Мак-Нили

(род. 13 ноября 1954 года )   Скотта Мак-Нили раз и навсегда окрестили трудно переводимым на русский язык, но вполне понятным словом "Javaman". Он также играет в хоккей, борется с Microsoft, часто ругается и возглавляет компанию Sun Microsystems.  

Автор: Ксения Наянова
Источник информации: еженедельник ИнфоБизнес

Энергия солнца

  Sun Microsystems - один из мировых лидеров в области сетевых вычислений, а Скотт Мак-Нили широко известен своим мастерством ведения бизнеса и умением чувствовать, что сегодня является самым 'горячим' в области И-бизнеса.

  Sun Microsystems в полной мере олицетворяет собой пример истории успеха по всем правилам жизни Кремниевой Долины. Всего за 18 лет компания стала ведущим мировым поставщиком решений для сетевых вычислений, при этом годовой оборот составляет 14 млрд. долларов. Взяв в свои руки руководство Sun в 1982 году, Мак-Нили сразу запрограммировал ее на постоянный рост и увеличение прибыли. Проницательность и интуиция сделали Мак-Нили одним из самых влиятельных и высоко оцениваемых лидеров многогранной, изменчивой и быстро развивающейся ИТ-индустрии. На протяжении всей своей карьеры Скотт Мак-Нили делал акцент на поддержании и улучшении репутации Sun как неутомимого новатора и сильного конкурента. Идеи Мак-Нили относительно вычислений часто предвосхищают тенденции индустрии.

Приключения Скотта Мак-Нили в борьбе за спасение Всемирной паутины от 'империи зла'

  Звучит как пересказ сюжета для комиксов, однако на кону - миллиарды долларов, а возможно, и будущее бизнеса. Для ведения 'боевых действий' Мак-Нили вооружен 'горячей' технологией - Java и пользуется поддержкой армии компьютерных тяжеловесов, в числе которых IBM, Oracle, Netscape и Apple. Каждый из них в определенной степени разделяет страх и неприязнь Мак-Нили в адрес Microsoft и Intel. Они возлагают на Java, который считают общепринятым языком, следующую миссию: сделать Windows менее значимой или хотя бы не такой всемогущей. Язык Java, эта лингва франка, должен позволить всем компьютерным устройствам - не только Wintel - обмениваться программами и общаться через сеть.

  Надо сказать, что каждое упоминание Гейтса и его компании Скоттом Мак-Нили является прекрасной демонстрацией любви Скотта к грубости. Так, на одном из публичных выступлений в прошлом году Мак-Нили назвал главу Microsoft и Стива Баллмера 'Баллмером и Баттхедом' (по аналогии с Бивисом и Баттхедом - героями дурацкого мультсериала на МТВ). Билл Радучел, руководитель информационной службы Sun и наставник Скотта со времен обучения в колледже, так комментирует привычку Скотта сквернословить: 'Иногда меня коробит от того, что он говорит. Но теперь он оказался заложником своего же поведения: если Скотт выступает с относительно сдержанным заявлением, от него ожидают более бурного продолжения'.

  И все же Мак-Нили заслужил известность благодаря реальным достижениям. Под его руководством Sun заработала больше, чем какая-либо другая компания в области сетевого бизнеса. За все время своего управления Sun Мак-Нили создал эффективный источник энергии, который нарушил покой таких соперников, как IBM, Hewlett-Packard и Digital Equipment. Вопреки предсказаниям пессимистов, Sun легко обошла мощную колесницу платформы Wintel.

  Журнал Fortune в одной из статей о Скотте Мак-Нили написал, что это 'сложный, умный и агрессивно амбициозный человек с трехмерным характером, стремящийся стать столь же влиятельным лидером индустрии, как и короли Wintel'.

  В рассказах самого Скотта Мак-Нили о его отношении к работе самым популярным является следующее признание: 'Я люблю завод. В нем заключена вся суть бизнеса: производство чего-либо. Главное не деятельность на Уолл-стрите, не процесс консультирования, не юридические вопросы, не дорогостоящая реклама. Надо что-то производить'.

