Ford Betty

(8 апреля 1918 года - ...) Бетти Форд была популярной Первой леди. Она не избегала журналистов, охотно давала интервью, имела гораздо больше контактов с прессой, чем Пат Никсон. Бетти Форд активно выступала за принятие дополнения к конституции о равноправии женщин и поддерживала необходимость сотрудничества женщин в политических институтах США. В рамках общественной активности Бетти Форд заботилась об умственно отсталых детях, о детях из распавшихся и бедных семей, которых приглашала на приемы в Белый дом. Много времени она проводила в вашингтонских детских больницах и призывала других следовать ее примеру. Кроме этого, поддерживала программу помощи старым, бедным и больным людям. Бетти Форд была очень активной супругой президента.  

История Бетти Форд

Бетти Форд очень тяжело переживала поражение мужа на выборах против Джимми Картера в 1976 году. Состояние ее здоровья ухудшилось. Она все чаще стала принимать успокоительные таблетки, болеутоляющие лекарства и заглядывать в стакан. Сочетание таблеток и алкоголя приводило к тяжелым последствиям. В конце 1977 года вся семья была сильно озабочена состоянием ее здоровья. Друзья покинули ее, да и она не принимала никаких приглашений. Дочь Сьюзен ни на минуту не оставляла ее одну.

Осенью 1978 года собралась вся семья, чтобы убедить Бетти в необходимости лечения. Бетти молчала, считая, что они вмешиваются в ее личную жизнь. В апреле состоялся повторный разговор, но на сей раз присутствовали врач и медсестра. Бетти наконец поняла, что семья серьезно обеспокоена ее здоровьем, и выразила готовность лечиться в Центре реабилитации алкоголиков и наркоманов при больнице в Лонг-Бич.

Вначале она призналась лишь в медикаментозной зависимости. Пробыв в больнице десять дней, сказала, что пьет. Врачи настаивали на том, чтобы она открыто объявила о своей слабости, это облегчит общую терапию, но Бетти опасалась, что подобное признание может навредить ее мужу, тогда врач предложил спросить его об этом. Форду удалось убедить Бетти. Все обдумав, Бетти пришла к заключению, что откровенное признание болезни может помочь другим людям начать борьбу против алкогольной зависимости.

В своем заявлении она призывала всех обращаться за помощью к специалистам. "Это придало мне силы", - сказала она в 1981 году в одном из интервью, а в 1987 году призналась: "Лишь теперь я понимаю, как была больна".

После курса лечения она снова вернулась к активной общественной деятельности и заботилась о больных артритом и раком.

В 1982 году на ранчо Мираж в Калифорнии она основала центр борьбы с излишним употреблением алкоголя и медикаментов (Центр реабилитации алкоголиков и наркоманов имени Бетти Форд).

В начале 1987 года была опубликована ее книга "Великое пробуждение Бетти", в которой она описывает собственные проблемы, связанные с алкоголем и таблетками, раскрывает весь процесс успешного лечения в центре, основанном ею. В это же время был снят фильм "История Бетти Форд". Вначале Бетти не хотела, чтобы его показывали, но потом изменила мнение, хотя, как она сама выразилась, некоторые сцены фильма "для меня были слишком болезненными... но я была убеждена, что он помог тысячам людей".

Когда один из журналистов спросил Джеральда Форда, почему снимали фильм о его жене, а не о нем самом, он, засмеявшись, ответил: "Моя супруга интереснее меня".

Бетти Форд родилась 8 апреля в Чикаго. Ее мать, Гортензия Блумер говорила, что дочь вырвалась на свет "как пробка из бутылки шампанского". Официально ее крестили именем Элизабет Энн, но с раннего детства стали называть Бетти.

Бетти была хорошенькой девочкой, но несколько полноватой. Летом ее родители выезжали с ней в пансионат на озеро, где многие люди устраивали пикники, и маленькая Бетти ходила от стола к столу, а ее угощали печеньем и всякими сладостями. Мать, обеспокоенная полнотой дочери, повесила ей на шею табличку: "Пожалуйста, не кормите этого ребенка".

