Могилевская

( .... ) ТЕ, КТО узнал и полюбил Марину МОГИЛЕВСКУЮ в телесериалах 'Марш Турецкого', 'Каменская', 'Московские окна', наверное, удивятся, узнав, что она прежде всего - театральная актриса. Начинала в Киеве, в Театре им. Леси Украинки. После возвращения в Москву три с половиной года не выходила на сцену. Но наконец судьба смилостивилась. Марина сыграла в спектакле 'Слухи'.  

Автор: Марина НЕВЗОРОВА

Статья: Играть то, что интересно

Сайт: "Аргументы и Факты"



- С ДЕБЮТОМ на московской сцене мне повезло. Замечательная пьеса Нила Саймона, прекрасная актерская компания и грамотный режиссер. В Киеве я в основном играла драматические роли, но мне всегда хотелось что-нибудь острохарактерное. В 'Слухах' это желание наконец осуществилось.

- Как вас угораздило закончить Институт народного хозяйства? Согласитесь, неожиданный выбор.

- Народному хозяйству крупно повезло, что я не поучаствовала в его развитии. Когда закончила школу, точно не знала, чем бы хотела заниматься. И отправилась сдавать экзамены в Институт международных отношений. На первом же экзамене получила тройку и забрала документы. Пока переживала, влюбилась и, бросив все, уехала в Киев. Институт народного хозяйства выбрала потому, что была уверена, что смогу сдать все, кроме математики. Папа у меня физик и за неделю меня подготовил так, что первый экзамен я сдала на пятерку и стала студенткой. А может, это была судьба, потому что институт соседствовал с Киностудией им. Довженко, и буквально через полгода ко мне подошел какой-то человек и пригласил на кинопробу. С тех пор моя жизнь кардинально изменилась. Но институт я все-таки закончила. Правда, спроси меня сейчас, что такое дебет и кредит, не скажу.

- Вы успели сняться в совместной украинско-американской картине, в Голливуд не приглашали?

- В Голливуд не зовут. У них там таких своих много. А опыт работы в совместном кино... Мне было очень интересно наблюдать, как работают американцы. Они могут 20 раз улыбаться, 40 плакать, оставаясь при этом холодными, как собачий нос, а мы играть без души не можем. И живут они совсем не так, как мы. В 5 - подъем, в 6 - спортзал, легкий завтрак. Вечером в 9 - спать. Вот этому у них бы поучиться. А то мы со своей широкой душой, со своими чувствами очень часто забываем, что профессия - это не только то, что внутри, но и лицо, фигура, здоровье, и за этим надо следить.

- Многие актеры пренебрежительно отзываются о сериалах: мол, играть там нечего...

- ...Мол, 'осетрина второй свежести'? Но вот пришел Александр Митта и блистательно сделал 'Таежный роман', который даст фору многим художественным фильмам. Пришел Владимир Хотиненко и снял 'По ту сторону волков'. Значит, вопрос не в жанре, а в том, кто за него берется. Сериалы есть. Их смотрят и любят. И с каждым годом они становятся лучше. Я для себя решила: если мне что-то кажется интересным, не важно - сериал ли это, театр, кино или клип, то буду играть. Это моя профессия, и мне не стыдно ею заниматься.

- Ваша жизнь сильно изменилась после фильма 'Марш Турецкого'?

- Теперь все время приходится себя контролировать, чего я страшно не люблю. Сегодня, например, была в бане. Была уверена, что без грима и в простыне могу чувствовать себя спокойно, но прошло пять минут, и я поняла, что даже здесь надо правильно сесть, нельзя сказать чего-то лишнего, потому что на меня смотрят. Честно говоря, для меня это довольно тяжело, я человек открытый и сдерживать себя не очень привыкла. Значит, надо учиться. Но зато, когда ко мне подходят люди, и говорят какие-то добрые слова, и просят автограф, не буду врать - это безумно приятно.

- Вы решительный человек?

- То, что я человек кардинальных действий, - это факт. Могу в одну секунду принять решение, которое поменяет всю мою жизнь. Так я уехала, все бросив, из Москвы в никуда. И точно так же, оставив в Киеве театр, любимую квартиру в голубых тонах, сделанную полностью моими руками, в один день приняла решение вернуться в Москву. Вечером мне позвонили и предложили вести программу 'Доброе утро, Россия!'. Ночь я думала. В пять утра собрала два чемодана, села в свою десятилетнюю 'Тойоту', которая еле ползала, и под диким дождем, без щеток, отправилась в столицу. На следующий день уже сидела в прямом эфире с Михаилом Сергеевичем Горбачевым.

- Как вы относитесь к деньгам?

- Честно? Я так устроена, что не завишу от денег. Потому что все это проходящее. Моя жизнь так часто и резко менялась, были моменты, когда мне и на бутылку кефира не хватало. Сейчас вспоминаю: плохо ли мне было? Да не плохо, нормально, потому что другим жила. Мне кажется, что главное - понять, без чего твоя жизнь превращается в бессмысленное существование, и научиться жить не ситуацией, а своим отношением к ней. Это сложно, но к этому стремлюсь. Потому что можно сидеть на Канарах и чувствовать себя самой разнесчастной на свете, а можно поехать в какую-нибудь деревеньку к друзьям и так воспарить душой, что никаким Канарам и не снилось. Уверена, что если мне опять придется жить на 70 долл. (столько я получала, когда начинала работать в театре), то если и буду несчастлива, совсем по другим причинам.

Восемь лет назад я была на грани жизни и смерти, и какие-то два часа должны были решить - буду я жить или нет. И когда меня положили на операционный стол, я увидела над собой слепящую лампу, врачей, которые так же, как и я, понимали, что могу никогда не проснуться, переосмыслила всю свою жизнь. Подумала, сколько сил, энергии потратила на какую-то ерунду. И решила: если выживу, буду абсолютно по-другому относиться ко всему, потому что главное счастье - ПРОСТО ЖИТЬ. Надо радоваться тому, что у тебя есть... Какое-то время действительно жила по этим законам. А потом жизнь закрутила, и все постепенно изменилось. Но я все время стараюсь себе напоминать о том, что произошло со мной восемь лет назад.