Масалов Николай

, именно этот русский солдат спас на Зееловских высотах немецкую девочку.

( .... )
Россия
1945 год. Начинается штурм Берлина. Под пулями и снарядами советский сержант спасает, закрывая своим телом, от смерти маленькую немецкую девочку. Как символ самоотверженности, беззаветной храбрости встал монумент Вучетича — бронзовый воин-освободитель с ребенком на руках…  

Автор: Элина Сухова

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Человек-символ



Воин-освободитель

ИТАК, всемирно известный монумент в Трептов-парке. Он стоит на постаменте, сам постамент — на зеленом холме, и кажется, что воин возвышается не только над площадкой, а взмывает над парком и всей страной. Нам долго рассказывали, что солдат из Трептов-парка — некий собирательный образ. Однако это не так. По свидетельству маршала Чуйкова, на самом деле прототип хорошо знакомого всем воина с опущенным мечом в одной руке и маленькой девочкой, которую он бережно поддерживает другой, — лицо вполне конкретное. И звали его Николай Иванович Масалов. Вот что писал о событии, случившемся 26 апреля 1945 года во время взятия Берлина, маршал:

«За час до начала артподготовки для взятия аэродрома Темпельхоф знаменщик 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Масалов принес знамя полка к Ландвер-каналу. …Путь к центру Тиргартена с юга преграждал глубокий с отвесными бетонированными берегами канал. Мосты и подступы к нему густо заминированы и плотно прикрыты огнем пулеметов. …До атаки гвардейцев осталось минут пятьдесят. Наступила тишина, как перед бурей, — тревожная, напряженная. И вдруг в этой тишине, нарушаемой лишь треском пожаров, послышался детский плач. Словно откуда-то из-под земли, глухо и призывно звучал голос ребенка. Плача, он повторял одно, понятное всем слово: «Муттер, муттер…» «Кажется, это на той стороне канала», — сказал товарищам Масалов. Он подошел к командиру: «Разрешите спасти ребенка, я знаю, где он». Ползти к Горбатому мосту было опасно. Площадь перед мостом простреливалась огнем пулеметов и автоматических пушек, не говоря о минах и фугасах, запрятанных под землей. Сержант Масалов полз вперед, прижимаясь к асфальту, временами прячась в неглубоких воронках от снарядов и мин. …Вот он пересек набережную и укрылся за выступом бетонированной стенки канала. И тут снова услышал ребенка. Тот звал мать жалобно, настойчиво. Он будто торопил Масалова. Тогда гвардеец поднялся во весь рост — высокий, могучий. Блеснули на груди боевые ордена. Такого не остановят ни пули, ни осколки.

Боевая биография Николая Масалова как в капле воды отражала историю 8-й гвардейской армии. Он был призван Тисульским райвоенкоматом Кемеровской области, когда формировалась 62-я армия. На его долю выпало быть вместе с нами на направлении главного удара немецких войск, наступавших на Сталинград. Масалов сражался на Мамаевом кургане рядовым стрелком, в дни боев на Северном Донце стал пулеметчиком, при форсировании Днепра командовал отделением, после освобождения Одессы его назначили помощником командира комендантского взвода, на Днестровском плацдарме был ранен, через четыре месяца, при форсировании Вислы, снова ранение, но гвардеец остался в строю и весь путь от Вислы до Одерского плацдарма шел с забинтованной головой.

…Масалов перекинулся через барьер канала… Прошло еще несколько минут. На миг смолкли вражеские пулеметы. Затаив дыхание, гвардейцы ждали голос ребенка, но было тихо. Ждали пять, десять минут… Неужели напрасно рисковал Масалов?.. Несколько гвардейцев, не сговариваясь, приготовились к броску. И в это время все услышали голос Масалова: «Внимание! Я с ребенком. Прикройте меня огнем. Пулемет справа, на балконе дома с колоннами. Заткните ему глотку!..» Тут началась артподготовка. Тысячи снарядов и тысячи мин как бы прикрывали выход советского воина из зоны смерти с трехлетней немецкой девочкой на руках. Ее мать, вероятно, пыталась бежать из Тиргартена, но эсэсовцы стали стрелять ей в спину. Спасая дочку, она укрылась под мостом и там скончалась. Передав девочку санитаркам, сержант Масалов снова встал у знамени полка, готовый к броску вперед».

