Мищенко

  Актера "Современника" Василия Мищенко, уж, кажется, двадцать лет бессменно играющего на сцене Хлестакова, зритель запомнил по первым отечественным детективам - "Один и без оружия" Владимира Хотиненко и "Дураки умирают по пятницам" Рудольфа Фрунтова. А. уж что касается "Крутых", можно считать, что милицейская троица честных следователей - Круглов, Тынянов и Ермаш (Крутые - это аббревиатура их фамилий) - стояла просто-таки у истоков идеи "Ментов".  

  - Вас узнают на улицах?

  - В последнее время узнают. Сейчас часто крутят по телевидению фильмы с моим участием, бывает, месяца по полтора с экрана не схожу. Правда, когда в метро люди показывают на тебя пальцем, это не слишком приятно. Но бывают ситуации очень смешные. Тут недавно заскакиваю в ГАИ, а гаишники гостеприимно так руками разводят. "Ой, "Дураки умирают по пятницам" к нам пришел!" А в следующий раз милиция останавливает машину, спрашивают: "Ты Промокашку играл?" - "Я", - говорю. Я к такому вопросу уже привык. Нас с Ваней Бортником, который играл в сериале "Место встречи изменить нельзя", часто путают, а поскольку мы в очень хороших отношениях, я с удовольствием его популярность в народе поддерживаю.

  - Многие ваши фильмы - детективы. Став сорежиссером фильма "Крутые", вы тоже выбрали этот жанр. Вам близка криминальная тема?

  - Все жанры хороши, кроме скучного. Детектив всегда динамичен. Плюс актуален - криминальное время в стране, беспредельщина. Сейчас многие об этом говорят. Движение в лучшую сторону, конечно, есть, но маленькими шажками, миллиметрами. Вот я зимой попал в аварию, машина вдребезги, и понял, что оказался меж двух жерновов. Вроде есть закон, который должен быть на моей стороне, потому что я прав. Но он не работает. И я не только о своей аварии, а вообще - за какую тему ни возьмись, проблемы.

  - В ваших "Крутых" многое в работе правовых органов показано как раз таким, каким должно быть. Что это - мечта?

  - В идеале хотелось бы, чтобы так было. Хотелось бы, чтобы уголовный розыск разыскивал, а закон действовал. Мы пытались провести параллели с нашим легендарным сериалом "Следствие ведут Знатоки", предполагали реанимировать этот жанр. Пусть пока это напоминает сказку, пусть от нашего фильма веет романтизмом, но в принципе в кино и желательно изображать то, как нужно, как должно жить. Кино - это та же сказка. И если в сказках есть Кощей Бессмертный, то есть и богатыри, которые его побеждают.

  - В этом же фильме показана и повседневная семейная жизнь вашего героя. Она хоть сколько-то похожа на реальную?

  - В реальной жизни так же, как в кино, - жена и взрослая дочь. Кстати, моя дочь, студентка Школы-студии МХАТ, как раз и снималась в "Крутых".

  - Когда ваша дочь заявила, что собирается в актрисы, вы не попытались сдержать ее порыв?

  - Пытался. Но ей жить. Мою пищу ее организм не переваривает. Я не могу ей препятствовать, как в свое время препятствовали мне мои родители.

  - Почему препятствовали?

  - Они у меня люди очень простые. Папа всю жизнь проработал на стройке каменщиком, а мама - уборщицей. А мне вот так вдруг приспичило стать артистом. Мама-то была за, а отца больше устраивало, чтобы я пошел на шахту - я же из Ростовской области, у нас весь поселок был шахтерский. Кстати, когда я поехал поступать в Москву, весь поселок за меня и болел. Однажды пили мы пиво в местной пивнушке, а у нас там был такой мужичок-завсегдатай, на Лютого из "Неуловимых..." очень похож. Так он мне сказал: "Ну, Василий, давай учись, и чтобы был как Крамаров". Почему "как Крамаров", до сих пор не пойму... Но еще до Москвы я успел провалить экзамены в театральное в Краснодаре, после чего папа жестко сказал: "Хватит". А мама все заступалась: "А вдруг это его судьба?" Вот так и я сейчас о дочери думаю. А вдруг это ее судьба?

  - Вас не пугает, что после института она может остаться без работы?

  - Конечно, пугает. Но что я могу сделать? Чем могу, стараюсь помочь. В актерской профессии слово "вдруг" очень существенно. Когда я спросил у Аль Пачино, как ему удалось достичь вершины, стать одним из лучших и известных актеров мира, он мне честно признался: "Мне просто повезло". Вот и все.

  - Вы знакомы с Аль Пачино?!

