Matiyasevich Alexey

( 1904 [Смоленск])
Россия
На базе к докладу Матиясевича отнеслись скептически: разве может одна подводная лодка протаранить другую, отделавшись небольшой вмятиной на крышке торпедного аппарата? Да и что делать немецкой подлодке в прибрежном мелководном районе, где нелегко атаковать противника и еще труднее спасаться от преследования? Скорее всего, "Лембит" столкнулась с топляком - обыкновенным бревном, заблудившимся во время лесосплава. Однако экипаж "Лембит" во главе с ее командиром продолжал настаивать на своем, ссылаясь на новую тактику немецких подводников, которые недавно получили на вооружение специальную торпеду для стрельбы по мелкосидящим целям.  

Сайт: Российский Подводный Флот (Submarine)

Статья: АЛЕКСЕЙ МАТИЯСЕВИЧ (ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ ПОГОНИШЬСЯ...)



К началу навигации 1943 года немцы завершили подготовку на Балтике системы противолодочной обороны. На германских заводах было изготовлено множество больших стальных конусов, которые по железной дороге доставлялись а Палдиски. Днем и ночью здесь работали тысячи насильственно согнанных людей, сплетая противолодочные сети из стального троса норвежского производства. Конусы сваривались между собой и служили для сети огромными поплавками - буями. После того, как немцы выставили в Финском заливе 350 сетевых секций, каждая из которых имела 250-метровую длину и высоту до 70м, советские подлодки были лишены возможности выходить в открытое море. Ситуация изменилась только в сентябре 1944г., после заключения перемирия между Финляндией и Советским Союзом. Одним из условий этого перемирия являлось использование флотом СССР финских территориальных вод, включая шхерные (прибрежные) фарватеры, чем не замедлили воспользоваться командиры советских субмарин.

1 октября 1944 года покинула Кронштадт и подводная лодка "Лембит". Ее командир Алексей Матиясевич получил приказ нанести удары по кораблям и транспортоам противника, бросившим якорь в Померанской бухте. Кроме того, впервые за долгое время подлодка "Лембит" должна была произвести минные постановки в акватории противника. Специальная конструкция минных шахт лодки требовала мин английского производства, а поскольку запас их иссяк, "Лембит" давно не использовали по прямому назначению - в качесте минного заградителя. Наконец летом 1944г., когда Матиясевич уже потерял всякую надежду увидеть свою субмарину во всеоружии, из Мурманска в Кронштадт прибыла партия английских мин, предназначенных специально для "Лембит". Командование тотчас решило пустить их в дело, поручив Матиясевичу выставить мины на коммуникациях между двумя крупными портами - Свинемюнде и Кольбергом. Первыми жертвами английских "подарков" стал фашистский буксир и два транспорта - "Шванеск" и "Эберхард". В конце ноября "Лембит" продолжила минные постановки, перейдя в район Клайпеды. Их результаты превзошли ожидания командования - на минах, выставленных лодкой, подорвались еще четыре транспортных судна и тральщик.

На обратном пути на базу произошло нечто необычное. Следуя на перископной глубине, "Лембит" столкнулась с каким-то крупным предметом. Матиясевич немедленно скомандовал всплытие и, как только лодка вынырнула на поверхность, обратил внимание на расплывавшееся рядом с кормой маслянистое пятно. В нескольких кабельтовых лежал в дрейфе поджидающий лодку финский катер сопровождения, другой катер виднелся на траверзе маяка Утё. "Протаранили свою субмарину!" - ужаснулся командир "Лембит". Но его опасения были напрасными: как сообщили с подошедших катеров, никаких других советских катеров, никаких других советских подлодок в этом районе быть не могло. Значит, жертовой подводного тарана стала субмарина противника? Командир "Лембит" был почти уверен в этом, но не имел никаких доказательств.

На базе к докладу Матиясевича отнеслись скептически: разве может одна подводная лодка протаранить другую, отделавшись небольшой вмятиной на крышке торпедного аппарата? Да и что делать немецкой подлодке в прибрежном мелководном районе, где нелегко атаковать противника и еще труднее спасаться от преследования? Скорее всего, "Лембит" столкнулась с топляком - обыкновенным бревном, заблудившимся во время лесосплава. Однако экипаж "Лембит" во главе с ее командиром продолжал настаивать на своем, ссылаясь на новую тактику немецких подводников, которые недавно получили на вооружение специальную торпеду для стрельбы по мелкосидящим целям. Не исключено даже, что случайный таран спас катера сопровождения от точного торпедного залпа германской субмарины.

