) и спросил, не могу ли я на месяц приехать в "Давос" и подучить швейцарских голкиперов. Я согласился. Приехал на месяц, а задержался на пять лет. Кстати, в Швейцарии я был первым тренером, работавшим именно с вратарями. До меня вообще не было такого рода специалистов.

  - Получается, что швейцарцы ввели эту должность из-за Мышкина?

  - Получается, так. Сейчас уже не все, но многие богатые швейцарские хоккейные команды имеют в штатном расписании такую единицу.

  - Швейцарскими воспитанниками можете похвастать?

  - В хоккее, чтобы сделать из мальчишки классного вратаря, нужны годы. В "Давосе" я работал со всеми желающими, начиная от шестилетних бамбини и заканчивая мастерами "Давоса". Мои мальчики только сейчас стали раскрываться. Один попал в юношескую сборную Швейцарии, другой - в молодежную.

  - Отличается ли подготовка наших и швейцарских хоккеистов?

  - Конечно. С нами тренеры работали жестко, а на швейцарцев особо не надавишь.

  - Ну а как же разговоры, что хоккейные наставники - отцы родные для спортсменов?

  - Но разве вы не помните, времена-то какие были? Жизнь заставляла наших тренеров быть требовательными, работать на результат. И в этом смысле в России до сих пор мало что изменилось. А в Швейцарии кроме хоккея есть много других соблазнов, отсюда и кадровая "текучка". Приходит, например, талантливый мальчишка, говорит: "Хочу быть вратарем". Начинаешь с ним работать - год-два, после чего он заявляет: "Разочаровался я в этом хоккее. Лучше стану горнолыжником". И ничего не возразишь - его право. Тем более что в Швейцарии горные лыжи - спорт номер один.

  - Владимир Семенович, спортивный век - недолгий, хотя вы и продолжали играть до 36 лет. Напомните, пожалуйста, для непосвященных, с чего началась ваша хоккейная карьера?

  - Я родился в Кирово-Чепецке, а этот город был синонимом слова "хоккей". В Кирово-Чепецке родился Александр Мальцев, и, следуя его примеру, все мальчишки мечтали стать хоккеистами. Хотите, расскажу курьезный случай, как Мальцев помог мне стать вратарем?

  - Конечно.

  - Мы начинали играть вместе с младшим братом Мальцева Сергеем. Он тоже был вратарем. Помню, однажды во время матча Серега пропустил легкую шайбу, а ту встречу судил Александр. Он сразу же подозвал к себе вратаря-неудачника и сказал: "Уходи из ворот. С завтрашнего дня твое место в поле". И Сережка послушался брата. Сдал вратарскую форму, освободив в воротах место для меня.

  - Правду говорят, что вас заметил тренер Владислава Третьяка?

  - Мне по жизни очень везло с тренерами. Первым был Александр Дмитриевич Кулябин, а вратарскому делу обучал Виталий Георгиевич Ерфилов. Он действительно был тренером Владика Третьяка. И действительно какое-то время работал в "Олимпии". Тогда звезды хоккея рождались из дворовых команд, благодаря турниру "Золотая шайба". В 70-м году и наша команда стала победительницей этих соревнований. Потом в жизни у меня было много побед, но эта запомнилась как самое радостное событие детства.

  Года через два, когда Борис Кулагин пригласил Ерфилова работать в Москву, тренер взял меня с собой. Не скажу, что мой хоккейный путь был легким. Всякое случалось, но самым тяжелым периодом в жизни стал 1975 год, когда Кулагин отправил меня в Саратов. Вышло так, что в "Крылья Советов" из "Кристалла" позвали опытного Александра Куликова, и я оказался третьим вратарем. "Ты молодой, - сказал мне Кулагин, - тебе нужна игровая практика. Захочешь жить - выплывешь. Не сможешь - так в Саратове и останешься".

  - Жестко.

  - Зато честно. Всю жизнь потом я следовал этому правилу.

  - Особенно соперничая с Третьяком?

  - Соперничество, конечно, было. Но чтобы ненавидеть друг друга... Мы с Владиком были и остаемся друзьями, и в сборной между нами никогда не возникало трений. Может быть, если мы играли в одном клубе, то и была какая-нибудь ревность - мол, поставили его, а не меня. В сборной же все иначе. Там главное - командный успех. Будет командный, придет и личный, а славой со Славой как-нибудь сочтемся.

  - Почему вы решили стать именно вратарем?

  - Не знаю. Насколько помню, встал на коньки - и сразу в ворота. Мне всегда казалось, что вратарь- самое главное действующее лицо в хоккее. Во всяком случае, в поле я никогда не пробовал играть.

  - На ваш взгляд, самое главное вратарское качество?

  - Психологическая устойчивость. Техника, тактика - этому можно научиться. Но все навыки будут мертвы, если в голове пусто и отсутствует уверенность в собственных силах.

  - Как можно охарактеризовать стиль вратаря Мышкина?

  - Думающий. Вратарь должен читать игру, а не просто стоять в воротах.

  - Кого из современных вратарей вы бы выделили?

  - Я бы никого не стал выделять.

  - А Доминик Гашек, например? Разве так, как играет он, может каждый?

