Маслов

Восточная экзотика и боевые искусства вошли в моду в России. Большинство интересующихся Востоком воспринимают лишь внешнюю форму, даже не стараясь по-настоящему понять чужую культуру. Между тем нам есть чему поучиться, скажем, у китайцев. И вовсе не тому, как, приняв позу "тигра", дубасить ближнего ребром ладони. У китайцев следовало бы перенять умение мирно уживаться со всеми. Мусульманами, христианами, буддистами...  

Автор: Александр Семин

Статья: Настоящие мастера никогда не дерутся

Сайт: АиФ


С тех пор как Алексей Маслов, профессор, китаевед, заведующий кафедрой всеобщей истории в Российском университете дружбы народов, стал генеральным секретарем Международной федерации шаолиньских боевых искусств, ему часто приходится давать интервью. Но наша беседа не о фехтовании на мечах, а об уникальной культуре Китая, без понимания которой невозможно истинное мастерство в боевых искусствах Шаолиня.

- В чем же уникальность этой культуры?

- Есть даже такая спорная теория - не было ли в доисторические времена на территории Китая отдельного, "китайского пути превращения обезьяны в человека". На самом же деле все сложнее. В теорию эволюции можно верить или нет. Доказательств ее пока никто еще не нашел. Но мы видим, что на Востоке, в Китае, существует абсолютно иная цивилизация, с совершенно иными приоритетами. Например, в Европе сформировалось понятие о сверхценности человеческой жизни. За убийство человека судят. В Китае человек - это тот, кто выполняет определенные ритуалы. Прекратив их выполнять, он перестает быть человеком. Хотя формально остается человеческим существом. И когда его убивают, считается, что убили не человека, а нечто нечеловеческое, пренебрегшее традицией. В Китае другая система ценностей.

- И как эта система практически действует в жизни?

- Мне довелось много поездить по Китаю. Там колоссальное количество религиозных групп, сект. Но никаких религиозных войн не происходит. Нет ненависти. Мусульманин может находиться в дружбе с буддистом, своим соседом.

- Религиозные войны - одни из самых жестоких в истории человечества. Как вы объясняете такую исключительную терпимость в Китае?

- Эта терпимость основывается на необходимости сосуществовать. На понимании "если мы будем воевать, то погибнем все". В Китае не просто большая плотность населения. Там огромная плотность культурной среды. Приезжая в эту страну, вы оказываетесь в океане традиций, религий, предрассудков, обычаев, особого юмора. Там можно выжить, только соблюдая определенные нормы общежития. Иначе начнется самоистребление. Не случайно чикагские ученые исследуют, как американцам использовать китайскую модель совместного существования.

- Если китайцы такие мудрые и спокойные, то откуда у них повышенное внимание к боевым искусствам?

- В Китае это система воспитания. Обучаясь в школе ушу, любой мальчик учится читать, писать, общаться со старшими, овладевает боевыми приемами и навыками китайской медицины. Школа ушу - это школа в обычном смысле. Других форм воспитания долгое время в Китае вообще не было.

- И все-таки не в каждой стране в школах в обязательном порядке учат драться. Такая агрессивность как-то не согласуется с философским взглядом на жизнь и веротерпимостью.

- "Боевое искусство" - это дословный перевод китайского слова "ушу". Но оно никогда не было в первую очередь боевым искусством. Некоторые боевые искусства рождались как часть воспитательного ритуала, например, в монастырях. Шаолиньские монахи не дрались. Они, конечно, защищали монастырь, но это случалось раз пять за всю его полуторатысячелетнюю историю. Однако монахи каждый день тренировались.

Для них это была часть ритуала. Когда китаец выполняет какой-то прием или комплекс упражнений, он не просто делает некие движения, а повторяет именно те, которые в V в. до н. э. делал великий герой, легендарный император Хуань-ди. Воспроизводя его движения, монах входит в образ этого героя. И становится подобным ему. А в контексте китайской интроспективности, то есть направленности на свою внутреннюю историю, он приобщается к истинным ценностям. Так что боевые искусства рождались как искусства ритуальные. Многие из них изначально вообще предназначались не для боя, а для ритуальных церемоний. Известные сегодня "стиль змеи" и "стиль обезьяны" были когда-то придворными танцами.

А с XVII века происходит очень важный перелом для китайской культуры. Боевые искусства соединяются с традиционными деревенскими школами. Какой-нибудь деревенский паренек лет 14 может подробно описать вооружение воина III века н. э. Он узнал об этом у своего мастера. А в России спросите даже у образованного человека: как крепился шелом, зерцало? Вряд ли кто-то расскажет детально и точно. В Китае же, обучаясь ушу, люди приобщаются к своим традициям и истории. Вот в чем ценность этого искусства. Европейцы воспринимают ушу иначе. Для нас важна "боевая" сторона традиции.

- А может ли человек овладеть этими боевыми искусствами, не вникая в духовную традицию?

- Не исключено. Но если задуматься, что значит "овладеть"? Чтобы узнать весь комплекс того, что называется "боевым искусством", требуется по крайней мере 4-5 лет.

- Большой интерес к восточным боевым искусствам проявляет криминал. Многие "авторитеты" хвастаются своими познаниями в этой области, и это придает им дополнительный вес в своих кругах...

- Научиться рубить кирпичи рукой можно за полмесяца. Это вопрос технологии. Если же подходить серьезно, учиться нужно очень долго. У настоящего мастера. В России же каждый желающий может объявить себя мастером боевых искусств. Я общался с разными мастерами, будучи в Китае. Но я никогда не видел, чтобы они дрались с кем-то.