  - Да, я познакомился с ним в Нью-Йорке, на Бродвее, во время гастролей "Современника". Мы там играли "Вишневый сад", а Аль Пачино и Ванесса Редгрейв пришли посмотреть спектакль. Потом мы вместе отправились в ресторанчик, и я часа два, можно сказать, брал у Аль Пачино интервью. Он сказал, что его очень интересует русский театр, что русская театральная школа, по его мнению, лидирует в мире. Даже позволил себя приобнять.

  - И каков он в общении?

  - Разговаривая, я не переставал следить за его реакцией. Сначала впечатление странное: кажется, что его нервная система расшатана, глаз какой-то безумный. Но когда он отвечает на вопросы, сразу понимаешь, насколько это мощная натура и сколько в нем еще нереализованной энергии. После того как мы, расцеловавшись, расстались, переводчица только руками развела: "Вы, русские, конечно, сумасшедшие. С одной стороны, странные какие-то, с другой - простые, открытые. Такого человека смогли запросто разговорить и расположить к себе". Оказалось, что вообще-то Пачино очень закрытый человек, не идет на общение, ведет довольно замкнутый образ жизни. Кого-то другого он и на пару секунд не подпустил бы к себе, а с нами сидел за столом, никуда не торопясь, болтал на любые темы, и видно было, что ему нескучно. Сейчас он снимает картину как режиссер. Недавно на свои деньги снял документальный фильм о том, как в театре репетировал "Ричарда III". Было ужасно приятно, когда на следующий день после нашего разговора он с шофером передал мне в гостиницу кассету с этим фильмом.

  - У вас есть какие-либо планы?

  - Есть один телевизионный проект популярно-развлекательной передачки. Не знаю, что получится, мы еще не определились с каналом. А суть передачи как раз от этого и будет зависеть. Либо она будет политически-музыкально-развлекательной, либо с чисто политическим оттенком, что-то типа "Кукол" на НТВ, только с живым ведущим - обезьянкой. Хотим сделать из нее своего рода пародию на всех телеведущих сразу: эдакий чедовековед на пороге третьего тысячелетия советует людям, как правильно жить и оставаться людьми. А если передача будет чисто музыкальной, обезьянка сыграет роль ди-джея, будет рассказывать о новых клипах. Так что возможны варианты.

  - До поступления в ГИТИС вы год учились в Волгограде на кукловода. Не туда ли корнями уходит эта идея?

  - Подспудно, может быть. Впрямую я об этом не думал.

  - Хорошо, а что с кино?

  - Продолжение "Крутых", фильм-мелодрама по рассказу лауреата Букера Владимира Маканина "Река с быстрым течением" и третий большой проект - фильм по моему сценарию, который называется "Там, где нас не было". История нашего солдата, который воевал в Эфиопии. Вообще, фильм о тех войнах, о которых мы до сих пор мало знаем, хотя так или иначе в них участвовали: Ангола, Эфиопия, Вьетнам, Куба.

  - Будете сниматься сами?

  - Нет, буду только режиссером. На главную роль ищу актера с хорошей физической подготовкой. Сценарий я писал с подлинного лица. Есть такой человек, Евгений Сакуров: прошел Эфиопию, а сейчас работает каскадером на "Мосфильме". Я хотел ему предложить эту роль, но не решился: снова окунуть его в ту реальность страшно.

  - А вы сами о какой роли мечтаете?

  - Васька Пепел в горьковском "На дне". Не ожидали? Мне кажется, эта пьеса опять современна, а наш театр ведь называется "Современник".

  - Но эту пьесу уже играли в "Современнике". Возможно ли поставить ее второй раз?

  - Я говорил с Галиной Борисовной Волчек. Она сказала, что уже думала на эту тему, но не знает, кем можно было бы заменить Евстигнеева. А еще я хотел бы сыграть Лопахина в "Вишневом саде". Я ведь его репетировал, но в тот состав, который собрала Галина Борисовна, не совсем вписался. Хотя один раз сыграл на гастролях, на Бродвее. Волчек мне дала такую возможность.

  - Могли бы осуществить мечту в антрепризе. Кстати, как вы к ним относитесь?

  - Хорошо. Мне же не предлагают угнать автомобиль или раздеть кого-то на дороге? Мне предлагают работу. Почему нет, если можно реализовать то, что не реализовано, и не в ущерб родному театру? Вот я сыграл Смердякова в спектакле Валерия Фокина "Карамазовы и ад" в "Современнике". Да если бы мне предложили ее вне театра, помчался бы не глядя.

  - Что может привлечь сегодняшнего зрителя в такой теме, как "Карамазовы и ад" ? Это же не комедия - Достоевский!