Кого же изваял скульптор?

ОПИСАНИЕ подвига этого замечательного человека не оставляет сомнений в своей подлинности. А вот на монументе запечатлен, вопреки логике, вовсе не он! И вообще — спасение немецкой девочки, безусловно, было, а вот знал ли Вучетич, когда создавал свой шедевр, о спасении ребенка, вызывает большие сомнения, поскольку, по свидетельству того человека, чье лицо и тело послужили скульптору моделью, он хотел дать в руки солдату вовсе не девочку, а мальчика! Итак, того, кто позировал Вучетичу для памятника, зовут Виктор Михайлович Гуназа, и живет он в Днепропетровске. В мае 1945-го ему было двадцать лет. Когда и при каких обстоятельствах встретились Вучетич и Гуназа?

«Мы шли, освобождая страны Европы, — рассказывает Виктор Михайлович. — Дошли до населенного пункта Мариацель под Веной. Я был тогда командиром стрелкового взвода. Держать дивизию в населенном пункте было нежелательно, нас вывели на лужайку, где вскоре был установлен палаточный городок… Вдруг там появился незнакомый человек в гражданской одежде. …Он показал удостоверение сотрудника газеты и назвался — Вучетич. На следующий день он снова пришел и начал со мной разговаривать. Попросил приготовить постамент и деревянный меч — по его замыслу этим мечом солдат должен разрубить фашистскую свастику… Постоянно советовался, спрашивал: а как вы думаете?.. а как вы хотели бы?.. Затем говорит: чего-то не хватает. Нужно, чтобы солдат держал на руках ребенка, мальчика. Я возразил: пусть, говорю, будет девочка, все же продолжательница рода человеческого… Девочек у нас не было, но я позировал так, будто держал на руках девочку…»

Таких встреч было две. Скульптор делал наброски, показывал их… А потом в Восточном Берлине, в Трептов-парке, открыли мемориал. По свидетельству очевидцев, сходство с моделью было поразительное! Больше Вучетич и Гуназа не встречались.

Памятник-сирота

БОЛЕЕ сорока лет памятник охраняли — и наши, и немцы. Но 22 декабря 1990 года почетный караул сняли, охрану убрали. Нельзя сказать, что все эти годы к памятнику вообще никто не приходит. Приходят, наверное, в основном бывшие наши фронтовики и их близкие. Очевидно, и цветы приносят. Но не покидает ощущение, что памятник теперь остался как сирота. Нельзя заставить граждан объединенной Германии полюбить его так, как любили мы. Многим он нравится до сих пор: он наш и мог родиться только на нашей земле. Это памятник нашей истории, нашей жизни и несбывшимся надеждам. Поэтому он всегда будет чужим на земле Германии, этот наш солдат с девочкой. Возможно, и впрямь где-нибудь в Москве, под Курском или над кручами Днепра у него были бы тысячи друзей. Так же, как и у десятков других памятников нашим солдатам-освободителям…

Судьба героя

А САМ Н. И. Масалов так и прожил всю свою жизнь в родном поселке Тяжин Кемеровской области, хотя ему в свое время предлагали переехать на жительство в Германию, поскольку он был почетным гражданином Берлина. Последние годы Николай Иванович не поднимался с постели — давали о себе знать осколки немецких снарядов, оставшиеся в ногах и груди. Его единственная дочь Валентина почти еженедельно вызывала «скорую», но врачи не всесильны… В декабре 2001 года на 79-м году жизни он скончался и похоронен на местном кладбище. А в центре Тяжина еще при жизни солдата был установлен такой же памятник, как в Трептов-парке, только гораздо меньших размеров. И цветы возле него всегда есть. Живые…