  Людей, как правило, гораздо больше интересует не то, как устроены компьютеры, а люди, их создавшие. В основе успеха Мак-Нили как управляющего лежит его воспитание и страсть настоящего производственника к завершенному процессу создания продукта и его выпуска. Вот что говорит о Скотте Мак-Нили бывший сотрудник Sun, а ныне управляющий директор Novell Эрик Шмидт: 'Скотт - не интеллектуал. Он движитель, который понимает, что иногда гораздо важнее хорошо выполнять работу, чем впервые определить голую стратегию'. Шмидт признается, что и сам старается копировать многие методы Мак-Нили.

Гольф, пиво и математические способности

  Понимание того, как правильно следует вести дела, пришло к Мак-Нили достаточно рано. Мак-Нили родился 13 ноября 1954 года в городе Колумбусе (штат Индиана). Вырос Скотт в богатом пригороде Детройта (штат Мичиган), где его отец занимал должность вице-председателя корпорации American Motors. В детском возрасте Скотт все выходные посвящал исследованию недр завода своего отца, а также по ночам тщательно осматривал его портфель, внимательно прочитывая кипы деловых бумаг.

  Как и Билл Гейтс, Мак-Нили получил лучшее частное образование, какое только можно получить за деньги. Когда Мак-Нили-старший перешел на должность руководителя высшего звена, и его офис оказался в здании штаб-квартиры American Motors в Детройте, вся семья переехала в живописное местечко Блумфилд Хиллз в Мичигане. Скотт учился в элитной школе. Он активно увлекался спортом, а учебе уделял ровно столько внимания, чтобы только не быть двоечником. И лишь в средней школе, получив за контрольную работу по математике отличную оценку, Мак-Нили вдруг подумал, что, возможно, у него есть способности к учебе. Его отметки стали гораздо лучше, и Скотт спокойно смог поступить в Гарвард - альма-матер его отца.

  В 1972 году Мак-Нили прибыл в Гарвард. В то время Скотту казалось, что он хочет стать врачом, и он записался на подготовительные медицинские курсы. Биллу Радучелу, учителю Скотта по экономике, достаточно быстро удалось убедить новоиспеченного студента переключить внимание на экономику. (Мак-Нили частично пересекся с Гейтсом, который поступил в Гарвард на год позже, а 'закончил' университет в 1975 году. Ни один из них не помнит, чтобы они встречались в вузе.) В университете Мак-Нили написал слишком смелый для его возраста свободолюбивый тезис о неудавшемся вмешательстве правительства Соединенных Штатов в производство автобусов в 1950-е годы. Но все же учеба была для Мак-Нили не самым важным. Он говорит, что любил пить пиво и играть в гольф, и даже был капитаном университетской команды.

  Из Гарварда Мак-Нили вышел с дипломом экономиста и с намерением пойти по стопам отца и сделать карьеру, работая на производстве. Его мечтой было обзавестись механической мастерской со штатом сотрудников примерно 100 человек, которую со временем передать детям.

К станку! - чтобы потом в начальники

  Итак, Мак-Нили отправился искать свое рабочее счастье. Он стал мастером на заводе Rockwell International, где производились корпуса мотоблоков. Таким было начало стремительной двухлетней карьеры в области управления производством. Мак-Нили и повидал забастовки, и побывал в шкуре инженера, и поездил по регионам в качестве торгового представителя. В свободное время Скотт разработал линейку пластиковых багажников для мотоциклов. Этот продукт позволил вновь наладить работу законсервированного завода Rockwell.

  В это же время Мак-Нили дважды подавал документы в Стэнфордскую школу бизнеса, но получал отказ. И лишь на третий раз, когда комиссия оценила его достижения в труде, он поступил в Стэнфорд - в 1978 году. Революция, связанная с производством микропроцессоров, еще только начиналась, и в то время как многие одноклассники стремились воспользоваться шансом начать этот 'бизнес цифрового века', единственной мечтой Мак-Нили было возвращение на завод. Закончив обучение в Стэнфорде, Скотт оказался в качестве стажера в корпорации FMC. Корпорация откомандировала его на завод военной техники в Кремниевой Долине.