Эти догадки подтвердились много лет спустя. Анализируя опубликованные списки потерь флота Германии, Алексей Матиясевич пришел к выводу, что в тот декабрьский день "Лембит" столкнулась с немецкой субмариной "U-479". Крепкий стальной форштевень советской подлодки решил судьбу соперницы, которой уже не суждено было всплыть.

Алексей Михайлович Матиясевич родился в 1904 году в старинном русском городе Смоленске. Отца, Михаила Степановича, в это время дома не было - он воевал с японцами в маньчжурских сопках. Пускай не пощадила прапорщика Матиясевича японская картечь, но с войны вернулся он с орденом Анны 4-й степени. Так же браво сражался отец Алексея и в первую мировую - командовал ротой, затем батальоном и, наконец, полком.

Октябрьскую революуию Матиясевич-старший встретил при золотых полковничьих погонах и полном банте орденов Св.Георгия, что не помешало ему тотчас включиться в борьбу за новые идеалы. В 1919г. он возглавил 9-ю армию, разгромившую войска Юденича на подходах к Петрограду, затем сражался с Колчаком под Омском, а еще позже командовал 5-й армией, которая разбила отряды барона Унгерна в Монголии.

Неудивительно, что все пять сыновей Михаила Степановича стали кадровыми офицерами. Еще шестнадцатилетним пареньком Алексей Матиясевич решил связать судьбу с флотом. В том же 1920-м году молодой моряк отправился в свой первый северный поход. По окончании морского техникума А.Матиясевич получил путевку на пароход "Товарищ Сталин", на котором проплавал семь лет старшим штурманом. В 1936г. Алексею, теперь уже "старому морскому волку", выпало ответственное задание - принять участие в проводке эскадренных миноносцев "Сталин" и "Войков" Северным морским путем из Кронштадта во Владивоскок. Со своей задачей Матиясевич справился блестяще и был удостоен ордена "Знак Почета", который ему вручил сам М.И.Калинин.

Накануне войны с Германией, когда большая часть Европы уже была под сапогом у Гитлера, чиновники министерств не на шутку всполошились, вспомнив о советских плавучих кранах, "забытых" в амстердамском порту. Перегнать плавкраны из Амстердама в Ленинград предстояло Алексею Матиясевичу. Пока шла подготовка к этой операции, Амстердам вместе с другими землями Голландии и Бельгии оказался в руках немцев. Несмотря на это, Матиясевичу удалось благополучно вывести краны из оккупированной фашистами зоны и в целости и сохранности доставить их в ленинградский порт.

В начале 1941 года Алексей Матиясевич окончил шестимесячные курсы командиров-подводников и 25 июля, через месяц после начала боевых действий, был зачислен помощником командира на подводную лодку "Лембит". История этого подводного корабля была интересной и необычной.

В декабре 1934 года правительство Эстонии заключило с английской фирмой "Виккерс-Армстронг" договор на постройку двух подводных лодок общей стоимостью 360 тысяч фунтов стерлингов. Через два года, 7 июля 1936г. состоялась торжественная церемония крещения кораблей. Супруга эстонского посла в Англии Алиса Шмидт нажала на невидимый рычажок - и булылка шампанского, подвешенная на тонком тросе, разбилась о стальной корпус одной из лодок. "Нарекаю тебя "Лембит", - торжественно произнесла жена дипломата. Это имя для первого корабля собственной подводной флотилии эстонцы выбрали неслучайно, вспомнив эпоху крестовых походов. В те давние времена Лембиту, старейшина земли Сакала, поднял свой народ на борьбу против рыцарей-тевтонцев, вторгшихся в южную Эстонию. Лодке "Лембит", которая в 1937г. почти одновременно с другой такой же новой лодкой "Калев" пришвартовалась у таллиннского причала, тоже суждено было воевать с немецкими захватчиками: в 1940 году после присоединения Эстонии к СССР она была зачислена в списки Краснознаменного Балтийского флота. Узнав об этом, командир лодки капитан-лейтенант Шмидехельм, немец по национальности, тотчас покинул корабль. Вместе с командиром ушла большая часть офицеров-эстонцев. Наконец после трех месяцев "безвластия" на полубу "Лембит" поднялся новый командир - капитан-лейтенант В.А.Полещук.

