Молотков

Имя Владимира Молоткова, очень хорошо известно гитаристам, особенно тем, кто серьезно занимался гитарой в 70-е и 80-е годы по его учебным книгам джазовой импровизации и аккомпанемента на электрогитаре. Это были первые содержательные и компетентные учебные пособия для гитаристов, выпуoщенные в то далекое время еще существовавшего советского союза.  

Статья: "Профессор джазовой гитары"

Сайт:Российский гитарный портал



Учитывая информационный голод того периода, книги В.Молоткова пользовались невероятной популярностью.

После развала "союза" его книги, к сожалению, практически исчезли из прилавков нотных магазинов, но они по-прежнему имеют популярность среди гитаристов.

Мне приходиться очень много гастролировать по территории СНГ и когда я встречаюсь с гитаристами, они с восторгом воспринимают то, что я являюсь его учеником и теперь уже близким другом. Постоянно расспрашивают о нем и интересуются его сегодняшней деятельностью. Вот поэтому у меня и возникла идея взять у Владимира Молоткова интервью, которое я предлагаю читателям.

Надеюсь, оно будет интересным для всех тех, кто когда-либо соприкасался или еще соприкоснется с этим именем, Владимиром Алексеевичем Молотковым, которого заслуженно можно назвать большим мастером джазовой гитары.

Владимир Алексеевич, когда Вы начали заниматься музыкой и кто были Ваши первые учителя?

Я начал играть в возрасте семи лет. Дома было две неплохие гитары. Дело в том, что обе мои бабушки хорошо владели гитарой, они и были первыми моими учителями. Хочу подчеркнуть, что они не бренчали, а именно играли. Это были, конечно, вальсы, мазурки, арии, итальянские песни, типа Santa Lucia и так далее.

Самым "джазовым" в нашем репертуаре был фокстрот "Крокодил".

Вся беда была лишь в том, что играли они на семиструнных гитарах со строем РЕ, СИ, СОЛЬ, РЕ, СИ, СОЛЬ, РЕ. Однако, я уже тогда знал, что есть шестиструнная гитара с квартовым строем. Я перестраивал гитару и принимался искать аккорды. Каждая новая находка вызывала в буквальном смысле восторг. Но подлинным переворотом в гармоническом мышлении явился первый в моей жизни американский учебник Микки Бейкера, где были показаны аккорды в широком расположении с пропущенными струнами. Я не выпускал его из рук, занимался ночи напролет, до тех пор, пока его полностью не освоил. И сейчас я вспоминаю эту книгу с большим теплом, - она открыла окно в другой, заокеанский мир.

Когда Вы начали свою профессиональную карьеру?

Это случилось очень рано, в возрасте пятнадцати с половиной лет. Мы жили рядом с Укрконцертом в городе Киеве, куда я постоянно бегал, чтобы послушать репетиции различных групп. И вот однажды случилась какая-то экстремальная ситуация - срочно нужен был гитарист, а я как раз оказался под рукой. Меня взяли в оркестр и сразу стали репетировать. Я, естественно, все сыграл с первого раза, и меня тут же взяли на гастроли. То что у меня еще не было паспорта, брался уладить администратор группы.

Ну а как же дальше сложилась Ваша Судьба?

Что сказать! С этого момента все завертелось колесом. Различные филармонии Союза, Мюзик-Холлы, эстрадно-симфонические оркестры, цирк и конечно же рестораны. Должен сказать, что это прекрасная школа для джазмена,- ресторанная работа вырабатывает особую практическую хватку, развивает оперативную технику, когда нужно моментально играть любую мелодию и играть правильно. И не стоит относиться к такому опыту пренебрежительно, ведь хорошо известно, что такие выдающиеся люди, как Д.Шостакович, Ю.Милютин, Л.Орлова работали в молодые годы в кинотеатрах, в качестве обыкновенных таперов.

Короче говоря, во всей этой карусели были более или менее творческие периоды и это зависело от того, с какими именно музыкантами приходилось сотрудничать. Я считаю большим везением, что мне удалось попасть в 1969 году в оркестр под управлением Анатолия Кролла. В то время это была самая настоящая кузница джазовых кадров. Через этот оркестр в разное время прошли десятки джазменов и каждый получил столько, сколько смог унести. Да что говорить, ты ведь и сам прошел эту школу и можешь все это подтвердить.

Владимир Алексеевич, кто из гитаристов оказал на Вас наибольшее влияние?