  Тем временем Apple Computer и другие молодые компании начали выпускать первые ПК. Уже известный нам преподаватель из Гарварда Радучел, проявив большую, чем его бывший студент, чуткость, переехал в Калифорнию и занялся совместным бизнесом с начинающей компанией по производству рабочих станций - Onyx. В 1981 году у Onyx появились проблемы со своевременным выпуском продукции и ее качеством; компании был нужен менеджер по производственным вопросам. Радучел обратился за помощью к Мак-Нили. Вспоминая об этой ситуации, Мак-Нили признается, что не имел ни малейшего представления о компьютерах, но понимал, что на самом деле процесс их производства не так уж сложен.

  Едва Мак-Нили разобрался с делами Onyx, ему позвонил бывший однокурсник Винод Холса. Последний с несколькими приятелями из Стэнфорда решил открыть компьютерную компанию и попросили Мак-Нили познакомить их с венчурным капиталистом, занимавшим в Onyx должность исполнительного директора. Составленный молодыми людьми бизнес-план был рассчитан на серийное производство рабочей станции, которая была построена талантливым инженером-электриком Энди Бектольшеймом для компьютерной сети Стэнфорда. Свою коробку создатели назвали SUN, поскольку это была рабочая станция для Stanford University Network - сети Стэнфордского университета. Привлеченный инвестор был заинтригован, и через месяц появилась Sun Microsystems.

Из кресла руководителя - в цех...

  Поначалу Мак-Нили занимал пост вице-президента, занимался производственными и административными вопросами и вряд ли мог рассчитывать в ближайшее время на должность исполнительного директора. Компьютеры не были его стихией, и Скотт вечерами посещал курсы, на которых изучал основы электроники. Когда же Холса покинул компанию и стал венчурным капиталистом, правление с явной неохотой предоставило пост руководителя Скотту Мак-Нили.

  Избрав Мак-Нили, директора сделали очень мудрый шаг. Как и многие начинающие фирмы, Sun стала буквально захлебываться успехом. В 1986 году компания стала публичной, а к 1988 году ее годовой оборот вырос до 1 млрд. долларов. Однако ассортимент выпускаемой продукции увеличивался так быстро, что появились проблемы с поточным производством. Затем миниЭВМ, использовавшаяся для управления продукцией, перестала справляться с потоком, а заменившая ее машина от IBM, установленная на скорую руку, работала не на должном уровне. Заводы были близки к остановке. Sun впервые объявила о квартальных потерях.

  После поломки ЭВМ Мак-Нили понял, что ему не удастся решить проблему, сидя в кресле начальника. Он переместил свой офис на один из этажей самого крупного завода Sun и занялся восстановлением производства.

  Именно такого шага следовало ожидать от человека, который с детства считал своим вторым домом цеха завода. И теперь на производстве Скотт проявил мастерство, которого от него никто не ожидал. Он безжалостно сократил линейку продуктов, сконцентрировав внимание Sun на рабочих станциях, построенных на основе собственного высокопроизводительного процессора Sparc. Мак-Нили понимал, что в хорошо управляемой компании масштаба Sun руководитель не должен заниматься улаживанием проблем в цехах, и тогда он решил провести реорганизацию своей фирмы. Он возложил ответственность за прибыль и за потери на структуры, каждая из которых контролировала жизненный цикл определенного изделия. Новая система не позволяла управляющим расслабляться и вскоре принесла свои плоды: к 1992 году годовой оборот Sun превысил 3 миллиарда долларов.

Итак, что мы видим

  В возрасте 27 лет Мак-Нили стоял у истоков Sun Microsystems и с тех пор добровольно взял на себя роль борца за свободный мир компьютерного бизнеса. Начиная с 1995 года его энергичная деятельность по продвижению языка программирования Java стала настоящей угрозой единовластному царствованию Windows и Intel. И до сих пор при каждом удобном случае Скотт Мак-Нили продолжает достаточно резко высказываться в адрес Microsoft и Билла Гейтса.