Начало войны с Германией субмарина встретила в Лиепае, где в то время базировался дивизион подводных минных заградителей. 22 июня город и порт поверглись жестокому воздушному налету немецкой авиации. В первые же военные дни, когда дивизион вышел из Лиепаи, держа курс на более безопасный Палдиски, выяснилось, что лодка нуждается в значительном ремонте. Так "Лембит" оказалась в кронштадтском доке.

Пока шли ремонтные работы, командир субмарины подобрал себе подходящего помощника - старшего лейтенанта Алексея Матиясевича. Через месяц после начала войны Матиясевич впервые спустил на борт "Лембит", а спустя пару недель, 12 августа, субмарина вышла в море со специальным заданием командира бригады. Согласно предписанию, лодка "Лембит" должна была выставить мины к запады от занятого немцами датского острова Борнхольм. До этого советские субмарины не отваживались заходить в столь удаленный и опасный район, но слишком заманчива была цель операции - перерезать одну из самых оживленных морских дорог, по которой в Германию непрерывным потоком шли транспорты со шведской железной рудой.

Следуя в район о. Борнхольм, "Лембит" попала в сильнейший шторм. Избежать борьбы со стихией было невозможно, поскольку лодка была вынуждена всплыть для очередной зарядки аккумуляторных баратей.

Мощные удары волн вывели из строя гидравлическую систему управления рулевыми устройствами. Однако после того, как моряки "укротили" носовые вертикальные рули (их лопасти, с силой ударявшие по корпусу лодки, удалось связать тросом), лодка упорно продолжала свой путь на запад. Все двадцать мин ее боезапаса были выставлены точно в назначенном районе. О результатах этой операции Матиясевич узнал только в конце войны: минное заграждение у Борнхольма лишило немцев трех крупных судов, в том числе морского железнодорожного парома и транспорта, груженного рудой.

В конце августа 1941г. лодка "Лембит" вместе с другими кораблями Балтийского флота успешно прорвалась из Таллинна в Кронштадт. Здесь Алексею Матиясевичу предстояло принять субмарину из рук Полещука, которого назначили командиром дивизиона подводных лодок. Времени для вхождения в курс дела у нового командира субмарины практически не оказалось: 18 окрября, получив приказ разведать обстановку в Нарвском заливе, Матиясевич снова вывел лодку в море. 5 ноября "Лембит" заминировала пролив Бьёркёзунд, защитив Кронштадт от частых вражеских набегов. На минах, выставленных лодкой, подорвался немецкий тральщик и посыльное судно "Порккала".

Лютой зимой 1941-42гг. корабли Балтийского флота оказались запертыми в Финском заливе. После затянувшейся зимовки в блокадном Ленинграде и не менее продолжительного ремонта лодка смогла отправиться в очередной поход лишь в конце августа 1942г. Когда Алексей Матиясевич уходил в долгие морские походы, его жена Валентина, по образованиею инженер-химик, оставалась в осажденном Ленинграде. Много бессонных ночей провела она над рецептурой взрывчатых веществ для боеприпасов, остро необходимых защитникам города на Ниве.

Преодолев около 300 миль пути в опасных водах Финского залива, "Лембит" оказалась в его устье, в районе Утё. Ранним утром 4 сентября субмарина встретила и атаковала вражеский конвой, в котором было не менее восьми транспортных судов. Удачный торпедный залп из носовых аппаратов пустил ко дну крупный транспорт, однако остальные корабли и суда конвоя успели ускользнуть. Анализируя результаты операции, Матиясевич решил, что если судьба еще раз предоставит ему шанс одержать крупную победу, он непременно использует этот шанс наилучшим образом.

Удобный случай не заставил себя долго хдать. Через десять дней, 14 сентября 1941г. на подходах к Утё замаячили пять вражеских транспортов в охранении нескольких сторожевых кораблей. На этот раз Матиясевич выбрал такой угол атаки, чтобы пущенные лодкой торпеды поразили две цели одновременно. После сложных маневров лодка дала торпедный залп, настигший транспорт "Финлянд" и соседнее с ним судно. Матиясевич наблюдал, как обе жертвы его субмарины окутались густым дымом и быстро пошли ко дну.

Командир "Лембит" мог торжествовать. Его двойная атака была первым на Балтике успешным опытом такого рода. Как и следовало ожидать, расплата за нее была жестокой. Установив прочный контакт с советской лодкой, которая то петляла, то резко увеличивала ход, коарбли охранения фашистского конвоя не отставали от нее не на шаг. Очередная серия глубинных бомб легла настолько близко от субмарины, что от мощного сотрясения корпуса накоротко замкнуло цепи аккумуляторов. Одной искры оказалось достаточно, чтобы вызвать сильный взрыв в центральном отсеке, смявший переборки в гармошку. Взрывная волна раскидала людей по палубе.