Это, конечно, был не один человек, поэтому начну по порядку. Первым и самым глубоким впечатлением была игра Кенни Баррела - его изысканные импровизации в малом составе с альт-саксофонистом Джони Хаджесом и органистом Вайл Билл Дейвисом. Несколько позднее заслушивался игрой Говарда Робертса. И тут нечто вроде взрыва - появление на джазовом горизонте Уэс Монтгомери. Доставал все, что возможно из его записей и часами слушал. Кстати сказать, он остался моим кумиром и по сей день - чем больше его слушаю, тем больше удивляюсь, откуда это море фантазии, а ведь большинство записей сделано тридцать пять и более лет назад.

Из новых гитаристов очень впечатляет, конечно, Пэт Мэтини, но по правде сказать, это музыка совсем другого рода и другого поколения. Люблю слушать твоего приятеля Майка Стерна.

Теперь вопрос несколько другого порядка, как получилось, что Ваша семья перебралась в Германию?

Я давно хотел жить в Западной Европе и только в 1995 году эта возможность предоставилась. Мы с дочерью оказались в Западном Берлине и получили вид на жительство. С этого времени я попеременно живу то в Берлине, то в Киеве. Здесь меня удерживает преподавательская работа в музыкальном колледже, к которой я очень привязан.

Какие творческие и жизненные возможности появились в Германии?

Пять лет, это слишком короткий срок, чтобы по-настоящему вжиться в иную среду. Эти творческие и жизненные возможности я только начинаю нащупывать. Во всяком случае, находясь там, я ощущаю вежливую доброжелательность. Сказать по правде, очень завидую Майе Плисецкой, которая уже имеет свою собственную балетную школу в Мюнхене.

Владимир Алексеевич, расскажите о Вашей пластинке, которая вышла в 1978 году, и была первой джазовой пластинкой вышедшей на Украине.

Я не считаю ее какой-либо творческой удачей. Писалась она на скорую руку, поскольку предложение о записи поступило совершенно неожиданно. Это было связано с тем, что в киевском филиале фирмы грамзаписи "Мелодия", был очень плотный график работы и неожиданно появилось небольшое окно, которое надо было срочно использовать. Времени на репетиции, таким образом, совершенно не было и пришлось записывать пластинку фактически экспромтом. Кроме того, у нас не было подходящего басиста и мне пришлось исполнять партию бас-гитары, а затем путем наложения записать импровизацию и аккомпанемент на гитаре. Это не лучший вариант записи, поскольку я считаю, что запись путем наложения противоречит самой сути джаза, теряется живой эмоциональный контакт с коллегами. Во всяком случае, нельзя не отметить, что эта пластинка была первой ласточкой на джазовом небосклоне Украины и это обстоятельство трудно переоценить.

Записывал пластинку замечательный звукооператор Юрий Винник. Нужно учесть, что запись производилась на довольно примитивной аппаратуре того времени и ни о какой последующей обработке звука не могло быть и речи.

Расскажите о Ваших учебных книгах, по которым, я с уверенностью могу сказать, занимались практически все гитаристы бывшего "союза". И в чем их характерная особенность?

Да, считая вместе с переизданиями - это пять книг. Особенно важным для меня считаю "Джазовую импровизацию на гитаре" ("Музычна Украина"1983г.).

"Джазовая импровизация на шестиструнной гитаре" ("Музычна Украина"1989г. 2-е издание, переработанное и дополненное), и "Аранжировка для гитары", ("Крещатик",1997г.).

Все эти книги построены исключительно на американском джазовом материале, который подобран в хронологическом порядке, по мере его появления в живой исполнительской практике музыкантов- импровизаторов. В первых двух вышесказанных пособиях я выступаю скорее в роли комментатора, человека, который все это тщательно проработал и делится опытом освоения материала. Каждая из этих пособий содержит в себе конспект по крайней мере четырех-пяти американских учебников. Это сейчас можно достать почти любые аудио и видео-школы, а в те годы подобный материал был малодоступен, да еще и нуждался в некоторых пояснениях.

Пожалуйста, расскажите более подробно, что представляет собой Ваша последняя книга "Аранжировка для гитары"?

Вообще-то, идея аранжировки для гитары занимает меня на протяжении всей сознательной музыкальной жизни. Суть идеи проста и крайне сложна одновременно.

Имея одноголосно изложенную мелодию, превратить ее в добротную аранжировку, для сольного исполнения на гитаре, где в сбалансированном виде присутствует бас, аккомпанемент, всевозможные подголоски и мелодия. Мне всегда хотелось играть одному и эти разработки последних десяти лет, являются реакцией на это желание.

