Fomenko

  Чем более матери-истории ценен неукротимый Николай Фоменко? Актерскими работами в театре и кино? Давнишним соучастием в музыкальных подвигах бит-квартета "Секрет"? Быть может, автомобильными победами? (Он - стоит заметить - выиграл в 1997 году чемпионский титул России в кольцевых командных гонках.) Похоже, положение вещей на культурном фронте таково, что означенная мать-история ценит Фому не иначе, как в ипостаси телерадиошоумена. И, само собой, зятя кавалерист-девицы Ларисы Ивановны Голубкиной.  

Автор: Мария Бессчастных
Источник информации: "Выживание по Фоменко", газета "Алфавит" No.31, 2000.

   ФОМЕНКО УМЕЕТ СТОЯТЬ на ушах. И вряд ли кто-либо в этом усомнится. Но, оказывается, сие стояние надо понимать почти буквально. Поскольку данный профессиональный термин означает, что автомобиль перевернулся и едет на собственной крыше. А так как спортивную карьеру актер и телеведущий начинал с гонок на выживание, то и поставил неофициальный личный рекорд, проскользив в гололед "на ушах" полсотни метров. Спорт занимает в жизни Фомы Неистового столь безусловное место, что спектакли "Трехгрошовой" в "Сатириконе" назначаются на период ремиссии его хронической автомобильной лихорадки. Кроме того, в паузе между заездами он способен за пару суток записать штук пятнадцать получасовых телепрограмм - квартальную норму эфира.

   Случалось, высоколобые корреспонденты серьезных изданий, подбиравшиеся к нашему герою с потаенным желанием уличить в шариковщине и поставить на место, откатывались в изумлении. И снабжали послесловия к беседам обоймами комплиментов "прототипу", не похожему на собственный телеимидж: "милейший, интеллигентнейший, тишайший, скрытный, осторожный, хорошо воспитанный, заметно талантливый, талантливый в каждом жесте человек".

   РОДОСЛОВНАЯ НИКОЛАЯ способна поразить и поклонников его, и супостатов. Фоменко, "добрый мой приятель, родился на брегах Невы". Мать артиста - балерина, отец - членкор. С дедушками тоже повезло: один - контр-адмирал, второй - музыкант оркестра Мравинского. А совсем уж ветхозаветные предки упоминаются в документах времен Иоанна Грозного.

   Фома неслыханно работоспособен и успевает одномоментно окучивать 3-4 культурные нивы: театр с кинематографом, радио с ТВ и автогонки. Как видно, возрожденческая расторопность - черта врожденная, поскольку уже в детстве Николка был многостаночником: отдавал дань скрипке, горным лыжам и театральной студии. Победило тяготение к актерству - подался в артисты. Причем ничуть не смущаясь своим тогдашним неумением выговаривать "р".

   Закончив обучение, попал в питерский Театр драмы имени Пушкина (в просторечии - Театр срама имени того же Александра Сергеича). Играл Николай, по собственному определению, мало и вяло. Разве что с энтузиазмом поучаствовал в самостоятельной постановке пьесы Олби "Что случилось в зоопарке". Спектакль "на двоих" вышел без купюр, и показать его удалось не более трех раз, а потом разразился скандал: артисты беззастенчиво "обыграли все, что касается педерастии и прочих прелестей прогресса". Вскоре Фоменко надел погоны и отбыл в Мончегорск, а позже и в Кировск, где полтора года хлебал густые армейские радости пополам с жидкими щами. Вернулся в тот же Театр Пушкина, но вскоре ушел из него окончательно. Из артистических побед питерского периода с некоторой гордостью он называет лишь Шарикова, сыгранного в Театре на Литейном.

   В итоге драматическая сцена вообще была покинута ради музыкальных утех. Бит-квартет "Секрет" стал для нашего героя чем-то вроде актерского тренинга, поскольку в практике этой группы присутствовал игровой элемент, этакий ген капустника, нечто вроде пародии на "Битлз". Ну а дальше пошло-поехало. Шоу-бизнес засосал.