Бетти было три года, когда вся семья переехала в Гранд-Рапиде, штат Мичиган. Она росла вместе с двумя старшими братьями. С восьми лет начала посещать школу танцев и в них обнаружила свое призвание.

В 1936 году Бетти закончила Центральную среднюю школу, все время брала уроки танцев, восторгаясь, в основном, современными танцами, и мечтала о карьере танцовщицы.

Хотя мать предъявляла к ней довольно высокие требования, иногда даже трудно выполнимые, она вспоминает детство, как "золотое время". Бетти сказала как-то: "Моя мать была сильной женщиной. Я хотела бы быть такой же сильной, как она".

Отец Бетти, Уильям Блумер, коммерсант в области машиностроения, по роду деятельности часто не бывал дома. Очевидно, в ее жизни он не играл значительной роли, потому что она редко упоминала о нем. Он умер, когда Бетти было 16 лет. Отравился газом, ремонтируя автомобиль в закрытом гараже, и лишь на похоронах Бетти узнала, что отец был алкоголиком.

Бетти старалась помогать матери изо всех сил. Работала моделью в универмаге, давала уроки танцев. С этой целью она сняла в соседнем доме подвал за доллар в час, пригласила пианиста, тоже за доллар в час. Так появилась школа танцев для детей.

Вскоре мать второй раз вышла замуж. В семье уже было достаточно денег, чтобы послать Бетти на два года в школу танцев в Беннигстон, штат Вермонт.

Так она познакомилась с Мартой Грэхем, которая взяла ее в 1939 году в свою балетную труппу. Конечно, по квалификации ей трудно было войти в первый состав, но во втором составе она выступала в Нью-Йорке. Бетти восторгалась Мартой Грэхем, предъявлявшей ко всем невероятно высокие требования. "Без строгой дисциплины тела и духа нельзя стать хорошей танцовщицей", - позже напишет Бетти. Спустя много лет, уже став супругой президента, она уговорила мужа наградить Марту Грэхем медалью Свободы.

Чтобы продолжать занятия, она работала моделью, активно участвуя при этом в общественной жизни. Марта Грэхем предупреждала ее, что если она мечтает о настоящей карьере, то все остальное нужно отодвинуть на второй план. Мать пригласила ее приехать на некоторое время домой, чтобы спокойно подумать о будущем. Бетти приняла приглашение и больше не вернулась в школу танцев. В Гранд-Рапидсе она набрала собственную балетную труппу. Кроме того, работала моделью и модельером.

В 24 года Бетти вышла замуж за страхового агента Уильяма С.Уоррена из Гранд-Рапидса. Семейное счастье длилось недолго. Ее муж часто менял место работы, в поисках которой они переезжали из города в город. Уоррен стал пренебрегать женой и много времени проводил с друзьями в пивной. Бетти решила развестись, но муж заболел диабетом. Два года она ухаживала за ним, а когда состояние его здоровья улучшилось, подала на развод. Ей было 29 лет, и уже имелся горький опыт семейной жизни. Больше выходить замуж она не хотела.

Как-то в один из августовских дней 1947 года, еще до окончательного развода, Бетти позвонила ее подруга Пэг Ньюмэн и пригласила на вечер к одному знакомому, по имени Джерри Форд. Бетти ответила, что занята и не сможет прийти. В разговор включился Джерри Форд, убеждая, что она заслуживает небольшой перерыв. Бетти сказала: "Хорошо, я приду, но только на 20 минут". Эти 20 минут превратились в два часа. Выяснилось, что она уже видела Джерри раньше, но никогда не обмолвилась с ним ни единым словом.

Позже Форд признался, что при первой встрече у него не было впечатления, что он разделит с ней всю будущую жизнь. У Бетти тоже не было подобных мыслей, но время от времени они встречались, ходили на танцы, на спортивные мероприятия, играли в бридж.