  - Вечные вопросы. Что такое смерть, что такое жизнь, что такое путь, который мы выбираем. Зритель находит в этом спектакле ответы на вопросы, которые не может себе не задавать. Сейчас люди меньше читают, поэтому режиссер и автор инсценировки сделали выжимку из романа Достоевского. Спектакль идет всего два часа, но этого вполне достаточно, чтобы успеть задать себе вопросы "Почему?" и "Зачем?".

  - В кино вы социальный современный герой, а в театре играете в основном в классических пьесах. Вам самому в какой шкуре комфортнее?

  - Я могу играть все. Говорю это без ложной скромности, хотя бы потому, что пробовал разное. Кому-то могу не нравиться я сам, но это уже вопрос вкуса. Я все равно профессионал.

  - Сейчас многие актеры занимаются коммерцией...

  - Пробовал. Помогал при раскрутке одного ресторана, но мне самостоятельности в поступках не хватило, во всем приходилось советоваться с хозяином. Если бы я сам умел решать вопросы, то, может быть, из этого что-нибудь получилось.

  - Зато, я знаю, вы, пишете песни.

  - Балуюсь. Когда накапливается "информация к размышлению", а театр и кино не дают шанса приобщить ее к делу. Тогда и происходит, как говорил Пушкин, "бракосочетание слов".

  - И давно оно происходит?

  - Оно то появляется, то пропадает. Я не пишу специально.

  - У вас в "Современнике" вообще всесторонне талантливый народ. Скажем, уже вполне можно было бы издать целый сборник "Поэты театра "Современник".

  - Да, но я себя даже не сравниваю ни с Валентином Гафтом, ни с Людмилой Ивановой, ни с Борей Дьяченко, который тоже пишет песни. Прекрасно отдаю себе отчет, что есть люди куда более профессиональные в этом деле, для них песни - это смысл жизни. Вот как было у Высоцкого. Кстати, я так мечтал с ним познакомиться. Мы вместе должны были играть в фильме режиссера Геннадия Полоки "Наше призвание" ("Республика ШКИД", "Интервенция"), но Высоцкого не стало, он успел написать для картины только две песни, а его роль сыграл Ваня Бортник.

  - Ваши партнеры становятся вашими друзьями? С кем дружите вне съемочной площадки?

  - Вот с Ваней, Ией Саввиной, Валентиной Теличкиной, Валерием Золотухиным... Вообще, я человек покладистый, со всеми стараюсь поддерживать ровные отношения.

  - Ну а помимо песен еще какие-то увлечения у вас есть?

  - Я сводня.

  - Как это?!

  - Я знакомлю людей. Бывает, люди меня спрашивают, не могу ли я им чем-нибудь помочь, нет ли у меня каких-то связей. Случается, люди нуждаются друг в друге, но ходят по разным сторонам улицы и могут никогда не встретиться. А я их связываю.

  - Эти знакомства ограничиваются только деловыми отношениями ?

  - Когда как. Частенько деловые перерастают в очень личные. Иногда заканчиваются свадьбой. Вот тут познакомил одного режиссера с девушкой из нашей компании, и что-то у них там образовалось...

  - А вы как познакомились со своей женой?

  - В ГИТИСе. Я учился у Олега Табакова на актерском, а она собиралась стать режиссером эстрады, сейчас, кстати, работает режиссером на ТВ. Свадьбу играли прямо в подвале на улице Чаплыгина, в "Табакерке", а Гарик Леонтьев был свидетелем со стороны жениха.

  - Чему вас научил Табаков?

  - Есть все блюда из одной тарелки. Чтобы второе было вместе с салатом. Научил уважительно относиться к простой человеческой пище. А если серьезно, Олег Павлович научил меня ответственности - никаких опозданий, когда дело касается дела, - и, конечно, профессии. Это он умеет лихо.

  - Почему вас не видно на модных актерских вечеринках?

  - Не люблю. Смотришь по телевизору - одни и те же люди хороводы водят. "Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех". Мне это как-то стыдно. Хотя меня друзья часто упрекают; "Дурак, почему не тусуешься?!" А зачем? Меня тут в очередной раз приглашали на вручение премии "Чайка". Отказался. Я уже так много раз радовался за своих коллег, присутствуя на таких церемониях, что на этот раз предложил обойтись без меня. Я не против фестивалей и премий в принципе, но по мне, так лучше бы отдали эти деньги детдомовцам. Или сняли хорошее кино. У нас в стране так много молодых талантливых, которые только начинают, которым так трудно. Вот Фонд Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской помогает же музыкальным талантливым детям. "Дело надо делать, господа", а праздник приложится. Когда будет, что праздновать.