В этой книге, как мне кажется, впервые затронут вопрос об аккордовом фонизме применительно к аранжировке. Сонофистика созвучий поставлена во взаимосвязь со стилистикой и характером пьесы. Подробно описаны виды фигурации. Особое внимание уделено фигурации среднего голоса, вносящий в аранжировку как бы внутреннюю жизнь. Специальные параграфы посвящены задержанию, предьему и органному пункту. Весьма подробно описана фигурация нижнего голоса, мелодической самостоятельности которого предлагается большое значение в современной концепции аранжировки популярной и джазовой музыки.

В третьей главе содержится, на мой взгляд, интересный материал по гармонии мелодии. Детально разбирается гармонизация неаккордовых тонов. В четвертой главе даются принципиально новые сведения о сочинении промежуточных мотивов. Завершается книга изложением специфики аранжировки в стиле босса нова.

В этом пособии, кроме популярного, широко представлен и классический гитарный репертуар. Он иллюстрирует "изначальность" какого-либо явления, приема, вида фактуры, голосоведения, поскольку впервые эти элементы появились в гитарной литературе до джазового периода.

Я знаю, Вы сейчас работаете над очередной книгой, о чем она?

В настоящее время я заканчиваю рукопись шестой книги. Это продолжение предыдущей книги "Аранжировка для гитары", которая вышла в 1997г.

Неужели до сих пор в гитарной литературе не существовало хороших аранжировок или переложений джазовой и популярной музыки?

Хороший вопрос! Сказать по правде - в большинстве своем, это самая настоящая халтура. Все это я добросовестно проигрывал и всегда был очень разочарован.

Чем можно объяснить такое низкое качество существовавших раннее аранжировок для гитары.

Все очень просто. Дело в том, что теоретические сведения, необходимые аранжировщику, рассредоточены по разным источникам и чаще всего не входят в объем информации, получаемой студентами исполнительских факультетов. Кроме того, многочисленные примеры в учебных пособиях по гармонии и аранжировке в большинстве своем не имеют непосредственного отношения к современному этапу развития музыки, а тем более, к ее популярным жанрам. Одной из моих целей было совмещение теоретического аспекта аранжировки с практическим. Сделана также попытка осуществить счастливый альянс между аранжировщиком и гитаристом. Ведь гитаристы-исполнители, как правило, незнакомы с основами аранжировки, имеющие в основном с ансамблями или оркестрами, мало знают возможности собственно гитары.

Владимир Алексеевич, все-таки не могли бы Вы рассказать более подробно, что представляет собой новая работа?

Суть ее представляют пятьдесят аранжировок популярных джазовых стандартов в своих оригинальных тональностях. Расположены они по хроматическому восходящему ряду. Таким образом, гитарист, разучивая эти пьесы, одновременно осваивает разные тональности и начинает "ощущать" их на грифе.

Предполагается ли в этой книге какой-либо теоретический материал?

Да, конечно. После каждой пьесы дается небольшой анализ наиболее характерных приемов фактуры, которые использованы в данной аранжировке.

Что представляет собой слово "выгородка", о которой Вы так часто упоминаете в разговоре со мной?

"выгородка" - это мое маленькое изобретение, которым я очень горжусь. Сама по себе выгородка известна давно и применялась в театре, я затем и в кино. Это декорации из старых пьес или постановок, из которых собирается, выгораживается условная декорация для репетиций новой пьесы. Иногда используются полностью старые декорации, иногда к ним добавляются новые фрагменты.

Не пойму, какое отношение это имеет собственно к аранжировке?

Самое непосредственное! Создание такой музыкальной выгородки предполагает транспозицию нескольких уже готовых аранжировок из смежных тональностей, на тон или полтона выше и ниже нашей рабочей тональности. Затем мы будем проигрывать их одну за другой в произвольном порядке и переходить с одного стандарта на другой совершенно свободно. Правда, на такое "озвучивание" новой тональности может понадобиться не один день, однако, через некоторое время начнут возникать новые, неожиданные фактурные комбинации, на стыках и в промежутках между уже известными раннее ходами. С каждым новым разом напряжение этого мелодического поля будет все более и более повышаться. Начнет появляться, своего рода, мелодическая индукция. Реальные показатели результата этой работы будут обострение мелодической интуиции, когда любой мелодический оборот или мотив немедленно будет вызывать целую серию подходящих фактурных решений.

Владимир Алексеевич, ведете ли Вы сейчас преподавательскую работу и что Вы можете сказать о молодом поколении гитаристов?