Начало 1948 года Бетти провела на показе мод в Нью-Йорке, Джерри - в Сан-Веллей в Айдахо. Оба начали тосковать друг без друга. В феврале 1948 года Джерри сделал Бетти предложение, которое она приняла. Оно было сформулировано несколько необычным образом: "Я хотел бы жениться на тебе, но могу это сделать только осенью. Причину не могу объяснить сейчас".

Форд хотел принять участие в намеченных на ноябрь выборах на должность в палате представителей, но не хотел ничего говорить, пока официально не выставил свою кандидатуру. Это он сделал в июне, и тогда же признался Бетти в любви. Даже это он упустил, делая ей предложение.

Друзья Форда советовали ему повременить со свадьбой до окончания выборов. Они опасались, что щепетильные и консервативные избиратели из Гранд-Рапидса осудят Форда за брак с танцовщицей, да к тому еще и разведенной. Он же, наоборот, именно благодаря свадьбе хотел получить больше голосов. Бетти поддерживала его во время предвыборной кампании и даже подключила друзей и знакомых.

Свадьба состоялась 15 октября, в самый разгар предвыборной борьбы. Форд появился перед алтарем епископальной церкви буквально в последнюю минуту, все еще в запыленных ботинках, прямо после одного из предвыборных мероприятий. Ему было 35 лет, его жене - 30.

В ходе предвыборной кампании им было не до свадебного путешествия, но Бетти была счастлива. "Если бы я не встретила Джерри, второй раз я бы никогда не вышла замуж", - сказала она.

Через три недели после свадьбы Форд победил на выборах, и они переехали в Вашингтон. Бетти нравилось в столице, где ей суждено было прожить более трех десятков лет. Она помогала мужу в его бюро в Капитолии, вела домашнее хозяйство, принимала участие в общественной работе. "Я делала все, что ожидали от супруги политика. Я даже брала уроки риторики, чтобы научиться произносить речи", - рассказывала Бетти. Она сотрудничала с различными женскими организациями: с "Клубом жен конгрессменов", "Клубом конгрессменов", "Клубом жен республиканцев".

Друзья шутили, что ей не стоит ревновать мужа к другим женщинам, так как "Джерри женат на своей работе".

Когда Бетти незадолго до свадьбы спросила знакомых Форда, что они о нем думают, они ей откровенно ответили: "Если ты сможешь понять, что политика для него важнее брака, если ты сможешь примириться с этим, тогда у вас будет счастливая семейная жизнь; в Вашингтоне вы, конечно, составите хорошую пару".

Через два года после свадьбы, в 1950 году, Бетти родила сына Майкла Джеральда, в 1952 году Джона Гарднера, в 1956 - Стивена Мейгса и в 1957 году дочь Сьюзен Элизабет.

Как и ее муж, Бетти была заядлым спортивным болельщиком. Ее любимыми видами спорта были плавание и лыжи. Кроме того, она увлекалась садоводством.

В 1965 году Джеральда Форда избрали председателем республиканской фракции в палате представителей, что еще больше втянуло его в политику. Это назначение Бетти комментировала следующими словами:

"Палата представителей получила еще одного предводителя меньшинства, а я потеряла мужа".

Форд допускал, что частое отсутствие дома ведет к напряженным отношениям в семейной жизни, хотя он всегда звонил жене, если задерживался. В одном из интервью Бетти сказала: "Я всегда протестовала против его частого отсутствия и чувствовала себя ужасно одиноко". Как-то она проснулась среди ночи и увидела мужа возле кровати. От неожиданности воскликнула: "Что ты здесь делаешь?"

Однажды вечером, в августе 1964 года, открывая окно, она растянула себе мышцы на шее. Утром проснулась с онемевшей рукой. В больнице врачи определили нервные судороги; несмотря на лечение, боли не проходили, к тому же обострился ревматизм. Все чаще она стала прибегать к болеутоляющим средствам. В 1970 году обратилась за помощью к психиатру, и ей стало лучше.

Бетти настаивала, чтобы Джерри оставил политику. Он обещал, что в 1974 году будет в последний раз выставлять свою кандидатуру на выборах депутатов конгресса, но важные события вынудили его все же изменить планы.

