Мережко

(Род. 28 июля 1937 года) Мы встретились с Виктором Мережко, автором и ведущим программы "Мое кино" на ТВ 6, сценаристом, драматургом и режиссером. О кино, о телевидении, о том, что остается за кадром - наша беседа.  

Беседовала: Ирина Васильчикова


В Испании с Виктора Мережко вымогали деньги


- Где вы чувствуете себя комфортнее: в кино или на телевидении?

- Кино - это основа моей телевизионной карьеры. Это та база, которая мне потом очень пригодилась, когда я пришел на телевидение. А пришел случайно. Когда все издевались над нашим "важнейшим из искусств", я рискнул вести "Кинопанораму", потом - "Мое кино". На телевидении я уже 15 лет. И считаю, что моя жизнь без него была бы неполной.

- А как родилась передача "Мое кино"?

- Когда Сагалаев получил лицензию на ТВ 6, стали думать, чем бы я мог заняться на этом канале. К тому времени из "Кинопанорамы" я уже ушел. Сначала хотели выпускать "мои новости", но потом решили, что это что-то расплывчатое. Потом он сказал: "Ты ведь кино хорошо знаешь. Давай сделаем программу про кино". Так появилась эта передача. Сначала я ее вел один. Потом - с Сашей Олейниковым. Через какое-то время у него появились свои проекты, и он ушел. А я как вел, так и веду. Вот уже 8 лет.

- У вас в гостях часто бывают "звезды". С ними легко общаться?

Знаете, с ними нелегко. Каждая "звезда", в силу своего характера, естественного или придуманного, всегда капризна. Но у меня опыт работы 15 лет. Во-вторых, как только появляется гость, встречая его, я всегда улыбаюсь и встречаю его с распростертыми объятьями. Надо дать ему понять, что в данный момент он для тебя самый близкий, самый родной человек: "Ой, как я счастлив! Какое чудо, что вы пришли! Как я вас люблю!" Ведь "звезды" любят, чтобы их грели вниманием. Отдача будет потом.

- Но среди знаменитостей у вас, наверняка, много друзей. Бывает так: человек приходит на программу, а вы не знаете, о чем его спрашивать, потому что знакомы давным-давно?

- Каждый раз - это новый спектакль. Например, мы с дочкой - она режиссер программы - тщательно готовимся, выстраиваем вопросник. Берем все данные, вплоть до частных, интимных.

Даже если я приглашаю Сашу Абдулова, которого знаю, как облупленного, или Юру Антонова, каждый раз делаю вид, что это незнакомые мне люди. Я задаю вопросы, которые для гостя могут показаться идиотскими. Но я говорю, что это надо не для меня, а для программы.

- Если не секрет, как появился ваш имидж: брода, темные очки?

- Однажды я поехал во Львов - повидать своих однокурсников.

Я тогда уже жил в Москве и у меня тогда были свои представления о том, как должен выглядеть столичный житель, студент ВГИКа. А очки появились несколько позже. Это своего рода "маскировка". Совсем затемненные очки я надел, став ведущим "Кинопанорамы". Если ты недостаточно Личность, то должен как-то разнообразить свою внешность. Первые полгода я вел программу без очков. Потом стали узнавать на улице. Иногда это было приятно, иногда - нет. Тогда жена посоветовала мне надевать темные очки. В какой-то момент я почувствовал, что мне в них комфортно. Наверное, я, действительно, нуждался в них в тот момент. А потом просто привык.

- Вы с Машей вели программу "Кино мое" на "Авторадио". Что теперь с программой?

- Сейчас ведутся переговоры с "Радио-шансон", думаю, что скоро этот вопрос решиться.

- И в чем разница между кино- и телеверсией?

- На радио моей соведущей является Маша, моя дочь. Она еще и режиссер программы. Она очень здорово "поднимает" программу за счет того, что, во-первых, у нее очень жесткий, конкретный стиль. Она остроумна и знает материал. Ведь в разговоре всегда есть опасность впасть в рассуждения, а она все время подстегивает. На телевидении больше следишь за лицом, жестами собеседника, его мимикой, иногда забывая про текст. Радио тебя абсолютно освобождает от визуального ряда. Ты следишь за текстом. И текст бывает остроумнее, неожиданнее, чем в телепрограммах. Для меня радио - адреналин в крови. Это прямой эфир, что гораздо интереснее.

- Какой эфир был самым необычным, самым смешным?

- Наверное, это передача с Людмилой Зайцевой. Во время прямого эфира появилась огромная муха и стала кружить надо мной и над гостьей. И я уже думал не столько о тексте, сколько об этой мухе, боялся, что она сядет на меня или, что еще хуже, на Зайцеву. Она вдруг так непосредственно говорит: "Ой, муха". Я в ответ: "Да, муха. Очевидно, сладкое чует". На что Зайцева ответила: " Муха чует на только сладкое".

На радио вспоминается эфир с Сергеем Пенкиным. Я попросил спеть его "живьем". Начинается фонограмма, ди-джей ее потихонечку убирает. И в итоге он должен был спеть акапеллой. Совершенно ошеломило то, что его "живое" исполнение и запись оказались идентичны! У нас с Машей был просто шок.