  - Гашек - особый разговор. Подражать ему можно, копировать его стиль тоже, но из этого ни у кого ничего не получится. То, что делает Гашек, - от Бога. Доминика никто этому не учил. V него такие неимоверные движения, которые нельзя предугадать или просчитать.

  - Как вы думаете, когда Европа перестанет быть поставщиком талантов для Национальной хоккейной лиги?

  - Никогда. В НХЛ крутятся большие деньги, которые делаются на хоккее и вокруг хоккея. Раскрутить подобный бизнес-проект в Европе - архисложно и практически невозможно.

  - Разве в Европе меньше любят хоккей?

  - Не меньше, но в Северной Америке это национальный вид спорта.

  - А у нас? Помните, как вымирали улицы, когда по телевизору показывали матчи наших с канадцами?

  - Если бы в России хоккей был национальным видом спорта, то его бы не довели до сегодняшнего состояния.

  - Это правда. Скажите, когда вы, известный хоккеист, оказались в "Давосе", вас узнавали на улицах?

  - Что вы. Это же Европа, а там гордятся в основном собственными спортсменами. Вот если бы я играл в Швейцарии, то наверняка был богом, кумиром, даже при условии, что за пределами родного кантона меня никто и не знал.

  Кстати, когда я приехал в Швейцарию, там только начинался хоккейный бум. Прошло пять лет, и результаты очевидны. Посмотрите: сейчас швейцарские клубы, как ни странно, задают тон в Европе. "Амбри-Пиотта" выиграла Континентальный кубок, "Лугано" вышел в финал Евролиги этого года, национальная сборная поднялась в класс А и два года назад, если помните, обыграла на чемпионате мира команду России. Мне приятно, что в какой-то степени я тоже причастен к взлету швейцарского хоккея. Но меня воспринимали там как специалиста. В отличие, наверное, от Северной Америки, где бы наверняка узнавали в лицо.

  - Вам никогда не хотелось попробовать себя в НХЛ?

  - Время было другое. Это сейчас можно в любой клуб уехать, если позовут. А тогда все было непросто. Последний сезон я отыграл в Европе, в финском "Лукко". Там же, в Финляндии, в 91-м году у нас родилась Настя. И вскоре после этого я закончил выступать. Устал. Но даже не физически, а психологически.

  - Владимир Семенович, давайте отвлечемся от производственной темы и поговорим о вашей семье.

  - У меня прекрасная жена, которая всегда и во всем поддерживает мои начинания и которая была со мной и в лучшие, и в худшие времена. Познакомились мы на отдыхе в Ялте. Через два года поженились. У нас две дочери. Старшая - Ира - замужем. Живет в Давосе.

  - Как вы отнеслись к решению дочери выйти замуж за иностранца?

  - Удивились. Нам показалось, что Ира слишком рано решила создать семью.

  Татьяна МЫШКИНА:

  - Мы с Володей просто были в шоке от известия дочери. Ира была знакома с молодым человеком всего девять месяцев, и вдруг - замуж. Решили, что это девичий каприз. Увезли дочь с собой в отпуск. Думали, время вылечит. Но Марко постоянно звонил Ире, и вынужденное расставание только подогрело чувства молодых. На Валентинов день они пришли вместе, с букетиком цветов для меня, и Марко попросил у нас Ириной руки. По тому, как горели глаза Ирины, как она светилась от счастья, мы поняли, что не вправе препятствовать детям. Родители Марко приняли Иру очень хорошо, хотя в Швейцарии к русским относятся по-разному.

  - Например?

  - Ни для кого не секрет, какой имидж у России в глазах иностранцев: криминальная держава, где простым людям живется несладко. Отсюда и разного рода кривотолки, надуманность. Возможно, что многое из того, что говорят о нас, преувеличено. Но это говорят. И даже некоторые из наших соотечественников, пожившие за границей много лет, начинают так думать и здорово меняются. К ним уже, как бывало раньше, так просто не придешь в гости без приглашения.

  - Но вы-то не изменились?

  - Мы были и останемся русскими. И наш дом всегда был открыт для гостей. Ириному мужу это очень нравилось. Наверное, он ощущал какую-то русскую открытость и простоту в хорошем смысле слова.

  Нечто подобное я замечала и в отношениях между детьми. Дети вообще более терпимы. Для них не важно, из какой страны приехал ты и сколько у тебя в кармане, главное - интересно с тобой или нет. Наша младшая дочь Настя и в детском саду, и в школе, несмотря на то, что поначалу она не знала ни слова по-немецки, очень быстро нашла со всеми общий язык. Ее всегда ждали, и, когда мы переступали порог садика, детишки радостно бежали навстречу.

  В Швейцарии Настя увлеклась фигурным катанием. Тренировала ее фигуристка из Липецка Ирина Челухина. Сейчас дочь занимается в "Динамо" у ученицы Виктора Кудрявцева Киры Ивановой. Правда, недавно Насте прооперировали ногу. Натерла на тренировке мозоль, думали, пройдет, а оказалось куда серьезнее. Не знаю, получится ли из Насти спортсменка? Володя этого не хочет, знает, что такое большой спорт. Но раз дочери нравится, пусть пробует. Во всяком случае, пока от фигурного катания она получает большое удовольствие.