  'В мире без преград - кому нужен Гейтс?' - таково одно из более или менее мягких дословных замечаний в адрес хозяина Microsoft. Sun всегда была защитником ПО с открытым исходным текстом перед патентованными системами. Компания даже пыталась установить промышленные стандарты, разрешив в 1987 году клонирование микропроцессора Sparс и операционной системы UNIX от AT&T. Эта попытка оказалась неудачной из-за того, что IBM и Hewlett-Packard создали собственные высокопроизводительные процессоры для серверов. Было время, когда Sun считалась игроком второй лиги, а сегодня - это одна из лучших компаний, вносящих вклад в развитие Интернета. Прибыль компании резко растет благодаря увеличению объема продаж серверов для Интернета и корпоративных сетей.

  В 1999 году объем продаж Sun составил 13 млрд. долларов. За последние два года стоимость акций компании увеличилась в девять раз, и капитализация достигла отметки в 170 млрд. долларов.

  Под управлением Мак-Нили Sun в последнее время расширила свой бизнес от вeб-серверов до продуктов хранения и ПО для И-бизнеса. В июле 2000 года Sun (совместно с America Online) представила вниманию пользователей iPlanet - программу для электронной торговли.

  Согласно рейтингам журнала Fortune, под руководством Мак-Нили Sun стала одной из самых быстрорастущих компаний. BusinessWeek написала, что Мак-Нили возглавляет 'самую эффективную' компанию в промышленности и продемонстрировал всем, кто сомневался в его силах, что 'может руководить многомиллиардной компанией, превращая Sun в образец для всей индустрии, включая IBM'.

  Острый язык и агрессивный подход к делу Мак-Нили уравновешиваются эффективными методами управления. При этом Мак-Нили считает важным поддерживать здоровые отношения между сотрудниками и комфортный психологический климат. Например, для расслабления служащие время от времени берут в руки водяные пистолеты, и в офисе начинается настоящая перестрелка. А уж что творится в помещениях фирмы 1 апреля! Был случай, когда сотрудники переделали офис Мак-Нили в лунку для игры в гольф, покрытую настоящей травой и наполненную водой.

  Скотт Мак-Нили говорит: 'я люблю мериться силами: по правилам, честно и справедливо. Чтобы быть с противником на равных. Я избран руководителем не для того, чтобы получать удовольствие от ведения борьбы с конкурентами. Я получаю зарплату за то, что возвращаю деньги своих акционеров, следуя правилам бизнеса, торговли, этики, морали, закона. За это мне платят, и этим я люблю заниматься'.

В своей тарелке

  Мак-Нили ведет бизнес точно так же, как играет в хоккей. И хотя за пределами катка он не так быстр, у него прекрасно получаются проходы вдоль борта и точные удары. Ему удается останавливать людей, которые пытаются выйти на лед, а также обводить соперников и проскакивать в любые щели.

  Мак-Нили, хоккеист-любитель, остерегается вмешательства в решение спорных вопросов в компьютерном мире в той же мере, в какой на хоккейном льду избегает задержек при прорыве через цепь защитников. Твердостью воли, готовностью решать трудные вопросы Мак-Нили заслужил в промышленных кругах уважение и восхищение. Свидетельствуя перед конгрессом или выступая в пользу антимонопольных процессов правительства Соединенных Штатов, Мак-Нили всегда борется за право выбора. Он любит говорить, что 'без выбора нет конкуренции, без конкуренции нет движения вперед, а когда нет новаторства - мало что вообще остается для дальнейшей работы'.

  Скрестите спортсмена-любителя с дипломом бакалавра и 'фабричную крысу' (так Мак-Нили назвал однажды журнал Fortune - за его пристрастие к работе на заводе) и что вы получите? Отнюдь не типичного визионера из мира высоких технологий. Это экстравагантное сочетание и есть Скотт Мак-Нили: честный игрок, который досконально знает свой бизнес, не позволяет себе отставать и может постоять за себя.

