Мамонтов

"Он добрый трудоголик", - охарактеризовали подчиненные Аркадия Мамонтова, пока шеф отсутствовал. Известный репортер потом пошутил: "На самом деле я стр-рашный и злой...". А личное знакомство показало: Мамонтов - большой, добрый, веселый и ну очень серьезный человек.  

Автор: Татьяна Богданова

Статья: Аркадий Мамонтов большой, добрый, веселый

Сайт: АиФ



Сажать педофилов!

- РТР только что показало ваш новый фильм о наркотиках "Обратная сторона. Чек". Зачем в очередной раз будоражить народ подобными страшилками?

- Сейчас настало такое время в нашей профессии, когда мы должны делать жесткие публицистические вещи, чтобы народ немножко отошел от МTV и вздрогнул. Я не синий чулок, но я не могу смотреть, как выходит мужик с красными волосами и поет: "Сделай мне м...т, подруга..."

Отступать дальше некуда. Каждый пятый российский подросток пробовал наркотик. Если это не остановить, Россия станет всемирным сливным бачком. Я этого не хочу! Это можно называть гражданской позицией, патриотизмом, но я так мыслю. Наш "Чек", конечно, - капля в море. Но, я уверен, общий хор вас, пишущих, и нас, снимающих, может помочь.

- Кстати, после вашего фильма о педофилах начали закрывать порносайты с участием детей.

- Эту кампанию как раз первыми начали пишущие, а мы подхватили. Общество должно реагировать на наши репортажи. Будет большой победой, если Госдума изменит закон в отношении детей, и человек будет считаться взрослым со всеми правами и обязанностями не с 14 лет, как сейчас, а с 18 или 21 года. Еще я буду рад, если внесут дополнения в Уголовный кодекс и маньякам-педофилам начнут давать не меньше 15 лет тюрьмы. Сажать их надо! Я за репрессии, если дело касается защиты человека. Сейчас вы на меня смотрите и думаете, какой я жестокий. А у нас вон пленки лежат, как подонки трехлетнюю девочку разделывают. Вы потом трое суток спать не сможете, если это увидите.

Первый репортаж

- А сами вы наркотики пробовали?

- Ни разу. Только вот грех есть, сигареты курю, очень хочу бросить. Уже четыре года не пью ни рюмки. После выпивки у меня не было чувства расслабления, давление поднималось. Зачем тогда пить? Я отдыхаю, когда читаю классику или с друзьями встречаюсь. Но вы знаете, у меня нет ощущения полного законченного дня. Журналистика - это не работа, это образ жизни.

- Вы помните свой первый репортаж?

- В 1988 году на Дорогомиловской площади мы снимали митинг молодых демократов. Он не был разрешен, приехала милиция, начала всех вязать... Я потом смонтировал сюжет полностью на синхронах, то есть без закадрового текста, а мой руководитель посмотрел и сказал: "Да, "взглядовский" сюжет". Я как будто медаль получил. "Взгляд" для меня, свежеиспеченного выпускника журфака МГУ, был тогда недостижимой высотой.

Слезы отчаяния

- Аркадий, вся страна вслушивалась в каждое ваше слово, произнесенное с "Петра Великого" сразу после гибели "Курска"...

- ...только не спрашивайте меня, почему погиб "Курск". Я этого не знаю.

- Нет, я хочу спросить другое. Вы плакали там, в Баренцевом море?

- Было немного. Когда понял, что все. Но понял я это не сразу. Ребята были уже мертвы, но надежда долго витала в воздухе. А слезы были от отчаяния, что 147 миллионов не могут спасти 118 человек. Лично для меня "Курск" стал психологически переломным моментом. Я понял, что над собственной страной нельзя издеваться. К власти пришел молодой, здоровый, умный президент, который любит свой народ. Раз он пытается что-то делать, зачем его пинать? Мне не стыдно это говорить, потому что меня и на НТВ называли "государственником". Я не говорю, что нельзя критиковать власть. Только надо делать это без издевки.

- А лично мне скучновато стало смотреть новости после ухода команды Киселева. Они становятся все слащавее, рассказывая какой замечательный у нас президент.

- Просто вы привыкли за эти годы к стирке политического белья на виду у всей страны. Причем это была не позиция каналов, а позиция олигархов. Телевидение и сейчас разное, и я не вижу никакой слащавости.