В октябре 1973 года вице-президент Спиро Т. Агнью, обвиненный во взяточничестве, вынужден был уйти в отставку. Ричард Никсон назначил Джеральда Форда вице-президентом, в декабре конгресс поддержал это назначение, и неожиданно Бетти стала Второй леди Америки. Новые обязанности она выполняла с удовольствием.

Спустя восемь месяцев из-за дела "Уотергейт" Никсон вынужден был уйти в отставку, и 9 августа 1974 года Джеральд Форд был приведен к присяге как 38-й президент Соединенных Штатов. Бетти не могла поверить, что муж стал президентом. О впечатлениях во время приведения к присяге она рассказывала: "Я чувствовала себя так, как будто я сама приношу присягу". И была растрогана, когда ее муж сказал: "Ни перед кем у меня нет никаких обязательств, только перед моей женой - любимой супругой". Но после приведения к присяге ее охватили сомнения: "О Боже, какие трудности ожидают меня!"

"Этот дом стал могилой. Хочу, чтобы здесь пели", - сказала она сразу же, как только они въехали в Белый дом. Она устраивала приемы, приглашала друзей и знакомых, внесших оживление в резиденцию.

При Никсоне караулу было приказано не отвечать на приветствие президента и не вступать с ним в разговор. Бетти отменила все это, стремясь создать непосредственную, искреннюю атмосферу и подчеркивая при этом: "Джерри и я простые люди, мы любим общество".

Бетти Форд была популярной Первой леди. Она не избегала журналистов, охотно давала интервью, имела гораздо больше контактов с прессой, чем Пат Никсон. Ее личный пресс-секретарь Шейла Рабб Вайденфельд считала важнейшей задачей заботиться об имидже президента и его жены. Она не устраивала постоянных пресс-конференций, потому что Бетти на официальных встречах с журналистами всегда была немного возбуждена и легко могла испортить отношения с кем-либо. Она предложила Бетти поддерживать контакт с прессой в неформальных беседах, участвуя в различных мероприятиях. Журналистам нравились эти легкие разговоры с супругой президента, потому что она не только не уходила от спорных тем, но и сама обсуждала их непринужденным образом. Бетти любила журналистов, и за это пресса относилась к ней с большой симпатией.

Бетти оказывала определенное влияние на решения мужа. Мнение по актуальным вопросам она часто излагала ему непосредственно перед сном. Это были так называемые постельные разговоры. Форд признавался: "Бетти поучает меня во многих вопросах, оказывая тем самым большое влияние на мои решения". Бетти, например, поддерживала мнение не наказывать Никсона за допущенные просчеты во время президентства. Позже она признала, что эта жалость привела Форда к поражению на выборах в 1976 году.

Иногда ее честные высказывания производили сенсацию, например, когда она поведала о сексуальных взаимоотношениях с мужем или рассказала, что ее оперировали по поводу рака груди. После этого признания читатели стали присылать ей деньги, которые она пожертвовала Американскому обществу борьбы против рака.

Лишь некоторые президенты спали в одной спальне с женами, потому что у них был совершенно другой распорядок дня, часто ночью они поднимались из-за неожиданных телефонных звонков по неотложным делам, исключение составили Трумэны и Форды. Бетти Форд откровенно заявила репортерам: "В течение 25 лет мы спали с мужем в одной спальне, и я не вижу никакой причины, по которой это надо менять".

Когда она впервые ввела Шейлу Вайденфельд в Белый дом, то, показывая спальню, сказала: "Это наша спальня. За много лет мы первая президентская чета, у которой совместная спальня. К моему удивлению, некоторые люди мне написали, что так не должно быть, президент не может спать с женой в одной спальне".

В беседе с писательницей Мирой Макферсон Бетти сказала, что "меня уже обо всем спрашивали, только еще не поинтересовались, как часто я близка с мужем. Но если бы спросили, я бы и на этот вопрос ответила". - "И что бы вы ответили?" - полюбопытствовала журналистка. - "Что мы близки так часто, как это только возможно", - ответила Бетти.