- Когда вы включаете телевизор, какие программы вы смотрите?

- К сожалению, я очень мало смотрю телевизор, потому что на это просто не хватает времени. Смотрю, в основном, новостийные программы. С удовольствием смотрел "Кинескоп" Петра Шепотинника. Очень нравится "Антропология" Дмитрия Диброва. Даже, если он не в материале, он играет удивленного, восторженного человека. Каждый раз он восклицает так, будто для него это, действительно, открытие. Или он знал об этом, но молчал. Вот кто мастер "лепить" спектакли!

- Ваша дочь сама приняла решение пойти на ТВ?

- Это было ее решение. После школы она нехотя поступила в МГУ на журфак. Ушла оттуда, уехав на четыре года учиться в Бельгию. Там она училась на переводчика, юриста. Вернулась домой. Долго не знала, куда себя деть. Отучилась на высших курсах дикторов и телеведущих. Потом год снималась в "Клубничке". И в итоге поняла, что "прочувствовала" кино. Сейчас она отдает предпочтение телевидению. Она в него просто влюблена.

- А чем занимается ваш сын?

- Он поступил в ГИТИС на актерский факультет, год проучился и ушел. Я поддержал его решение, потому что насиловать в выборе творческой профессии невозможно. Он не нашел общего языка с преподавателями. К сожалению, такое случается. Потом он сам, без моей помощи, без моей подсказки поступил в институт дизайна и рекламы.

- Как вы отдыхаете?

- Прошлым летом были с Машей в Испании. Мы взяли автомобиль напрокат, проехав три тысячи километров. Мы увидели очень спокойную, отдыхающую Испанию. Она не столько работает, сколько живет. Мы сами устраивались в гостиницу, сами находили дорогу, сами, по очереди, вели машину. Впервые за 15 лет я позволил себе отдохнуть.

- И что больше всего там поразило?

- Легенда о красивых и страстных женщинах, самых героических мужчинах. О мужчинах сказать не могу, но самые красивые, самые восхитительные женщины - в России.

- А какие-то приключения с вами там случались?

- Там, к сожалению, среди работников сферы обслуживания есть пословица: "Не "надуть" туриста - грех!" Мы остановились в гостинице, в маленьком городке. Утром, когда собирались уезжать, администратор сказал: "Вы вчера хорошо поужинали и не оплатили счет". Сумма была названа очень приличная. Ситуация разрешилась только после того, как я принес чек. Тогда, не моргнув глазом, он сказал: "Извините, это ошибка". Таким образом они хотели на туристах заработать.

- Вы азартный человек?

- Нет. Я азартный в работе и в страстях.

- В нашей нелегкой жизни многие идут за советом к магам, астрологам, целителям. Вам доводилось прибегать к их услугам?

- Я хорошо сам гадаю по руке. В молодости именно с этого начинал свое знакомство с женщинами. Но меня больше интересовала обладательница руки. А гадание было лишь предлогом. Я знаю, что на моих руках благоприятные линии. Наверное, отчасти благодаря этому жизнь моя сложилась так удачно, несмотря на то, что в начале все было не так гладко.

- Вам приходилось совершать безумные поступки ради женщины?

- Нет. Я считаю, что мужчина не способен на безумные поступки. Женщина способна, а мужчина - нет. И я в этом убедился. В результате даже пришлось прибегать к помощи экстрасенса. В моей жизни был период, когда я, казалось, был сам не свой. Был ужасный душевный разлад. Ничего не помогало: ни молитвы, ни сон, ни отдых. Тогда дочь меня чуть ли не за руку отвела к одной целительнице. Та сразу определила причину моих неприятностей. Через два месяца все прошло.

- И, если не секрет, в чем была причина ваших неприятностей?

- Случилось так, что одна романтическая история закончилась, и мы расстались. Оказалось, что моя бывшая подруга прибегла к оккультным услугам, решив, очевидно, таким образом меня вернуть.

- Вы верите в привороты?

- Раньше не верил. Считал, что если человек не хочет продолжать отношения, никто его не заставит. "Насильно мил не будешь". Теперь думаю иначе. Когда я пришел к целительнице, она посмотрела на меня, посадила в угол, зажгла свечу и: ахнула. По ее словам, такого сильного наговора ей еще встречать не приходилось. Огарок свечи стал черным! Мы провели пять сеансов, да и я сам занимался самовосстановлением.

- Как вы считаете, мы можем что-то изменить в своей судьбе?

- Можно что-то подправить. Если ты свой талант в землю зарыл, не понял, в чем твое призвание, твоя энергия начнет ослабевать. Так и зачахнуть можно. Ведь нелюбимая работа - это ужасно! Из любой ситуации есть несколько выходов, несколько путей развития. И выбираем мы. То, какой дорогой пойдет человек, зависит от него. Но зачастую мы выбираем более легкий путь, не боремся за свое счастье. А потом сетуем: не везет.

- Если жизнь игра - а мы - актеры, в каком амплуа вы видите себя?

- Я все-таки, режиссер жизни и предпочитаю передвигать фигурки, и наблюдать за мизансценой, за сюжетом. Наверное, к сожалению, я не способен абстрагироваться от каких-то конкретных условий, не способен быть самим по себе