Как только Матиясевич пришел в cебя, он тотчас бросился в трюм. У пробоин, из которых били мощные струи воды, уже работали трюмный Расторгуев и электрик Панов. Быстро оценив обстановку, командир отдавал нужные команды, и постепенно на лодку возвращался порядок: прекратилось поступление забортной воды, были ликвидированы очаги пожара, аварийная партия приступила к ремонту и проверке механизмов, обожженные и раненые получили первую помощь. Матиясевич вывел своих людей из поврежденного центрального отсека. Находиться там было по-прежнему опасно - у разбитых аккумуляторов постепенно скапливались ядовитые пары хлорного газа. При этом субмарина не имела возможности всплыть и провентилировать отсеки. Поврежденная лодка была вынуждена отлеживаться на грунте, поскольку вражеские корабли все еще продолжали курсировать над ней, то и дело сбрасывая новые серии бомб. Удалось всплыть только с наступлением темноты, когда запасы кислорода были полностью исчерпаны.

Форсировав Финский залив в обратном направлении, 22 сентября 1942г. "Лембит" вернулась в Кронштадт. После этого тяжелого похода Военный совет Краснознаменного Балтийского флота представил Алескей Матиясевича к званию Героя Советского Союза. Советское правительство по достоинству оценило и боевые успехи прославленной субмарины - 6 марта 1945г. подводная лодка "Лембит" была награждена орденом Красного Знамени. Но война еще не закончилась, 23 матра "Лембит" вновь выходит в боевой поход - на этот раз к берегам Германии, в Данцигский залив.

В это время из Восточной Пруссии, через Пиллау, в спешном порядке эвакуировались немецкие войска. После тщательной разведки фарватеров, по которым шли транспорты противника, подводная лодка выставила несколько минных банок. Днем 30 марта погода была пасмурная и ветреная, удерживать субмарину на глубине при крутой волне было трудно. Курсируя неподалеку от места минных поставок, "Лембит" поджидала вражеские суда, подходящие для торпедной атаки. Тщетно! Испугавшись частых взрывов мин, которые выставила советская подлодка, немцы усилили воздушную разведку акватории. Корабли противника стали придерживаться мелководных прибрежных районов, и "Лембит" так и не смогла найти мало-мальски подходящий объект торпедной атаки. Тем не менее, от мин субмарины погибло три немецких сторожевика, противолодочный корабль и транспорт "Дрейхдейк". С таким неплохим результатом закончился 14 апреля 1945г. последний военный поход лодки "Лембит".

Известие о капитуляции Германии застало экипаж субмарины в финском городе Турку, где лодка проходила мелкий ремонт корпуса. Но долго морякам отдыхать не пришлось - в начале июня командир Матиясевич получил приказ вывести лодку в боевой дозор. 13 июня 1945г. "Лембит" вышла в море для крейсерства в районе острова Борнхольм. Зачем? Что-бы контролировать морские пути, которыми могли воспользоваться скрывающиеся от наказания военные преступники. Днем лодка ходила на перископной глубине, а ночью - в надводном положении, останавливая для досмотра каждый катер или рыболовную шхуну. Почти четыре недели "Лембит" находилась в море. Возвратившись 8 июля на базу в Турку, Матиясевич узнал, что в предстоящий День Военно-Морского Флота его субмарина будет участвовать в параде боевых кораблей в Таллинне. 22 июля 1945 года "Лембит" влилась в армаду ярко расцвеченных флагами кораблей Балтийского флота, которые выстроились в кильватер на Таллиннском рейде.

По окончании войны, с осени 1945г. на флоте началась демобилизация. Стали покидать моряки и "Лембит", а некоторых членов экипажа прославленной лодки перевели для дальнейшей службы на другие корабли. В апреле 1946г. Алексей Матиясевич сдал свой корабль новому командиру - капитану 2 ранга Ю.С.Руссину. К этому времени сменился почти весь экипаж счастливой субмарины - лодки, которая всегда выходила сухой из воды.

После выхода в отставку в чине капитана 1 ранга Алексей Михайлович Матиясевич полностью посвятил себя интереснейшей науке океанографии. Он составлял и корректировал лоции полярных морей, занимался литературной деятельностью, а в конце свое научной карьеры был избран действительным членом Географического общества СССР.