В августе 1975 года в телевизионной программе "60 минут" решение Верховного суда о легализации абортов она назвала "очень, очень важным решением" и пояснила, что, не являясь сторонницей добрачных сексуальных отношений, она считает, что именно они могут способствовать сокращению количества разводов, и добавила, что если бы была моложе, то тоже бы, наверное, курила марихуану. Из ее высказываний можно было заключить, что она считала естественным, если бы ее дочь поддерживала интимные отношения с одним из юношей. В следующий раз она сказала, что прерывать беременность следует в больнице, а не у какого-нибудь шарлатана в темном углу. Среди американцев было достаточно пуритан и лицемеров, которых возмущали ее откровенные суждения. "Национал Ревю", журнал правого направления, обвинил ее в "сводобном толковании десяти заповедей". Когда Форда спросили, что он думает о высказываниях Бетти, он сказал, что когда услышал ее в первый раз, то решил, что жена будет стоить ему 10 миллионов голосов избирателей. "Когда я собственными глазами прочел все это, то увеличил свои расчеты до 20 миллионов". В этот вечер он, вероятно, должен был запустить подушкой в жену.

Но многим американцам нравилась честность Бетти. В Белый дом стало поступать все больше и больше писем, поддерживающих Бетти и ее откровенную позицию. Форд заметил: "Я хотел бы иметь ее популярность". В следующий раз пошутил: "Честно говоря, считаю, что ей можно добиваться поста президента".

По результатам опроса Исследовательского института мнений Луиса Гарриса, в 1976 году 71% американцев положительно оценил деятельность Первой леди. Институт социологического опроса населения в 1977 году поставил ее на первое место в списке женщин мира, которыми американцы восхищаются больше всего.

Бетти Форд активно выступала за принятие дополнения к конституции о равноправии женщин и поддерживала необходимость сотрудничества женщин в политических институтах США. В сентябре 1975 года "Ныосуик" назвал ее "Женщиной года". Бетти, отстаивая свои интересы, звонила некоторым сенаторам и депутатам конгресса, предлагала обязательную регистрацию личного огнестрельного оружия, убеждала мужа в необходимости назначать женщин на высокие посты в правительстве и на дипломатической службе, а также в Верховном суде. Форд назначил Карлу Хилл министром здравоохранения и образования, Энн Армстронг - послом США в Лондоне. Несмотря на усиленные старания, ей все же не удалось добиться назначения женщин в Верховный суд. В автобиографии Бетти призналась, что "хорошо обработала" мужа, чтобы привлечь его внимание к женским вопросам.

Хотя она и боролась за равноправие женщин, но не разделяла взгляды американских феминисток, которые иронизировали по поводу роли женщины как домашней хозяйки. Однажды она даже сказала: "В сущности намного труднее быть хорошей домохозяйкой, чем зарабатывать деньги в бюро. Любой ли муж может оплатить все те работы, которые выполняет его жена как кухарка, любовница, шофер, медсестра и няня его детей? Именно поэтому я считаю, что женщина должна иметь равные права, такое же чувство социальной защищенности, такие же возможности для образования и получения кредита".

В рамках общественной активности Бетти Форд заботилась об умственно отсталых детях, о детях из распавшихся и бедных семей, которых приглашала на приемы в Белый дом. Много времени она проводила в вашингтонских детских больницах и призывала других следовать ее примеру. Кроме этого, поддерживала программу помощи старым, бедным и больным людям. Бетти Форд была очень активной супругой президента.

Она умела правильно вести себя в трудных и неожиданных ситуациях, как, например, 22 июня 1976 года в Нью-Йорке, когда раввин, доктор Морис Заге, на торжественном банкете должен был от имени Еврейского национального фонда вручить ей Библию. Когда он представлял супругу президента, ему вдруг стало плохо. К нему подоспела охрана Бетти. Она спокойно подошла к микрофону и сказала: "Давайте помолимся за раввина Заге. Его отвезли в больницу и ему сейчас нужны наши молитвы. Пожалуйста, встаньте и, склонив головы, помолитесь за него". Несмотря на все усилия врачей, доктор Заге скончался.