   Реакция общественного мнения на Фоменковы проявления в телеэфире временами приводила в оторопь и самого, видавшего виды шоумена. Он припоминает, как после первых выпусков игры на раздевание "Империя страсти" "случилась просто буря. Даже в Думе обсуждалось. От Бориса Николаевича письма были. Я был потрясен. Нечем заняться людям. Пришло, к примеру, такое письмо. Товарищ пишет: "Я ненавижу вашу пошлость и развязность". И далее на десяти страницах описывает два месяца моего эфира!.. То есть просто оголтелый фанат. Дедушку Фрейда бы сюда".

   ОН МОГ БЫ, ПОДОБНО ЯКУБОВИЧУ, годами делать одно и то же. Но почему-то выстреливал по нескольку свеженамысленных проектов в год, закрывая предыдущие. В 99-м, например, подготовил пять. Однако все они либо были поспешно сняты с эфира, либо вовсе не дошли до него. Осталась лишь детская "Полундра". И прежде чем осенять Фоменко титулом пошляка и извращенца, стоит понаблюдать, как первейший раздолбай непрямого эфира обходится с "мелкими". Он не сюсюкает, не втирается в доверие - скорее подтрунивает и покрикивает на молодежь. А впечатление - будто ведущий и дети получают от игры одинаковое удовольствие.

   Почему-то кажется, что Фоменко в сто тридцать тысяч раз умнее, интереснее, оригинальнее своего телевизионного образа. Пожалуй, он вправе повторить вслед за Фигаро: "Я лучше, чем моя репутация". Покойный ныне Горин считал, что артист Фоменко может претендовать на роль правопреемника Миронова. Видимо, различал драматург в Николаше артистический кураж, соприродный дару своего легендарного друга. Правда, возможностью играть в пьесах самого Горина наш герой как-то не воодушевился. Побоялся предсказуемости итога. Мол, получится милый спектакль, и только... Просто уникум какой-то! Гарантированного успеха не хочет - хочет интересного процесса. С непрогнозируемым, а может, и провальным результатом. На каковой зачастую и нарывается. (Во всяком случае, "Бюро счастья", где поучаствовал по приглашению Гурченко, вызывает, как минимум, недоумение.)

   В последние года полтора Фоменко активизировался в кино, и часть фильмов уже вышла ("Небо в алмазах", "Старые клячи", "Лунный папа"). На подходе "Фараон" Овчарова, "Чек" Гиллера, "Святой и грешный" Салова. Наиболее комфортно артист чувствует себя в руках режиссера Машкова, который занял его в сатириконовской "Трехгрошовой" и в фильме "Сирота казанская". Фоменко не терпит пафоса, к жизни относится несерьезно. И потому несказанно дивится, когда, скажем, Максим Леонидов, предлагая поучаствовать в вечеринке по случаю юбилея их давнего диска, без тени иронии называет его культовым. Или изумляется, когда ребята из "ВиДа", в чьем обществе Фома хаживал "в баню с девками", собираются вместе и декларируют что-то возвышенное о судьбах родины...

   Быть может, одно из его соображений примирит с ним часть оппонентов из числа небезнадежных: "С самого рождения нас всех заставляют играть по чужим правилам. Я ведь не просил меня рожать, не записывался в очередь на этот свет. Меня выпихнули в мир и сказали: играй роль человека по имени Коля Фоменко. Вот я играю как умею. Переть впереди паровоза не собираюсь. Зачем? Ведь задавит, гад! Мне хватает запала на актерскую профессию да еще на автоспорт. Зато уж я расшибусь в лепешку, но буду лучшим. И, пожалуйста, не заставляйте меня выпекать ядерные заряды на заводе имени Куклачева или пахать нивы в колхозе имени Лигачева".