Да, я веду класс джазовой гитары в Киевском высшем музыкальном колледже им. Р.М.Глиэра с 1980 года, т.е., со дня открытия в Киеве эстрадно-джазового отделения. За это время наш отдел закончило около 80-ти гитаристов, с различной жанровой направленностью. Каждый выпускник готовит программу госэкзамена в том стиле, который ему наиболее близок. Здесь у нас нет жесткой схемы и подход к оценке выпускника достаточно либеральный.

Кого Вы могли бы отметить из числа Ваших бывших студентов?

Игорь! Чего греха таить, конечно же в первую очередь тебя, И давай отбросим чувство ложной скромности - я считаю тебя плоть от плоти, продолжением моей музыкальной и жизненной концепции. Это могут подтвердить и мои старшие коллеги. Кроме того, что ты прекрасный исполнитель, мне особенно импонирует в тебе то, что ты ведешь теоретическую, исследовательскую работу. Я имею ввиду твои вышедшие уже книги "Импровизация на электрогитаре" часть 1 "Вспомогательные ноты и отклонения в импровизации" и часть 2 "Основы аккордовой техники". Они сделаны тщательно и добротно, а это для меня высший критерий оценки. Это прекрасный материал для любого стиля исполнения джаза и фьюжн.

Владимир Алексеевич, безмерно признателен Вам за такой комплемент, потому как для меня это большая честь слышать его именно от Вас.

Но вернемся к нашей беседе и у меня к Вам наверное чисто гитарный, профессиональный вопрос, какие инструменты и усилители Вы сейчас предпочитаете и используете?

Как и у многих других гитаристов, в разное время у меня были различные симпатии и антипатии. Долгое время находился под гипнозом фирмы GIBSON, но скажу по правде, мне ни разу не попадался удобный инструмент. С годами пришел к выводу, что самое важное в гитаре, это не название фирмы, а живое ощущение в руках. Как-то в Берлине несколько дней подряд выбирал себе инструмент. Мое внимание сразу привлек к себе IBANEZ -JP( Joe Pass), это серьезный акустический инструмент, но играя на нем, я все время чувствовал дискомфорт. Это весьма субъективное ощущение, которое объяснить довольно трудно. И здесь же рядом висел Washburn HB-35, полуакустик (Artist). Когда я взял ее в руки, то сразу почувствовал, что это мой инструмент и никаких сомнений уже не оставалось. А вообще, должен тебе сказать, что любой серьезный профессионал должен иметь несколько разных инструментов, и в отношении моделей, и в отношении качества звука. Ведь нам часто приходиться исполнять довольно разную музыку и здесь одним инструментом не обойтись.

Что касается усилителей. Конечно, предпочтение следует отдать ламповым усилителям, таким, например, как MESA/ BOOGIE. В последнее время замечаю, что многие джазовые гитаристы вернулись к старому, доброму VOX- их снова стали выпускать во многих модификациях. Лично я пользуюсь английским усилителем CARLSBRO SHERWOOD BABY. Его 30 ватт вполне достаточно для почти любой площадки, поскольку он имеет сильное звуковое давление.

И напоследок, Владимир Алексеевич, есть ли у Вас "хрустальная мечта" всей жизни?

Безусловно, Игорь. В отличие от Остапа Бендера я хочу иметь собственную музыкальную школу. Первое и самое главное ее отличие будет в том, что учебный план не будет загроможден необязательными предметами. Основными дисциплинами будут специальность(технология игры), сольфеджио и импровизация. Конечно же и общее фортепиано. Предполагается несколько возрастных групп. Особенный интерес представляет младшая группа. По моему глубокому убеждению, джазовую технологию детям можно давать сразу и вовсе не обязательно начинать с диатонических гамм и простых трезвучий. Это только тормозит развитие и отдаляет момент начала активного музицирования.

Пока что более реальным представляется открытие такой школы в Берлине. Хотелось бы, конечно, иметь эту школу здесь, на Украине, но, к сожалению, здешняя нестабильность и неопределенность мало способствует этому предприятию.

Владимир Алексеевич, спасибо за интересную беседу, думаю, что это интервью будет интересно многим гитаристам, которые формировали свой профессиональный уровень по Вашим книгам. Я, как и многие гитаристы, также с нетерпением буду ждать выхода Ваших новых учебных работ. А в новом году и новом тысячелетии от себя лично и от всего гитарного цеха хочу пожелать Вам больших творческих успехов и их реализации.