Война с Microsoft

  В любой другой индустрии устроенного Sun в 1990 и 1991 годах переворота было бы достаточно для того, чтобы вывести компанию из трудного положения и позволить ей вступить в борьбу за лидерство. Для Мак-Нили стало очевидным, что основной соперник Sun - Билл Гейтс. Гейтс вовсю рекламировал Windows NT, которая могла бы заменить существенную долю Unix. NT еще даже не существовало, а Билл Гейтс уже был настолько популярен, что мог вовсю эксплуатировать средства массовой информации. Теперь Скотт взялся за Microsoft: смеялся над продуктами компании, называя их слишком сложными и ненадежными. Он даже выдвинул лозунг: 'Сеть - это компьютер' с целью уменьшить очевидную важность ПК, но лишь ввел этим всех в заблуждение. Такой же была реакция, когда Мак-Нили назвал свою собаку Сетью и сделал ее талисманом компании.

  Бывали случаи, когда Мак-Нили поступал просто некрасиво. В 1995 году, после нашумевшего запуска Windows 95 он тайком помогал субсидировать усилия клики компаний из Кремниевой Долины подтолкнуть правительство к возбуждению антимонопольного разбирательства против Microsoft. Все его усилия оказались практически бесплодными. По иронии судьбы, именно в 1995 году Sun была названа одной из 100 самых хорошо управляемых компаний Америки.

  Мак-Нили вовсе не претендует на то, чтобы считаться интеллектуалом или визионером. Он не может вспомнить, когда в последний раз читал книгу, тем более какой-нибудь роман, и любит посмеяться над высокопарными идеями о том, что могут сделать для человечества компьютеры. Мак-Нили не будет разрабатывать оригинальные стратегии, которые заставят всех остальных бросить свои дела и сосредоточиться на его творениях. Он вообще говорит, что все самые интересные разработанные им стратегии на самом деле заимствованы из других, более 'приземленных' индустрий.

  Сетевая модель 'клиент-сервер' сослужила Sun хорошую службу в начале 1990-х, когда корпорации начали серьезно относиться к созданию ЛВС и банков данных. Подъем Интернета после 1994 года сделал бизнес Sun супервостребованным, так как из ее компьютеров получались идеальные веб-серверы.

  Но ни это, ни что другое не могло предупредить скорое поглощение неумолимой империей Wintel бизнеса Sun, связанного с производством серверов. Чтобы пережить десятилетие, Мак-Нили нужен был более радикальный стратегический ход, способный изменить восприятие людьми компьютеров.

  Решение было найдено практически под носом. Оказывается, с 1990 года группа программистов работала над новым типом языка программирования под кодовым названием 'Дуб', который бы позволил всем типам компьютерных устройств работать с простыми программами, переданными им по сети.

  Но только через 5 лет, в мае 1995 года, Мак-Нили публично представил всем Java. Концепция была настолько новой и необычной, что никто в компьютерной и деловой прессе не знал, что о ней писать.

  Для демонстрации Java Скотт Мак-Нили направил гонцов в молодую Netscape. В Netscape концепция Java понравилась, и компания купила лицензию. К осени того же 1995 года миллионы копий Java загружались на компьютеры во всем мире одновременно с загрузкой Navigator.

  Неизбежно возникло одно 'но': большинство компьютеров представляли собой Wintel РС. Гарантировать вездесущность Java могло только ее присутствие на всех этих машинах. Добиться этого можно было двумя путями: включить Java-машину в браузер - например, Navigator, или убедить Microsoft встроить транслятор прямо в ОС Windows - что было удобнее.

  Но как этого добиться? Скотт Мак-Нили абсолютно не волновался на этот счет. Ведь вступив в декабре 1995 года на рынок браузеров, где первенство принадлежало Netscape, ради успешной работы Microsoft была обречена использовать все дополнения Navigator. Java стала ключевым из них, и Microsoft была вынуждена приобрести патент на ее использование. Сумма, заплаченная за лицензию, не разглашается.