Позже она заметила, что очень любила доктора Заге и в этот драматический момент, когда все вокруг беспомощно стояли, верила, что сможет что-либо сделать для него.

Бетти была известна и ревностью. Однажды на приеме в Белом доме выступала красивая певица Вики Карр, родом из Мексики. После концерта Форд разговаривал с ней на террасе. Вики спросила у президента, какое у него любимое мексиканское блюдо. Смеясь президент ответил: "Вы - мое любимое блюдо". В этот момент раздался голос миссис Форд, которая стояла невдалеке и слышала ответ: "Эта женщина никогда больше не переступит порог Белого дома".

Когда в июле 1975 года Форд объявил о намерении участвовать в выборах на второй срок, Бетти поддержала мужа, хотя и надеялась, что он отойдет от политики. Стратеги республиканской партии отводили ей в предвыборной борьбе важную роль. Появились значки с надписями типа "Выбирайте мужа Бетти", "Мы оставляем Бетти в Белом доме", "Я люблю Бетти", "Муж Бетти должен остаться президентом" и т.д. Сам Форд сделал следующее заключение: "Хотя она и против политики, но у нее тонкий слух и такое же тонкое понимание всего того, что происходит вокруг".

Бетти нравилась атмосфера предвыборной гонки, она откровенно говорила: "Нам нравится предвыборная борьба. Всю нашу жизнь мы ведем эту борьбу, с тех пор, как мой муж стал добиваться выборной должности. Обычно я помогала ему в его избирательном округе в Мичигане, хотя речь шла только о встречах в церкви или о мероприятиях в польском доме культуры или еще о том, чтобы внимательно слушать его выступления".

После дела "Уотергейт", когда доверие к республиканской партии значительно пошатнулось, Бетти убеждала избирателей в честности мужа, выступала с речами, давала интервью прессе, на радио и телевидении. В Питсбурге ходила из дома в дом, агитируя за мужа. При этом она отличалась чувством юмора. На предвыборном собрании в городе Су-Фолс, штат Южная Дакота, прежде чем начать речь, она обратилась к присутствующим со следующим вопросом: "Вы ничего не будете иметь против, если я сначала поздороваюсь с мужем?" Затем она подошла к плакату Форда и поцеловала его. В Буффало на параде Пуласки она стояла на трибуне рядом с кандидатом на пост вице-президента от демократической партии Вальтером Мондели и демонстративно прикрепила ему значок с надписью: "Мы оставляем Бетти в Белом доме".

В речах она умышленно избегала касаться политических вопросов, чтобы не оказаться впереди мужа, этого американские избиратели не признавали. Она говорила о личных делах или о чертах характера супруга. Когда утром после выборов 1976 года Сьюзен спросила: "Мама, мы победили?", она спокойно ответила: "Вы, дети, приобрели отца, а я - мужа". Мужа утешала, говоря ему об интересных занятиях, которые ждут его. На самом деле поражение Форда на выборах оказалось для нее таким сильным ударом, что ее здоровье пошатнулось.

О муже она сказала однажды с полной откровенностью: "Он случайно стал вице-президентом, случайно - президентом, сменив на обоих постах дискредитировавших себя людей".

Покинув Белый дом, Форды улетели в Хьюстон, чтобы принять участие в приеме в честь известного тренера футбольной команды Винсе Ломбарди. Доходы от этого приема должны были поступить в фонд Общества борьбы против рака. Форд согласился принять участие в этом мероприятии еще будучи президентом. Когда самолет шел на посадку, Форд высказал опасение, что люди будут разочарованы, увидев вместо настоящего - бывшего президента, но Бетти возразила: "Не беспокойся, дорогой. Они придут, чтобы увидеть тебя".

В ноябре 1987 года 69-летней Бетти Форд сделали операцию на сердце - шунтирование. Она лежала в медицинском центре Эйзенхауэра. Через несколько недель начались послеоперационные осложнения, но мужество и решимость, которыми она всегда отличалась, ускорили выздоровление.


Источник: "Первые леди Америки"